03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЮРИЙ СОЛОМИН: ПОСЛЕ СПЕКТАКЛЯ ХУДЕЮ НА ДВА КИЛОГРАММА

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 19 Сентября 2002г.

Случилось это со мной в 1976 году, когда я вводился на роль царя Федора в спектакле "Царь Федор

Случилось это со мной в 1976 году, когда я вводился на роль царя Федора в спектакле "Царь Федор Иоаннович" вместо Иннокентия Смоктуновского. За 10 дней мне надо было освоить 100 страниц текста в стихах и при этом погрузиться в сложный образ великого венценосца. Дебют мой должен был состояться 27 сентября, а накануне, 26 сентября, еще не все было готово, и я видел, что Борис Равенских не совсем доволен мной. Он даже хотел отодвинуть спектакль, но присутствовавший на репетиции художник Евгений Куманьков сказал: "Юре надо играть либо сейчас, либо никогда". И я играл.
Помню, в кассу стояло много народа, и все спрашивали: кто же заменит Смоктуновского? Администратор отвечал: "Адъютант его превосходительства". И зрители, представьте себе, покупали билеты. Как я выступал в тот вечер, точно не помню. Помню только, что голова моя пылала, и я был похож на сплошной комок нервов, так что за кулисами ко мне было опасно подходить, мог растерзать человека. Видно, получилось все неплохо, и до этого никогда не писавший в газеты Михаил Жаров опубликовал статью обо мне.
Но вот что интересно: в тот день, когда шел этот спектакль, где-то за час- два до начала, у меня начинала сильно болеть голова, и никакие таблетки не могли снять эту боль. Продолжалось это до тех пор, пока не оказались на гастролях со спектаклем в Киеве. Мы шли по Крещатику с Виктором Коршуновым, игравшим Бориса Годунова, и я ему пожаловался на спазмы сосудов. Виктор Иванович посочувствовал мне, а потом сказал: "Слушай, у тебя в момент ввода был нервный срыв, но ведь время прошло, и теперь все выглядит отлично". Я подумал: а ведь он прав, мне теперь нечего бояться. Незаметно боль в голове утихла и больше никогда не возвращалась перед началом этого спектакля. Так что, выходит, мы актеры, путем самовнушения можем и в боль погружать себя и лечить - не хуже йогов. Человек не знает своих внутренних ресурсов. Тот же актер не может толком объяснить, откуда у него берутся слезы, когда по роли ему надо плакать. Или, например, у исполнителя перед выходом на сцену идет кровь носом, но стоит ему оказаться на подмостках - и все тут же проходит, более того, нормализуется давление.
И еще одна маленькая деталь. Параллельно с царем Федором я играл и роль Сирано де Бержерака, где приходилось много двигаться, карабкаться вверх по веревкам, фехтовать. Так вот, представьте себе, после Сирано я терял полтора килограмма в весе, а после царя Федора целых два. Выходит, эмоциональные нагрузки действуют на организм больше, чем физические. Я это специально проверял, взвешиваясь на весах до спектакля и после...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников