05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОЧИНЕНИЯ НА УГОЛОВНУЮ ТЕМУ

Петренко Александр
Опубликовано 01:01 19 Сентября 2001г.
Войдя в просторную железную клетку, отделяющую его от остальных участников судебного процесса, он вскинул руку и, глядя в объективы нацелившихся видеокамер, бросил: "Салют"! По всей видимости, первый выход в зал судебного заседания репетировался: ему хотелось предстать перед собравшимися героем. Однако по мере того как государственный обвинитель все глубже и глубже открывал истинную картину "героизма", из которой следовало, что он, Виктор Тихонов, не супермен, а всего лишь человек, преступивший закон, - его бравада таяла на глазах. На скамье подсудимых был один из обвиняемых в организации покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева...

КАК ПЫТАЛИСЬ ОГРАБИТЬ КУЗБАСС
Сравнительно короткая история современного российского капитализма изобилует всевозможными сюжетами об экономических "чудесах", в результате которых отдельные предприятия, города и области влачили жалкое существование, а отдельные фирмы - процветали. Нечто подобное происходило и в Кузбассе. ЗАО "МИКОМ", во главе которого стоял нынче широко известный господин Живило, фактически было собственником ряда ведущих металлургических и угольных предприятий Кемеровской области. Достаточно назвать такие гиганты, как Новокузнецкий алюминиевый завод (НКАЗ) и Кузнецкий металлургический комбинат (КМК), чтобы понять: аппетиты у хозяина МИКОМа были нешуточные. Как утверждает обвинение, чтобы извлекать из этих предприятий сверхприбыль, Живило и его командой была разработана довольно стройная схема: сырье на НКАЗ и КМК приобреталось у подконтрольных МИКОМу фирм по заведомо завышенным ценам, а готовая продукция сбывалась им же по заведомо заниженным. Даже дилетанту ясно: играя таким образом на разнице цен, Живило и его команда умудрялись снимать с одной овцы по две шкуры. А то, что оставалось в результате такого, с позволения сказать, хозяйствования, шло на нужды предприятий и области.
По свидетельству многих, поначалу отношения Амана Тулеева и Михаила Живило были нормальными. Однако вскоре руководитель области приходит к выводу, что слова и дела руководителя МИКОМа существенно расходятся: вместо обещанного процветания ведущие предприятия области приходят в упадок, тогда как на счетах МИКОМа и его дочерних предприятий оседают приличные суммы. К примеру, собственный капитал КМК только за неполный 1999 год снизился на 670 миллионов рублей. Или поставки двум фирмам, работавшим на Живило, полуфабриката принесли в этом же году комбинату убытки в 27 миллионов долларов. Сознательно снижалась и налогооблагаемая база - к концу микомовской "эры" она, словно шагреневая кожа, сократилась более чем в два раза.
От такой арифметики губернатору было впору хвататься не то что за голову, - за сердце.
Организованная по инициативе Тулеева кампания по вытеснению МИКОМа из экономики Кузбасса закончилась тем, что в конце 1999 года Живило и его люди были отстранены от руководства НКАЗом и КМК. И словно по мановению волшебной палочки, дела на некогда дышащих на ладан предприятиях пошли в гору. К примеру, спустя месяц после прихода на КМК новой команды во главе с Владимиром Самойловым "пошли вверх" графики выпуска продукции. Вместе с этим стала расти зарплата. Аналогичные изменения происходили и на другом гиганте Кузбасса - НКАЗе. Возникшее было недовольство деятельностью губернатора среди определенной части рабочих в коллективах обоих предприятий вскоре сошло на нет: люди без подсказки, сами пришли к верному выводу.
"ОТГРУЗКУ ЗЕРНА" НУЖНО ЗАВЕРШИТЬ К 26 МАРТА...
В январе 2000 года в Новосибирске хоронили руководителя завода химконцентратов Александра Белосохова. Проститься с известным человеком прибыл и многократный олимпийский чемпион, чемпион мира по биатлону Александр Тихонов, прочно обосновавшийся к тому времени в Москве. После похорон Александр сел в машину к своему младшему брату Виктору, который поведал о своем незавидном финансовом положении и попросил помощи в организации бизнеса с металлом. На что Александр ответил, что, мол, есть в Москве один человек, который, возможно, и поможет.
Спустя какое-то время (по версии следствия), Александр позвонил Виктору из Москвы и предложил подъехать для разговора о его проблемах. Вскоре оба брата приехали в офис к руководителю МИКОМа. Александр представил Михаилу Живило брата как человека из Новосибирска. Выслушав просьбу Тихонова-младшего, Живило предложил сибирскому визитеру ...убрать губернатора Кемеровской области Амана Тулеева. Чтобы у следствия не возникало никаких подозрений, требовалось инсценировать несчастный случай или "взять за основу" одно из заболеваний Тулеева. Неожидавший такого поворота событий Виктор опешил. Потом, придя в себя, пообещал подумать. На том и расстались.
По свидетельству людей, хорошо знавших Виктора Тихонова, дела его были действительно незавидные. В 1995 году он, пытаясь выкарабкаться из финансовых сложностей, назанимал изрядную сумму денег, которую за обещание "навара" доверил своему знакомому. Однако ни денег, ни обещанного получить не удалось - тот знакомый, сославшись на экономические неурядицы, денег не вернул и, к великому огорчению кредитора, растворился в неизвестности. Когда пришло время возвращать долги, возвращать было нечего. Положение Виктора становилось безвыходным. Должность директора Новосибирского филиала туристической фирмы "Сибирь-тур", которую организовал его старший брат, особого дохода не приносила. Он был готов браться за любую работу. Поэтому над предложением Живило раздумывал недолго. Вернувшись в Новосибирск, вышел на своего знакомого криминального авторитета Сергея Никанорова и рассказал ему о предложении, поступившем от Живило. Никаноров сказал, что такими делами не занимается, но обещал подумать. Вскоре он позвонил Виктору и назначил встречу.
Из показаний свидетеля Владимира Харченко:
"В начале февраля 2000 года мне позвонил Никанор (Никаноров) и сказал, что есть предложение. Когда я узнал, что оно идет от Тихона (Виктора Тихонова), я сказал, что это сомнительно... Но Никанор заверил, что на этот раз все солидно. 10 февраля возле гостиницы "Обь" я встретился с Виктором. Разговаривали в "тойоте-лексус". Тихон сказал, что один кемеровский генерал, у которого свой заводик, хочет убрать Тулеева и готов заплатить за это 5 миллионов рублей. Что это убийство надо замаскировать под бытовое или под несчастный случай. Я ответил, что в рублях по такому делу не работают. На следующей встрече я назвал стоимость заказа - 330 тысяч долларов и потребовал предоплату в 180 тысяч "зеленых".
Виктор сказал, что ему нужно посоветоваться с "заказчиком". Уже тогда я понял, что, говоря о генерале из Кемерова, он обманывает меня. Проанализировав ситуацию, я пришел к выводу, что тут замешан и его старший брат. Вскоре Виктор подтвердил мое предположение..."
В 20-х числах февраля вечером на квартиру к Виктору Тихонову позвонил незнакомый мужчина. Со словами: "Это от Михаила", - он протянул Виктору сверток и исчез. В свертке оказались доллары - 180 тысяч. Ровно столько, сколько запросил в качестве предоплаты за убийство руководителя Кузбасса Владимир Харченко. Забрав себе тысячу в счет издержек на поездку в Москву, оставшиеся 179 тысяч Виктор отвез Никанорову, чтобы тот, в свою очередь, передал деньги Харченко. Таким образом, торг, где на кону стояла жизнь человека, отстаивавшего жизненные интересы своей области, состоялся.
Получив толстую денежную "котлету", Харченко, по его выражению, поделил ее на несколько маленьких котлеток. 45 тысяч долларов он отдал Никанорову, 45 тысяч взял себе, остальные отдал своим друзьям. Кому по 9, кому по 12 тысяч долларов. После чего отправился в Москву готовиться к организации покушения.
А братья тем временем вели активные переговоры по делу. Приходилось конспирироваться. Так, заказ на убийство стал именоваться "контрактом", исполнители - "казахами", а само устранение Тулеева - "отгрузкой зерна". Согласно воле заказчика - Михаила Живило, убрать неугодного ему руководителя области предполагалось до президентских выборов, которые должны были состояться 26 марта 2000 года. В ходе выборов, полагали в МИКОМе, история с "несчастным случаем", происшедшим с Аманом Тулеевым, легче утрясется - сама собой. И "само собой" состоится возвращение людей МИКОМа на командные высоты экономики Кузбасса. В частности, последнее доказывает документ, изъятый во время обыска в офисе Живило. Это был план восстановления деятельности ЗАО "МИКОМ" в Кемеровской области в 2000 году.
КРАХ, КОТОРОГО НЕ МОГЛО НЕ БЫТЬ
В мае тональность в разговорах между братьями резко сменилась. Александр в приказном тоне советовал приостановить все действия по делу: людям Живило стало известно, что в ФСБ осведомлены о его намерениях устранить Тулеева.
Из показаний Владимира Харченко:
"7 апреля в Москве появился Никанор и сказал, что "он законопослушный налогоплательщик". В этот же день его знакомый Сергей Бортников сказал, что ему известно, чем я тут занимаюсь. (Харченко в это время продолжал подготовку к выполнению заказа: приобретал необходимую аппаратуру для прослушивания, средства маскировки: парики, накладные усы, бороды, камуфляжную форму и прочее. - Прим. авт.) Бортников посоветовал мне написать заявление в ФСБ, что я сделал в номере одной из московских гостиниц. Заявление я передал незнакомому мне человеку, который прибыл ко мне от Бортникова".
Нескольким раньше добровольное признание сделал Сергей Никаноров.
С этого времени известный в прошлом спортсмен и его брат были взяты в разработку. Прослушивание их телефонных разговоров доказало, что в своих признаниях Никаноров и Харченко говорили правду: преступный замысел по устранению губернатора Кузбасса не был плодом их фантазии...
После того как было оглашено обвинительное заключение, Виктор Тихонов выступил с заявлением, что " в нем одна неправда и словоблудие". Мол, практически все показания, которые он давал на следствии, были даны им "под физическим и психологическим давлением со стороны следствия".
Надо сказать, что это заявление стало полной неожиданностью для адвоката Людмилы Артамоновой, представляющей на процессе интересы подсудимого. "Ничего подобного я от него ранее не слышала", - заверила журналистов Людмила Александровна. Необходимо отметить, что ее подопечный уже озадачивал следствие, сочинив невероятную историю о том, что он инвестировал в МИКОМ весьма крупную сумму. Согласно этой версии, в свое время Александр предложил Виктору вложить в фирму Живило 180 тысяч долларов, чтобы спустя какое-то время получить 500 тысяч. Однако, когда пришло время возврата денег, Александр вернул все те же 180 тысяч. Тогда пришлось ехать в Москву к Живило и разбираться насчет обещанных процентов. Дабы вернуть эти деньги, убеждал следователей подследственный, я и решил сочинить историю про заказ на убийство Тулеева, сделав заказчиком в ней Михаила Живило, а своего брата - посредником...
У следствия есть доказательства реального, а не виртуального заговора и вовлеченности в него обоих братьев Тихоновых, а история с "инвестициями" была придумана для того, чтобы попытаться вывести из дела его московских участников в надежде, что те в знак благодарности помогут деньгами.
Не выдерживает никакой критики и утверждение подсудимого о том, что он подписывал все документы, в том числе и протоколы допроса, не читая их. Как выяснилось, человек он в этих делах опытный: в 1984 году за совершение кражи Виктор Тихонов был осужден по 144 статье УК РСФСР и отбыл в местах лишения свободы полтора года. На этот раз его конфликт с законом куда серьезней: согласно предъявленным ему обвинениям по статьям 33, части 4 и 5, и 227 УК РФ "Организация покушения на убийство ..." Виктору Тихонову грозит пожизненное заключение. В данном случае закон оказывается более милосердным к преступнику, чем тот к своей жертве, у которой хотели отнять жизнь.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников