09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГРУСТНЫЙ ВЕСЕЛЬЧАК

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 19 Августа 2005г.

Михаил Зощенко известен прежде всего как автор юмористических рассказов - "Аристократка",

Михаил Зощенко известен прежде всего как автор юмористических рассказов - "Аристократка", "Прелести культуры", "Баня", "Сильное средство" и т. д. Однако своим главным произведением он считал автобиографический роман "Перед восходом солнца", публикация первой части которого сыграла в судьбе писателя роковую роль. После этого на свет появилось "Постановление ЦК ВКП (б) о журналах "Звезда" и "Ленинград", обвинившее Зощенко и Ахматову в пошлости и безыдейности. Полностью роман был издан много лет спустя после смерти писателя - в 1972 году. А недавний сборник с одноименным названием - "Перед восходом солнца" - включает не только это произведение, но и дневники и письма Зощенко, в которых рассказывается, как задумывался и писался роман.
Что же могло вызвать такой гнев власть имущих? Может быть, такие строки: "В начале революции я вернулся в Петроград... Я хотел увидеть новую Россию, не такую печальную, как я знал. Я хотел, чтобы вокруг меня были здоровые, цветущие люди, а не такие, как я сам, - склонные к хандре, меланхолии и грусти... Тем не менее я стал по-прежнему испытывать тоску..." "Перед восходом солнца" - произведение отнюдь не юмористическое: в нем автор пытается разобраться в причинах своей неизменной тоски, отравляющей ему жизнь. "Я стремился к людям, меня радовала жизнь, я искал друзей, любви, счастливых встреч... Но я ни в чем этом не находил себе утешения. Все тускнело в моих руках. Хандра преследовала меня на каждом шагу..." Пытаясь разобраться в ее причинах, Зощенко вспоминает эпизоды из детства, юности, первой мировой войны, где был отравлен немецкими газами, а также рассказывает о собратьях по перу - Александре Блоке, Сергее Есенине, Корнее Чуковском, Юрии Олеше... Впрочем, причин для тоски предостаточно. Взять хотя бы такой фронтовой эпизод: автор вместе с прапорщиком С. едут за пополнением, и от скуки С. начинает стрелять по телеграфным столбам. "Я грубо ему говорю:
- Прекрати... болван!
Я ожидаю скандала, крика. Но вместо этого я слышу жалобный голос в ответ. Он говорит:
- Прапорщик Зощенко... не надо меня останавливать. Пусть я делаю что хочу. Я приеду на фронт, и меня убьют.
Я гляжу на его курносый нос, я смотрю в его жалкие голубоватые глаза. Я вспоминаю его лицо почти через тридцать лет. Он действительно был убит на второй день после того, как приехали на позицию.
В ту войну прапорщики жили в среднем не более двенадцати дней".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников