05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРИВНА ДЛЯ ГЕТМАНА

Руденко Жанна
Опубликовано 01:01 19 Августа 2000г.
Пикетами и митингами Львов не удивишь. Поэтому, когда у кинотеатра, где должна была состояться премьера фильма польского режиссера Ежи Гоффмана "Огнем и мечом", встали с протестными листовками дюжие молодцы из УНА-УНСО, местный зритель совсем не испугался. К немалому удивлению работников проката, давно отвыкших от аншлагов, за неполную неделю картину посмотрели почти 20 тысяч человек, которые после сеансов охотно делились впечатлениями с журналистами. Большинство ответов: "понравилось", "хороший фильм", "давно следовало сделать и нам что-то подобное".

Конечно, политически подкованные и национально озабоченные деятели края высказались подробнее и более критично. Но между слов все равно проступала досада: почему, например, поляки могут позволить себе снять "Огнем и мечом", россияне - "Сибирского цирюльника", а украинцы для собственной национальной эпопеи не созрели, что ли?
Такой вопрос в устах львовян звучит неспроста. Ведь галицкая столица была на экране то Римом, то Парижем, то Берлином, то Прагой. Так что к появлению людей со съемочной техникой на улицах Львова народ привык. Правда, общественная атмосфера напряглась четыре года назад, когда во Львов приехала группа итальянских кинематографистов во главе с прославленным Франческо Рози, который задумал снять здесь фильм о событиях второй мировой войны. Тогда на крышах домов в центре города вдруг появились ненавистные многим алые флаги, загудели советские танки с красными звездами на броне, а на фасаде местной оперы взвилось огромное полотнище с забытыми профилями Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина.
Отношение горожан и средств массовой информации к событию резко разделилось. Одни захлебывались от восторга: это ж надо, вместо прежних "совковых" киношников к нам пожаловали работать настоящие западные мастера! Однако последние интервью местным акулам пера давать не стали и фотокоров на рабочие площадки не пустили.
Такое пренебрежение породило у местной публики и другую волну настроений. Львовяне вдруг заметили, что многие улицы из-за съемок оказались перекрытыми, что трамвай с привычным номером не пришел на остановку, а оперную премьеру, чтоб не мешать итальянцам, дирекция театра перенесла на другой вечер. Вот тогда и повис в атмосфере города большой вопрос: а покроет ли сумма контракта, заключенного местной администрацией с итальянцами (по слухам, это было каких-то 100 тысяч долларов), те моральные и материальные убытки, которые свалились на головы горожан? Словом, впервые Львов не играл роль западного мегаполиса, а был самим собой - обнищавшим, неустроенным украинским городом, сохраняющим гонор на руинах былой славы.
Наверно, в расчете на остатки такого самоуважения и решила пять лет назад группа деятелей культуры во главе с народным артистом Украины Иваном Гаврилюком именно отсюда начать раскрутку своего проекта, воплотившего мечту о национальном блокбастере. Речь шла о фильме про самого знаменитого гетмана - Ивана Мазепу, патриота с клеймом изменника, жизнь которого отразила драму несостоявшейся когда-то украинской независимости. А суть задумки состояла в том, чтобы, гордо игнорируя дырявый государственный карман, пустить по кругу шапку и на чисто народные средства профинансировать все работы.
Казалось бы, чего проще: миллионы населения складывают в кубышку хотя бы по одной гривне, чтобы в будущем на каждую отданную в долг денежную единицу получить от проката фильма не только свой скромный вклад, но и кое-какую прибыль. Прагматики рисовали чисто финансовые соблазны плана, тогда как идеологи развернули не менее привлекательную духовную его сторону. Так, сообщалось, что над фильмом работает не только сам Иван Гаврилюк, но также писатель Иван Драч, кинорежиссер Николай Мащенко, народный артист Федор Стригун из львовского театра имени Марии Заньковецкой, уже поставивший свою сценическую версию "Ивана Мазепы".
И вот прошел благотворительный вечер, где инициаторы объявили о сборе средств. Потом распоряжением губернатора был создан оргкомитет по реализации кинопроекта. Но большой шум, как всегда, окончился пшиком. Патриотические речи и лозунги разбились о стену реального бытия: за неполных два года удалось собрать всего около 100 тысяч гривен.
Почему же провалилось такое интересное и, казалось бы, беспроигрышное дело? Одни считали, что виной всему поголовная бедность. К тому же, мол, не доросло еще наше постсоветское общество до умения выбирать приоритеты и аккумулировать средства на всякие благородные цели. Другие были уверены, что много напортил провал телеверсии жития Роксоланы, показанной, кстати, и по ОРТ. Романтическая история полонянки из галицкого края обросла такими кондовыми пропагандистскими штампами, такой невероятной ультрапатриотической отсебятиной, что погибли все краски настоящей жизненной интриги. Кто же после этого, говорили прорицатели, даст гарантию, что сквозь огонь нынешних политических битв пробьется правда эпохи гетмана Мазепы, что перед взором современников распахнется не очередной фальшивый мир, а историческая реальность, на алтарь которой не жалко бросить даже последнюю гривну?
К тому же, нынешнее кино - это прежде всего целая индустрия. Ее на Украине пока нет. Те 45 миллионов долларов, потраченные на "Сибирского цирюльника", или 8 миллионов - на фильм "Огнем и мечом", были обеспечены специальными коммерческими технологиями, сработанными по голливудским меркам. Однако наши галицкие патриоты, наверно, верят в какой-то особый украинский путь развития кинематографа, поскольку не отказали себе в более дешевом удовольствии - публично повлиять на творческие процессы у своих ближайших зарубежных соседей.
Так, когда стало известно, что Ежи Гоффман снимает киноверсию романа Г. Сенкевича "Огнем и мечом" и на роль гетмана Богдана Хмельницкого пригласил народного артиста Украины Богдана Ступку, а также задействовал других украинских актеров, возмущению местной политической элиты не было предела. Надо было слышать "народных" ораторов той поры, которые каждый день призывали клеймить позором своего земляка. Конечно, как истинный львовянин, Богдан Ступка, очевидно, понимал: на просвещенное отношение к обсуждаемым вопросам митинговый люмпен явно не тянет. Но кто по-настоящему удивил демократически настроенных жителей галицкой столицы, так это состоявшийся краевой Конгресс украинской интеллигенции Львовщины, выпустивший заявление по поводу польских киносъемок, в котором согласие некоторых украинских актеров участвовать в фильме расценивалось не иначе, как "циничное унижение родного народа и издевательство над его исторической памятью".
Но, несмотря на все "противодействия", Ежи Гоффман снял свой фильм. И никому не стало хуже от-того, что нашего героя сыграл не поляк, а гениальный украинец Ступка. Хорошо, что в контексте фильма никто не делает вид, будто вовсе не было многовековой украинско-польской войны. Но при условии честного и разумного взгляда на нашу историю отношения между странами только крепнут. Ведь во все времена лед недоверия среди народов растапливали сначала мастера культуры, а уже потом - политики.
В этом отношении фигура гетмана Ивана Мазепы не может не будоражить воображение мастеров Украины и России, имеющих за плечами столетия общей жизни. Как не могли пройти мимо личности этого мятежника петровской эпохи в литературе А. Пушкин, К. Рылеев, Вольтер, Дж, Байрон и В. Гюго, в музыке - Ф. Лист и П. Чайковский, в живописи Э. Делакруа. Сегодня перенести судьбу Мазепы на экран взялся известный киевский кинорежиссер, народный артист Украины Юрий Ильенко.
Конечно, речь уже не идет о гривне обывателя и старой обанкротившейся команде. Проект поддержал министр культуры Богдан Ступка, который в одном интервью признался, что на "Мазепу" отдал деньги, выделенные на нужды всей украинской культуры. Но, пока идут съемки фильма, у режиссера появляются новые вопросы, главный из которых: где показывать свою работу?
- Украинский кинорынок ликвидирован полностью, - сокрушается Ильенко. - Из двух тысяч первоклассных кинотеатров сегодня уцелели десяток в Киеве, два-три во Львове и по одному в других городах, не говоря уже о полном упадке двадцати пяти тысяч киноустановок, что работали в селах, воинских частях и домах отдыха.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников