04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОКА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО "ОРКЕСТРА" НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ

Васильева Елизавета
Статья «ПОКА ЭНЕРГЕТИЧЕСКОГО "ОРКЕСТРА" НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ»
из номера 124 за 19 Июля 2002г.
Опубликовано 01:01 19 Июля 2002г.
В Москве прошло заседание рабочей группы Государственного совета, созданной для разработки предложений по исправлению критической ситуации в угольной промышленности страны. Обсуждался проект доклада высшему руководству - "Основы государственной политики развития угольной отрасли и повышения конкурентоспособности ее продукции на внутреннем и внешнем рынках". С просьбой прокомментировать итоги заседания мы обратились к руководителю группы губернатору Кемеровской области Аману ТУЛЕЕВУ.

- Если возникла необходимость столь серьезного шага, как выход на Госсовет, значит, в угольной промышленности есть серьезные проблемы? Разве реструктуризация отрасли не дала ожидаемых результатов?
- Угольная отрасль первой прошла все этапы рыночного реформирования. Для чего затевалась реструктуризация? Разумеется, надеялись, что отрасль станет рентабельной, высокоэффективной. Чтобы горняки получили достойные и безопасные условия труда, старые шахты должны были закрыться. А чтобы у горняков была высокая заработная плата, количество работающих соответственно должно было стать меньше. Предполагалось решить целый ряд социальных проблем. Я имею в виду ветхое жилье, переселение шахтерских семей из поселков Крайнего Севера и т.д. Вот такие были цели... Достигли ли мы того, что хотели? В прошлом году мы впервые, учитывая также и советское время, вышли на рентабельный уровень работ. Не было такого раньше. Отрасль стала практически бездотационной. Поднялась производительность труда, плюс добыча угля выросла...
- Значит, все хорошо?
- Увы, после подъема начался спад. Мы вновь оказались на уровне, который был до реструктуризации. Зарплата шахтеров - где-то на шестом-седьмом месте среди промышленных рабочих. Снова растет травматизм. Снова гибнут люди. Практически на один миллион тонн угля гибнет один шахтер - это слишком большие потери. Что касается жилья, то к ветхим баракам, большинство которых так и не снесли, добавилась новая проблема - наступил критический срок износа панельных "хрущовок". Теперь уже и их нужно сносить. То есть положение еще более усугубилось. Так что, выходит, задачи реструктуризации отрасли оказались невыполненными.
- Каков же выход?
- В феврале я доложил ситуацию президенту, внес предложения. Президент дал "добро", и теперь вот действует рабочая группа. В нее вошли практики и ученые, директора и губернаторы. На последнем заседании мы обсудили и приняли к дальнейшей проработке проект доклада президенту. Это будет весьма серьезный документ.
В рабочую группу поступили аналитические справки с предложениями из 60 регионов России. Естественно, предложения чаще всего касаются конкретных регионов. Допустим, Ростов толкует свое: вот здесь, дескать, плохо, тут нужно сносить бараки, там - людей сокращать. Тула свою линию гнет, Воркута - свою и т.д. Рабочей же группе необходимо подняться выше интересов отдельных регионов и выработать единую угольную стратегию.
Это будет комплекс первоочередных мер, которые стабилизируют работу угольной отрасли в целом. Много их не нужно. Мы намерены предложить именно столбовые решения. И обязательно с механизмом реализации. Можно это сделать? Нужно. Хотя и трудно...
- Почему?
- Потому что до сих пор нет единой энергетической стратегии Российской Федерации. Именно в ней должна быть определена роль угля. Электроэнергия более чем на 60 процентов вырабатывается на газе. В то время как в мире предпочитают угольное топливо. Например, в Китае при выработке электроэнергии используется почти 80 процентов, в США - около 56 процентов, а в России -только 26 процентов угля. Так что же, у нас так и останется 26 процентов? Тогда - это не политика развития. А если доведем этот процент, допустим, до 80, то к какому году? И хватит ли для этого угля? Может быть, необходимы дополнительные меры? Может, нужно строить новые шахты, разрезы? И, разумеется, нужно знать, какие марки углей предпочтительнее...
Правительство должно четко определиться: какова роль угля в топливно-энергетическом балансе страны, как будет выглядеть процент его использования по годам. Тогда из этого можно исходить.
Очень важны ценовые пропорции. У нас все время будет газ дешевле угля или все-таки наоборот, как во всем мире? Нечего возмущаться, что Чубайс газ предпочитает. Я бы то же на его месте делал - прибыльно с финансовой точки зрения. В мире же газ дороже угля чуть ли не в два раза. И соответственно уголь идет. А у нас до каких пор так будет? Вот все эти вопросы и должны быть отражены в энергетической стратегии. Без этого нашей рабочей группе четкий документ выработать чрезвычайно сложно. В этом вот и трудность...
- В Министерстве промышленности, науки и технологий разработана серия отраслевых программ. И они были приняты правительством. Почему угольная отрасль не пошла по такому пути?
- Тут немало причин. К примеру, составная часть нашего доклада по развитию угольной отрасли - это минерально-сырьевая база, недропользование, другими словами. У нас в стране вопросами минерально-сырьевой базы угольной отрасли занимаются девять министерств. И каждое гнет свою линию, и у каждого - цифры разные. Это же настоящая головная боль: попробуй договорись со всеми ведомствами. Один кусочек, один фрагмент - одно министерство обсчитает, другой - другое. В результате "оркестра" не получается. Все-таки нужен единый, ответственный орган управления.
- Если Россия и в самом деле вступит в ВТО, - как это отразится на угольной отрасли?
- Думаю, благоприятно. И вот почему. В мире предъявляются определенные требования к углю. Серность, зольность - по этим экологическим качествам, по теплотворности наш уголь значительно выше, к примеру, польского, выше австралийского, новозеландского и т.д. И он будет востребован. У одной Германии ниша свободна где-то на 18 миллионов тонн угля.
- Хотя характеристики угля в нашу пользу, а после перевозки в Европу не станет ли он "золотым"?
- Это очень серьезная проблема. И ее надо решать совместно. Рабочая группа выйдет с соответствующими предложениями в правительство и обратится к президенту. Вот, допустим, возникла такая ситуация - зима выдалась теплая, уголь остался невостребованным. Что делать? Выход один - "выбросить" его на экспорт. Но для этого нужно решить несколько задач. Во-первых, самим угольщикам нужно снижать себестоимость и повышать качество добываемого угля, а государству сделать железнодорожные тарифы такими, чтобы они не превышали себестоимость одной тонны угля. Вот тогда действительно будет хорошая конкуренция.
- Но ведь вопрос об унификации железнодорожных тарифов уже решен?
- Это так. Но на сегодняшний день тарифы чрезмерны. Вот, допустим, нужно с юга Кузбасса довезти уголь до порта в Мурманске, четыре тысячи километров. А тариф на перевозку тонны угля выше, чем цена этой тонны. Ну не абсурд ли?! Не должно быть такого. Ну ладно, не будет уголь везтись, а как будет работать железная дорога? Если не будет она возить уголь, не будет возить руду - откуда у нее возьмутся средства? Чем тогда будет вообще заниматься она? Я считаю, чем ниже тариф, тем больше объем перевозимых грузов, тем больше денег у железнодорожников, тем больше поступлений в федеральную казну. Вот мы и хотим в нашем докладе разложить своего рода пасьянс, чтобы показать всю абсурдность нынешней ситуации.
- Какие сроки установлены для подготовки документа?
- В принципе к 10 августа все должно быть готово. Но уже 29 июля на следующем заседании рабочей группы будут предложены конкретные меры с механизмом их реализации.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников