06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АНДИЖАН В АНГЛИЙСКОМ ЗЕРКАЛЕ

Нурали Латыпов
Опубликовано 01:01 19 Июля 2005г.
Вообразите себе картину. Лондон. 7 июля. Спасатели убирают тела после взрывов. Врачи оперируют раненых. Полиция лишь начала собирать улики. И тут по новостным каналам звучит выступление президента Узбекистана, который говорит, что немалая вина за случившееся лежит на властях Великобритании. А значит, надо создать международную комиссию - пусть она расследует все происшедшее и укажет правительству и лично Тони Блэру, что именно им надлежит изменить в своей политике.

Вы скажете: такое заявление - бред. Между тем это всего лишь зеркальное переложение заявления британского МИД, сделанного по горячим следам андижанского мятежа в ночь на 13 мая.
Наверное, в действиях узбекских властей, действительно можно найти ошибки. Но разве сами британские власти безгрешны? Например, многие полагали, что отсутствие террористических актов на британской территории вызвано негласным договором с экстремистскими группировками (в первую очередь исламистского толка). Поэтому, мол, и скопились на туманном Альбионе толпы теоретиков и практиков террора.
Если такой договор и впрямь существовал, взрывы его перечеркнули. Это можно было предсказать заранее. Политические преступники не соблюдают обещаний. Да и больно уж разнообразны - точнее, "разнобезобразны" - экстремисты и слишком велики амбиции каждого из них, чтобы можно было полагаться на их слова.
Впрочем, подлинные причины лондонских взрывов рано или поздно установит расследование. Скотленд-Ярд даже в рассказах о Шерлоке Холмсе выглядел далеко не самой глупой в мире полицией. А уж в реальности в его выводах вряд ли усомнятся даже самые пристрастные оппоненты нынешней британской власти.
Но ведь и в Андижане идет следствие. Конечно, узбекские криминалисты не снискали себе столь блистательных лавров, какими наделили свою полицию Артур Конан Дойл и Агата Кристи. Но можно не сомневаться: событиями, опаснейшими за всю новейшую историю Узбекистана, занимаются лучшие специалисты страны.
Более того, власти уже заявили, что все материалы расследования - за неизбежным исключением государственных секретов, раскрытие которых поставило бы под угрозу всю систему безопасности страны, - будут максимально доступны общественности. Значит, независимые эксперты со всего мира смогут перепроверить - и при необходимости уточнить - выводы узбекских следователей.
А вот независимого ведения иностранного следствия на своей территории Узбекистан действительно не позволил. Как не позволяет его ни одно суверенное государство. Это общемировая норма.
Казалось бы, почему не дать возможность иностранцам провести свое расследование? В конце концов, любой иностранец, приехав в страну, может без помех расспрашивать кого угодно и о чем угодно.
Но между расспросами и следствием есть принципиальная разница. Лишь следователь наделен правом не только спрашивать, но и наказывать за уклонение от ответа, не говоря уже о лжи. Дать иностранцам право вести следствие - значит отдать своих граждан под чужое принуждение. Принуждение во многом слепое - иностранные следователи знакомы далеко не со всеми местными особенностями. Принуждение, не пресекаемое судом, - следователи, как и любые иностранцы, местному суду почти неподвластны. Таким образом, отказ в международном расследовании защищает не власти, а рядовых граждан.
Впрочем, в андижанских событиях многое было ясно еще до начала любого расследования. Слишком уж очевидны действия вооруженных мятежников. Первыми их шагами стали массовые убийства. Причем убийства сотрудников правоохранительных органов - а это во всем мире признано одним из тягчайших видов насилия и карается с особой строгостью. Да и захват мест лишения свободы, чтобы выпустить на волю кого бы то ни было, рассматривается как покушение на основы общественного порядка.
Так что в скоропостижном британском заявлении осуждены не просто законные действия суверенного государства. Британским политикам, получается, не понравилось пресечение очевидного вооруженного мятежа.
Последствия этого мятежа тоже легко можно было предсказать сразу. Ведь всего пару месяцев назад в соседней республике власть расслабилась и не остановила бунт в Оше. И через считанные дни уже на улицах киргизской столицы разразились массовые погромы, грабежи, захват государственных учреждений, расхищение и уничтожение важных документов...
Вспомним ферганские события 1989 года. И грозный КГБ был еще жив, и внутренние войска МВД в считанные дни стянули из нескольких - тогда еще союзных - республик. И все равно погромщики успели пролить немало крови.
Места мятежей в Узбекистане (Фергана в 1989-м, Андижан в 2005-м) и Киргизии (Ош в 1990-м и 2005-м) неслучайны. Ферганская долина - один из плодороднейших уголков Средней Азии - с древнейших времен населена представителями всех окрестных народов. А нынешние границы между Киргизией, Таджикистаном, Узбекистаном в этой долине проложены так, словно некий безумный геометр не пожелал оставить ни одного квадратного метра без пограничного столба. Не удивительно, что оттуда постоянно исходят импульсы сепаратизма. Существует даже план создания в долине исламского халифата Фано.
Мятеж в Андижане развивался по знакомым ферганским и ошским шаблонам. Более того, Узбекистан уже пережил волну взрывов. В марте 2004-го в самых людных местах Ташкента и Бухары, у правительственных учреждений взрывались заминированные автомобили. Так что не одному президенту Каримову, а всем гражданам страны было понятно: организаторы мятежа уже успели почувствовать вкус крови, и теперь не остановятся ни перед чем. Значит, останавливать их надо силой.
Действия в разгар бурных событий не бывают безупречны. Наверное, и следствие в Лондоне выявит немало проколов. Уж если впускаешь на свою территорию бунтовщиков и террористов со всего света - следи за ними так, чтобы знать все их планы задолго до попыток реализации их преступниками.
Великобритания, находясь под постоянным давлением сепаратистов из ИРА, накопила немалый опыт сосуществования с опасностью. Узбекистан такого опыта не имеет. Он обрел независимость лишь в 1991-м - при развале великой страны, когда все структуры государства (в том числе и систему безопасности) пришлось создавать заново.
Возможно, Великобритания глядела свысока на новичков, борющихся за выживание - политическое и физическое. Потому и отказала им фактически в праве на жесткое противостояние. Но забыла, что у нее есть собственные враги, и они опытнее сепаратистов Ферганской долины...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников