09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

SOS РАЗДАЛСЯ С БЕРЕГА

В редакцию поступило письмо от командира эскадры атомных подводных лодок Северного флота вице-адмирала Николая Максимова с просьбой о помощи. "В нашем гарнизоне сложилась парадоксальная ситуация, - сообщает флагман. - Градообразующей структурой военно-морской базы Гаджиево является эскадра атомных подводных лодок. Город создан исключительно для того, чтобы обеспечивать экипажи и семьи моряков жильем, продовольствием, отдыхом в свободное от службы время. На деле же руководство закрытого административно-территориального образования (ЗАТО) во главе с Владимиром Мусатяном противопоставляет себя военным, решает какие-то "свои" задачи, даже не советуясь с нами. Бюджет ЗАТО с населением около 12 тысяч человек составляет 600 миллионов рублей - очень значительная сумма. Эти деньги государство выделяет на устройство быта подводников. Однако они тратятся, мягко говоря, неэффективно, что подрывает боеготовность эскадры".

Первое, что бросилось в глаза перед въездом в Гаджиево, высокий бетонный остов недостроенного здания на развилке дорог.
- У нас в городе это архитектурное чудище под названием дорожно-пропускной пункт окрестили автопортретом Мусатяна, - пояснили офицеры штаба эскадры, сопровождавшие меня. - Глава администрации вбухал в него большие деньги, а потом заморозил стройку. Вот и стоит эта коробка памятником бесхозяйственности.
В ярких лучах солнца город выглядел особенно мрачно. Многочисленные заброшенные дома зияли черными глазницами пустых окон. Некоторые здания начали разрушаться, вокруг - груды битого кирпича, штукатурки. Казалось, мы попали в какой-то прифронтовой город. Лишь возле ночных гастрономов наблюдалось некоторое оживление.
Последний раз мне довелось бывать в Гаджиево 15 лет назад. Городок запомнился ухоженностью, уютом, свежей окраской зданий. Помнится, у него было даже шутливое прозвище - "Заполярный Сочи". Что же случилось с некогда процветавшей столицей подводников-североморцев?
Проблема возникла около десяти лет назад, когда органы местного самоуправления были отделены от того объекта, ради которого создан сам город. Раньше управление находилось в руках флотского командования. В ходе реформ военные были освобождены от забот об инфраструктуре. В гарнизонах начали создавать "гражданские" управы. А чтобы подчеркнуть отличие подобных городков от обычных, назвали их закрытыми административно-территориальными образованиями (ЗАТО), придав им соответствующий статус: здесь выше федеральная составляющая наполняемости бюджета, поскольку нет никакой промышленности и ограничены возможности для предпринимательства. По замыслу, "гражданская" власть должна бы работать в интересах гарнизонов, но на деле в некоторых случаях началось перетягивание каната.
- Пока в органы самоуправления входили представители военного командования, все шло нормально, - рассказал мне вице-адмирал Николай Максимов. - Сыр-бор разгорелся после того, как администрацию возглавил Владимир Мусатян, который, в свою очередь, добился изменения состава совета депутатов. Раньше в него входили командир гаджиевской военно-морской базы, начальник штаба эскадры. Естественно, они жестко контролировали расходование бюджета. Но военных постепенно выдавили из совета, и мы теперь не можем влиять на происходящее в городе. Разве это нормально: в совете депутатов города-гарнизона сегодня нет ни одного военнослужащего? Нет наших представителей и в самой администрации. Естественно, накопились проблемы. Впервые за время существования Гаджиево у нас немало случаев, когда подводники уходят в океан, а их семьи остаются на берегу без жилья. В прошлом году пришло в эскадру 137 лейтенантов. До сих пор не решены проблемы с их расселением. В этом году мы ожидаем еще около ста молодых офицеров. Квартир для них нет, хотя половина домов в городе стоит с заколоченными окнами. У администрации почему-то не находится средств на хотя бы минимальный ремонт. Освобождались бы квартиры для лейтенантов и в том случае, если бы администрация ЗАТО эффективно выполняла программу переселения уволившихся в запас военнослужащих в города Центральной России. На это выделяются огромные средства. Куда они уходят, мы не знаем.
С подачи Мусатяна город заполонили кафе, бары, магазины, которые всю ночь продают спиртное. Это же гарнизон, а не Лас-Вегас! Военный моряк должен ночью отдыхать, чтобы утром прийти на службу в боевом состоянии. А его спаивают. И я, начальник гарнизона, никак не могу на это безобразие повлиять.
Прояснить ситуацию я попытался у главы администрации ЗАТО Владимира Мусатяна. Но он не счел возможным встретиться. Пришлось удовлетвориться разъяснениями заместителя главы администрации Анатолия Петлеванного:
- Органы самоуправления работают всего десять лет. А до этого 40 лет здесь командовали военные. Разве мы можем в столь короткий срок навести после них порядок? - начал оправдываться Петлеванный. - Что касается совета депутатов, то в 2000 году военных в нем было пятеро. И они блокировали многие решения главы администрации. Мы же не лезем командовать боевой подготовкой эскадры. А они хотят решать городские проблемы, влиять на бюджет. Поэтому на последующих выборах никто из военнослужащих в совет депутатов не прошел. В целом у нас к командованию эскадры претензий нет. Есть лишь просьба: не мешайте работать.
Информацию о том, что именно "мешают" делать администрации города представители эскадры, я почерпнул из акта проверки использования бюджета ЗАТО, проведенной Контрольно-ревизионным управлением Мурманской области. Там, например, раскрыта тайна торможения очереди запасников на переселение из Гаджиево в центральные районы России. Оказывается, "глава администрации ЗАТО В. Мусатян заключил договор на строительство жилья для запасников с руководителем специального фонда В. Овсепяном". При этом "в адрес фонда было необоснованно перечислено 1500,0 млн. рублей". К тому же дополнительным соглашением ими "установлена стоимость 1 кв. м общей площади квартиры 10,5 тыс. рублей, тогда как на тот период средняя рыночная стоимость 1 кв. м составляла 7,8 тыс. руб. в соответствии с постановлением Госстроя РФ. В результате чего допущено неэффективное использование средств бюджета в размере 383,4 тыс. рублей".
В акте рассказано и о дорогостоящем конфузе с дорожно-пропускным пунктом, о котором речь шла выше. Поначалу было утверждено "финансирование строительства ДПП в сумме 500 тыс. руб. Затем - 989 тыс. рублей... Вскоре договорная стоимость работ составила 3800 тыс. рублей". А когда бюджетные деньги растаяли, комиссия, назначенная распоряжением самого же главы ЗАТО, пришла к выводу, "что дальнейшее строительство ДПП является нецелесообразным".
В акте перечислен и ряд других "черных" дыр бюджета. Неудивительно, что военных не допускают до контроля за его расходованием. Нетрудно догадаться и о том, почему в бюджете не находится средств на ремонт городского жилого фонда, другие нужды подводников.
Кстати, не во всех ЗАТО такая ситуация. В соседнем Снежногорске, где я специально побывал, дома ухожены, радуют глаз оригинальными росписями. Отлично функционируют все бытовые сферы. Потому что администрация города в унисон работает с руководством своего градообразующего оборонного объекта.
И тем не менее ситуация в ЗАТО не должна зависеть от лояльности к военным того или иного чиновника. Есть же альтернативное предложение: главу администрации выбирать, а первого заместителя назначать из представителей воинских частей. Наверное, могут быть и другие решения.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников