04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕЙЗАЖ ПОСЛЕ БИТВЫ

Евсеев Борис
Опубликовано 01:01 19 Июля 2002г.
В этой книге он рассказал о Солженицыне много мелкого и случайного, попытался его унизить и сделать смешным, при этом ссылаясь на своих читателей, которые якобы такого поношения и осмеяния неотступно требовали.

"Ну и что такого? - спросят меня. - Эка невидаль! Каких только книг у нас не писали, на кого только не лили помои современные гуманитарии!"
Особенное, однако, есть. И заключается оно в том, что писатель Войнович в своей книге "Портрет на фоне мифа" (издательство "ЭКСМО") не просто дал волю чувствам, а пытался "идейно" и как-то почти по-коммунистически сурово сколупнуть Солженицына и с его исторического, и с его писательского места. Ну а кроме того, попытался сконструировать, а затем и навязать нам новый самодельный миф. Миф о том, что такого прозаика, как Александр Солженицын, можно считать, уже и не существует.
Карфаген должен быть разрушен. Солженицын должен быть развенчан. Эта мысль лейтмотивом проходит через всю книгу. Навязчивая идея? Бред? Не скажите. Все выстроено куда как логично. Оказывается, еще в СССР Солженицын проявлял замашки "дельца" и авторитария, юлил и раскидывал "чернуху". А еще ездил на машине Твардовского туда, куда Войновича гоняли пешком!.. Далее, по Войновичу, происходит стремительное нарастание внутреннего и внешнего солженицынского "авторитаризма". Авторитаризм рос, рос и вдруг глядь, образовался на его месте "вермонтский обком"! (Для несведущих: Вермонт - штат в США, где во время вынужденной эмиграции жил А. Солженицын). Ну а потом пошли дела похлеще! Солженицын бросил все, чем до той поры занимался, и занялся почти исключительно запрещением и "задвиганием" в тень книг Войновича. Он неустанно ставил нашему герою палки в колеса, "звездил" в лоб и других невинных, но дружественных нашему ниспровергателю барашков, дошел даже то того, что отсуживать гонорар у издательства г. Войновичу не рекомендовал. А по вечерам, - видимо, после окончания совещаний в "вермонтском обкоме" - слушал вой койотов (ну не живодер ли?).
Картина, ничего не скажешь, мрачненькая. Прямо не Солженицын, а какой-то сиракузский тиран в изгнании.
Но тут, конечно, вступает в ум вопрос: а зачем создание таких вот мрачно запредельных, в духе постмодерна, картинок писателю Войновичу понадобилось? Может, здесь и всего-то - заказик? А? Неосознанный, слаборазличимый, но все ж-таки и вполне уловимый?
Видно, не без этого. Только кто же это - скрываемый под изящным псевдонимом "мой читатель" - Войновича под локоток толкает? Кто заказывает? И зачем?
А вот зачем. Им (толкающим) Александр Солженицын перестал нравиться. Как-то не оправдал доверия. Вместо того чтобы после раздера СССР вдарить как след уже собственно по цели, по России, - стал об ней печься. Стал ее особый путь выстраивать. Стал думать, как жизнь в России улучшить. А чего улучшать? Придут посланцы цивилизации - и расчистят! Ведь, по словам Войновича: "... режимы, которые свою безопасность ставят выше прав человека, для собственного народа опасней иностранных захватчиков".
Вот она, писательская жизнь. Вот она, стилистико-лексическая борьба! Сначала зависть к собрату-классику, а потом, р-раз - и страну под топор! "Ради красного словца не пожалеет и отца" - это как раз про Войновича...
Что тут скажешь? Можно и нужно воевать и с теми, кто попирает права людей, и с литературными лжеавторитетами. Однако всамделишных, бегающих табунами попирателей и лжеавторитетов г. Войнович отчего-то в упор не видит. Ему подавай классика! Живьем! Ему подавай торжественную колесницу, которая любую писанину вывезет. Видно, именно на запятках солженицынской колесницы г. Войнович и замыслил въехать в историю (тем паче что о нем самом совсем забывать стали). Только въедет ли? Ведь и несмышленышу ясно: продиктована его книга перво-наперво обидой: Солженицыну все, а мне шиш с маслом?! Продиктована она еще и злобой: никогда не прощу того, что написал обо мне этот литературный сатрап! Продиктована к тому ж и тайной тоской: что бы ни делал этот авторитарный "лжепророк", даже ошибки его какими-то крупными выходят. А уж "неошибки" - тут язык немеет! Пророк...
Вот и вырастает после прочтения книги перед смущенным умом читателя не "Портрет на фоне мифа", а "Пейзаж после битвы". И лежит на поле этой битвы выдуманный Войновичем и им же поверженный картонный Солженицын. А рядом, на белом коне, гарцует рыцарь Войнович.
Однако, глядя на эту картину, вспоминается не "эпохальный" текст г. Войновича, а то, что когда-то об авторе "Москвы 2042" написал сам Александр Солженицын: "Какая пошлость фантазии, какая мелкость души...".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников