04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

АННА ПРОХОРОВА: Я - МОНАРХИСТ

Бирюлин Александр
Опубликовано 01:01 19 Июля 2007г.
Недавно в Кремле президент вручил награды тележурналистам. Среди них выделялась молодая и энергичная ведущая воскресной программы "В центре событий" Анна Прохорова. Одна из немногих сегодня ярких женщин-телеведущих. И, как выяснилось в личной беседе, весьма нетепичных персонажей современного телемира.

ДОСЬЕ
Родилась 13 июля 1973 года в Москве. Окончила романо-германское отделение филфака МГУ. В 1991 году пришла работать на Первый канал. Совмещала работу корреспондента с ведением программы. Позже - ведущая, комментатор, автор рубрики "Пять минут с властью". Сотрудничала с "Итогами", "Временами", "Воскресеньем". С 2000 года - на ТВ Центре.
Самая грамотная ведущая ТВ по итогам голосования на сайте "Грамота.ру".
Замужем. Увлечения: собаки, книги, рыбалка, кулинария, путешествия, вышивание крестиком.
БЕЗ РАСЧЛЕНЕНКИ
- Анна, хотелось поздравить вас со свежей наградой - медалью ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени.
- Спасибо. Владимир Путин, поздравляя после вручения в Кремле, сказал, что нас не правительство и не президент награждают, а государство.
- Так за какие заслуги?
- Перед Отечеством! (Смеется) Честно, я не знаю. Полагаю, за то, что делаю на канале ТВ Центр.
- В списке награжденных вместе с вами значились звезды канала Пушков, Млечин, Ноткин. Вас что-то объединяет, кроме работы на ТВ Центре?
- Это все авторские программы. Имеют выраженное личностное начало. Выпускаются по принципу: "Я могу так говорить - я так думаю".
- Разве в вашей программе нет запретных тем?
- Абсолютный запрет на "чернуху" или откровенно желтые материалы. Расчлененные трупы, педофилы и грязное белье тоже не проходят.
- Не скучно работать без показа язв общества?
- Такова моя позиция. 9 часов вечера, когда в эфир выходит программа "В центре событий" - это время еще детское.
- Начиная с информпрограммы "События. 25 час", вы демонстрируете жесткий стиль журналистики, но это больше присуще мужчинам.
- Характер у меня непростой. Хотя самые близкие (их немного) могут лепить из меня все, что угодно. Мой муж, обе близкие подруги и собака смело садятся мне на шею и едут без зазрения совести. Иногда я позволяю им даже больше, чем следовало бы. В нашей семье царит домострой. Мое место в доме - на кухне. Но я это люблю, готовлю пищу с удовольствием. Для меня нормально прийти поздно вечером с работы и встать к плите. Какие-то вещи решает только муж.
- Это не согласуется с тем сильным образом телеведущего, который мы видим на экране.
- Дома я именно такая. Зато отрываюсь на работе. Я пробивалась в жизни сама. Росла без отца, и жили мы очень небогато. И, когда я уже работала на телевидении, приходилось трудно. Мама тяжело болела, требовались большие деньги на лекарства, а пенсии у дедушки с бабушкой были мизерные. Был период, когда только моя зарплата выручала семью. В это время, видимо, и сформировался мой характер.
НРАВИТСЯ СЛИСКА
- Вы говорите, что жили бедно...
- Мама на последние деньги покупала книги. Сегодня у меня собственная библиотека почти в 5 тысяч томов, большую часть которой я купила на свои кровные. Конечно, я знала, как выглядит буженина, и даже однажды в детстве попробовала настоящую кока-колу - правильную, в стеклянных бутылочках. Но это благодаря тому, что дедушка получал спецзаказы как Герой Советского Союза.
- Стать известным телеведущим удается единицам. Вам повезло?
- Я могу жить и спать на работе, если это потребуется. Но при этом я требую того же от тех, кто со мной работает. Я спрашиваю с корреспондентов такой материал, который могу написать сама. Иногда это звучит очень жестко. Но я считаю, что если это смогла сделать я, значит, это может сделать и другой человек, если он профессионал или тем более думает так. Человек должен добиваться всего своим горбом. Все остальные способы получения заслуг я не приемлю.
- Есть собеседники, к которым вы испытываете особую симпатию или антипатию?
- Безусловно. О тех, кого не люблю, говорить не буду. А среди тех, кому симпатизирую, хочу выделить Любовь Слиску. Она мне безумно нравится. Какой стержень в человеке!
- Вы предпочитаете симпатизировать людям из "Единой России"?
- "Единая Россия" - это ее выбор, а не мой. Она - человек, который понимает, что делает, и имеет некую цель. У нас женщин в политике мало. Женщин, равных ей, еще меньше. Я могу не разделять ее политические взгляды, не разделять ее страсть к кошкам (кошек не люблю), но это не мешает мне воспринимать ее по человеческим параметрам очень близко.
- Есть ли у вас политические пристрастия?
- Нет. Освещать политику - это моя работа. Я по своим убеждениям монархист. Так принято в нашем роду. А еще дедушки меня всегда учили: мы служим России, и неважно, как называется власть в стране.
Мой род на протяжении многих поколений служил российским императорам. Мои предки по одной линии - дворяне, а по другой - донские казаки, которые тоже верой и правдой служили царю. Они занимались тем, что преумножали богатство Российской империи. На протяжении всех поколений в нашем роду были воины и дипломаты. И было бы странно, если бы сейчас я стала либералом.
РЫБАЛКА - НЕ БАЛЕТ
- Говорят, вы увлекаетесь рыбалкой? С каких пор?
- С детства. Приучил дедушка. Нервы хорошо успокаивает. Я ярко выраженный "поплавочник" (поплавочная удочка. - Прим. ред.). Не люблю спиннинг, всякие проводки, донки. Обидно, что муж рыбалку не любит, поэтому, когда ездит с нами, в основном отсыпается на свежем воздухе.
- А ваш самый крупный улов?
- Ведро карпов в Подмосковье. В среднем вот такие (как заправский рыболов довольно показывает размер по кисть руки).
А еще паззлы собираю и вышиваю. Общее у этих занятий одно - мелкая кропотливая работа. Тоже, кстати, успокаивает нервы. Вообще у меня взрывной характер, но я отходчивая. Из спортивного не люблю ничего, кроме рыбалки и верховой езды. Изредка с мужем играем в бильярд.
- Какие темы в работе для вас являются приятными и не очень?
- Я ничего не понимаю в балете и вряд ли пойму. Не мое. Уверенно себя чувствую в проблематике политики, войны. Немножко экономики. Очень интересуют международные вопросы.
ПЕРВЫЕ ЛЕДИ ТВ
Екатерина Андреева, программа "Время", Первый канал:
- Как-то я включила приемник и узнала о наборе во Всесоюзный институт повышения квалификации работников теле- и радиовещания и подумала. В институте меня отшлифовали Игорь Владимирович Кириллов и другие преподаватели по технике речи. Во время первого эфира пульс на шее колотился так, что я еле дышала. Когда ушел Сережа Доренко, программу "Время" предложили вести мне. Очень не хотелось. Тут - как на пороховой бочке. Пока работала, сменились девять гендиректоров, девять руководителей канала и девять ведущих программы "Время". Тексты я пишу сама и "говорящей головой" себя не ощущаю. Я человек волевой и в кризисной ситуации реагирую мгновенно, поэтому зрители не замечают, когда во время эфира приходится срочно переверстать сюжет и разобрать, что тебе в микрофон орет режиссер. Бывают моменты, когда идет информация, от которой слезы наворачиваются на глаза. Тогда я закидываю голову назад и пытаюсь запихнуть их обратно.
Мария Ситтель, ведущая телеканала "Россия":
- С детства я мечтала быть врачом. Но вмешался случай, и я оказалась на телевидении. С моей стороны не было ухищрений. Удача улыбнулась мне, но было и трудолюбие, желание развиваться. Говорят, что у меня жесткий стиль подачи информации. Я всегда в состоянии поиска. Хотя в том образе, в котором работаю сейчас, чувствую себя достаточно комфортно. Я стараюсь работать не для всех, а для каждого зрителя в отдельности. Я придумала формулу: не волноваться в эфире, а волновать людей. С утра - овсянка, кофе, газеты, одна летучка, вторая летучка, эфир, опять летучка. После второго эфира обсуждаем планы, как все получилось, а также планы на следующий день.
Первой новостью становится все, что заслуживает внимания, о чем все будут говорить. Лично я не могу говорить в эфире то, что не пропустила через себя, не осознала.
Марианна Максимовская, программа "Неделя", РЕН ТВ:
- Моя журналистская судьба была предрешена, когда мама привела меня, еще старшеклассницу, к своей подруге-филологу. Та вынесла вердикт: "Никакого филфака. Это же типичный журфак". Со счастьем в работе дела обстоят так: вроде бы что-то уже сделала, чего-то достигла. Но есть еще масса того, что хочется в себе и своей работе изменить. За 10 лет на телевидении была и редактором, и корреспондентом, была ведущей как новостей, так и программы в жанре интервью. Каждый раз начинала заново. Первый эфир вспоминаю как страшный сон. Все было очень плохо. Потом пошло. Ведь тележурналистика больше технология или ремесло, чем творчество. Ведущий - это в гораздо большей степени человек команды. У меня хороший учитель - Михаил Осокин. Он - удивительный пример существа практически без недостатков: и в журналистском, и в человеческом плане.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников