07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТРУД НА ЗЕМЛЕ ОКУПИТСЯ СТОРИЦЕЙ

Качаева Иоланта
Опубликовано 01:01 19 Октября 2001г.
Земельный кодекс, по мнению руководства страны, позволит гражданам России чувствовать себя экономически более защищенными. А что думают на сей счет руководители сельхозпредпрятий? На вопросы корреспондента "Труда" отвечает Борис МЫЗИН - президент компании "Контракт холдинг".

- Бытует мнение, что сельскохозяйственный бизнес является рисковым и малорентабельным, в нем заинтересованы те, кто надеется исключительно на государственные дотации. Как вы считаете, можно ли изменить подобное отношение к сельскому хозяйству и сделать аграрный бизнес прибыльным, привлекательным для инвесторов?
- Россия по климатическим условиям считается зоной рискованного земледелия. Поэтому в принципе говорить о безрисковом сельскохозяйственном бизнесе в России невозможно. Другое дело, что уровень риска может повышаться при несоблюдении технологии землепользования. И пока не будет реальных инвестиций в сельское хозяйство и агропромышленный комплекс, не будет и заметного снижения степени этих рисков. Но масштабные инвестиции становятся возможными только с принятием Земельного кодекса. Что касается рентабельности аграрного бизнеса, то ее основой являются правильный менеджмент и соблюдение технологий. Причем это касается не только сельскохозяйственного, но и всего бизнеса в целом.
- По словам президента РФ, Земельный кодекс "не имеет отношения к регулированию земель сельхозназначения". В то же время глава Минэкономразвития РФ Герман Греф заявил, что принятие закона о введении этого кодекса в действие позволит теперь сократить теневой оборот земли, который, по экспертным оценкам, ежегодно "уносит" из федеральной казны от одного до двух миллиардов долларов. Способен ли остановить принятый кодекс "черный передел" земель?
- Земельный кодекс касается только тех земель, которые находятся в промышленном использовании. Это 2 процента всех российских земель. Но с принятием этого документа станет легче разработать и принять закон о сельхозугодьях. Поэтому говорить о "черном переделе" земель сельскохозяйственного назначения нет смысла, но надо дальше прорабатывать этот вопрос и вводить сельхозугодья в частную собственность.
То, что происходит сейчас, это не передел частной собственности, а, скорее, передел управления. Развивается сельскохозяйственный бизнес новых управленческих команд, работа которых будет основываться на долгосрочном планировании и экономических расчетах, а не на принципах извлечения сиюминутной выгоды.
Частная собственность пойдет на пользу тем предприятиям, у руководства которыми окажется рачительный хозяин. Если землей будет владеть эффективный собственник, то земле и людям, которые на ней работают, будет от этого только лучше. Кроме того, я считаю, что передача земли в частное владение нисколько не повредит, а, наоборот, улучшит положение жителей сел и деревень. Бояться передачи земли иностранным бизнесменам тоже не стоит. Землю ведь нельзя увезти, она все равно останется в России. А новые современные технологии, внедренные в развитие аграрного сектора, пойдут лишь на благо.
- В этом году в России собран самый большой урожай зерна за последние несколько лет. С одной стороны, стратегические запасы страны будут наконец восполнены, и мы сможем вернуться к тем временам, когда страна экспортировала, а не импортировала зерно. А с другой - цены на зерно упали. В чем же стимул сельхозпроизводителей?
- Конечно, большой урожай послужил причиной резкого снижения цен на зерно. Но сегодня хозяйства-производители стараются не продавать зерно по бросовым ценам, а придержать его. Поэтому вскоре цены начнут повышаться, и рынок все равно выровняется. Это некий элемент зарождающихся рыночных отношений. У нас сегодня нет биржи, нет инструментов для поддержания стабильности на рынке зерна. Вы упомянули о том, что Россия исторически была державой, экспортирующей зерно. Так ведь этот излишек и есть экспортный потенциал страны. Нынешний большой урожай может послужить отправной точкой для дальнейшего развития инфрастуктуры, необходимой при экспорте зерна. Кроме того, для страны это может послужить хорошим дополнительным стимулом в развитии экономики. Сегодня Россия все же не приспособлена экспортировать излишки зерна. Для этого, в частности, необходимы элеваторы в портах. У нас сегодня их очень мало...
Что касается "Контракт холдинга", то мы создали свою специальную трейдинговую компанию, которая занимается продажей зерна и обеспечивает нужды не только АО "Ильиногорское", но и других хозяйств. Наша компания является самостоятельной торговой структурой на рынке.
- Как вы относитесь к сегодняшней тенденции, когда свободные деньги и топ-менеджмент перетекают из металлургического, нефтяного, автомобильного и других сфер бизнеса в аграрный сектор? Следует ли ожидать, что мелкие и средние успешные агрохозяйства будут поглощены крупными объединениями? Или они все же смогут сосуществовать друг с другом в разных рыночных нишах?
- Сегодня в сельское хозяйство приходят крупные холдинги, которые выстраивают вертикально интегрированные агрокомпании. У нас так исторически сложилось, что сельское хозяйство было ориентировано на промышленную основу: крупные животноводческие комплексы, крупные колхозы. И сегодня было бы проще, если бы именно вертикально интегрированные агрохолдинги могли привести в сельское хозяйство инвестиции и применить менеджерский потенциал, чтобы восстановить заброшенные производства. Рядом с крупными холдингами в аграрном секторе смогут существовать, и обязательно будут существовать, относительно небольшие хозяйства.
Ведь мировая практика показывает, что имеются технологические цепочки, в действии которых агрохолдинги сами заинтересованы. В частности, в передаче части своей работы фермерам, выкупая затем результаты их труда. Главное, необходимо найти эффективный механизм взаимовыгодного сотрудничества между холдинговыми компаниями и мелкими хозяйствами. Агрохолдинги могут договариваться с фермерами, к примеру, предоставлять необходимую технику для обработки земель, а фермер будет платить за использование этой техники зерном.
- Вы считаете, люди на селе уже готовы к подобным рыночным отношениям?
- Да, вполне. Люди готовы работать, хотят получать хорошую и стабильную зарплату. Если они видят, что нормально зарабатывают, вряд ли станут препятствовать улучшению своего же благосостояния.
- Как вы уже сказали, на базе работающих колхозов соз-даны агрохолдинги. Очевидно, что новые структуры не станут нуждаться в прежнем большом количестве работников. Многие люди будут освобождаться от прежней работы. А для новой, высокотехнологичной у них не хватит квалификации. Куда же направлять эту рабочую силу?
- На сегодняшний день менее 30 процентов колхозников, за которыми были закреплены доли земельных наделов, задействованы в сельскохозяйственном производстве. Остальные так или иначе решили проблему трудоустройства. При этом не стоит забывать, что в любом развитом обществе около 70 процентов рабочей силы направлено в сервисную сферу. А при успешном развитии сельскохозяйственного бизнеса обязательно будут создаваться новые рабочие места в сфере услуг. Необходимо организовывать центры обучения и переобучения, и мы обязательно будем участвовать в этом процессе.
СПРАВОЧНО: Один из примеров работы "Контракт холдинга": за два года компания восстановила заброшенный свинокомплекс в Нижегородской области, находившийся на грани банкротства. Некогда убыточное предприятие стало рентабельным. Сегодня поголовье свиней в АО "Ильиногорское" достигает 140 тысяч. В производстве задействовано более двух тысяч человек. Существует очередь желающих устроиться сюда на работу. Ежемесячная зарплата рабочих выше, чем средняя по стране, и составляет около 4 тысяч рублей. У владельцев готов план повышения заработной платы в зависимости от эффективности работы предприятия. Уже сейчас "Ильиногорское" производит намного больше мяса, чем может приобрести вся Нижегородская область. Стратегия компании - замещать импорт мясной продукции.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников