06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ПОИСКЕ БАЛАНСА

Айрапетова Наталья
Опубликовано 01:01 19 Ноября 2004г.
В чем главный смысл "губернаторской" реформы Владимира Путина? Какими могут быть ее промежуточные итоги? Будет ли укрепление "вертикали" способствовать эффективной работе системы власти, особенно в форс-мажорных обстоятельствах? Какое место в этой системе будет отведено общественной палате, структурные очертания которой пока не ясны? Об этом размышляет известный политолог, председатель национального гражданского Совета по международным делам, профессор МГИМО Сергей МАРКОВ.

- Сергей Александрович, что все-таки предпочтительнее сегодня: выбирать или назначать губернаторов? После выступления президента России на эту тему стали дебатировать прежде всего вопрос о том, не подорвет ли новая реформа власти основы демократии. За рубежом на этот счет тоже взволновались и высказали свое неудовольствие Путину, хотя меры по укреплению единства государства - вроде бы наше внутреннее дело...
- Главная цель президента - укрепить российскую государственность. Не выходя за конституционные рамки. Мы видели, как во время бесланской трагедии со сбоями, нескоординированно действовали власти в регионе, силовые структуры, одним словом, "вертикаль". Но ведь мы согласились, что действительно живем в условиях своего рода войны, которую нам объявил международный терроризм, и надо быть готовыми к будущим атакам. Готовы ли наши государственная и общественная системы эффективно действовать в самых острых, экстремальных обстоятельствах? Часто говорят, что Владимир Путин укрепляет государство недемократическими мерами. Но если будет разрушено государство, все дискуссии о степени демократичности тех или иных мер, согласитесь, отпадут сами собой... Но, с другой стороны, и недемократичными эти меры президента тоже не назовешь: во многих развитых странах губернаторов назначают. Большинство этих стран - унитарные государства, а Россия - страна с огромной территорией, объединяющей разные народы, - федерация. Таким образом, это не сужение демократии, а некоторое "уменьшение" федерализма...
- Так, может быть, нам более подходит унитарная форма государственности? Может, и либералы зря пугают нас "страшными" словами, тогда как самое страшное - это распад России?
- Этот вопрос надо обсуждать, чтобы найти, наконец, баланс единства государственной власти и самостоятельности регионов, который укреплял бы, а не размывал российскую государственность. Во всех странах он свой. Что же касается Запада, то там, опасаясь возвращения России к традиционному авторитаризму, считают, что у нас происходит некий регресс по сравнению с 90-ми годами. Но ошибка западных критиков в том, что образцом российской демократии они считают ельцинскую Россию, хотя при Ельцине никакой полноценной демократии не было: была гремучая смесь авторитаризма и анархии при некоторых элементах демократизма...
- Но не превратятся ли в ходе реформы наши законодательные собрания просто в нотариальные конторы, заверяющие решения сверху?
- Даже если законодательные собрания и будут отчасти напоминать, как вы говорите, "нотариальные конторы", я не вижу тут никакой драмы. Может, стоит подумать над вариантом, когда президент предлагал бы две кандидатуры - "на выбор", но главное ведь в том, что эти кандидатуры предлагает всенародно избранный легитимный президент, у которого есть мандат народного доверия. И он вправе этим мандатом пользоваться для укрепления государственной системы. Ведь та же трагедия Беслана еще раз выявила огромную роль тех руководителей регионов, которым доверяет президент и которые в полной мере осознают груз своей ответственности перед народом. Трудно представить, что было бы в Северной Осетии и Ингушетии, если бы этими республиками руководили люди, способные пойти на поводу у толпы, у групповых, клановых или иных негосударственных интересов...
- Простите, смотря кого считать "толпой"... А если это многие сотни людей, потерявших своих детей и близких? Они тоже должны думать об "укреплении государственности", тогда как само государство не смогло их защитить?
- Хочу повторить: в самых тяжелых ситуациях президенты наших республик, руководители регионов не имеют права идти на поводу даже у тех, кто потрясен своим горем и своими потерями. Государство для нас должно быть такой же безусловной ценностью, как и человек, и постоянно противопоставлять эти величины - значит сознательно или бессознательно разрушать собственную страну, да и создавать почву для новых трагедий...
- Ситуация на Северном Кавказе продолжает раскачиваться, а наша власть ограничивается полумерами... Звучали и продолжают звучать, например, вопросы о том, почему не вводится в том или ином регионе при обострении ситуации чрезвычайное положение...
- Согласен: верховная власть должна предпринимать адекватные шаги, когда ситуация требует введения элементов чрезвычайного положения. События в Карачаево-Черкесии, например, показывают, насколько важны решительные своевременные действия центра в противовес коррумпированности, межклановым разборкам на местах, криминальному беспределу. Ситуация может сорваться в кризис в любой момент. Недаром же представитель президента страны, предостерегая разъяренную массу людей, требующих немедленной отставки местных лидеров, упомянул об угрозе гражданской войны, если вместо как раз законных демократических процедур принимать решения на площади... И не надо делать вид, что Чечня, Ингушетия или Дагестан - такие же регионы России, как Смоленская или Рязанская области. Мы все знаем, что это не так, а промедление с кардинальными мерами по наведению порядка чревато новыми трагедиями. Это, очевидно, должно быть - в определенной обстановке - не военное положение, но особый порядок управления территориями, и эти особенности должны быть четко юридически оформлены, чтобы все оставалось в правовом поле.
- Пресечет ли региональная реформа Путина бюджетный сепаратизм некоторых наших национальных республик, которые со времен Ельцина пользуются явными или тайными льготами, различными преференциями, чье налоговое бремя легче "обычных" регионов?
- Честно говоря, я не вижу никакой опасности в том, чтобы национальные республики пользовались какими-либо преференциями или налоговыми льготами. Нам надо создавать также условия для развития малых этносов в России. Опасность мне видится в другом: в этих республиках часто занижен социальный статус русских, которые могут превратиться в граждан второго сорта и будут вынуждены все бросать и уезжать "в Россию". Вот эту ситуацию надо решительно менять, предотвращать, выправлять: ни в малейшей степени не может быть унижен на своей родине народ, который создавал, строил и защищал это государство. Власть должна заботиться об укреплении социального статуса русского этноса, чтобы "не поплыла" российская государственность. На ней, кстати, и особая ответственность за равноправное, защищенное положение всех наций и народностей России...
- Какой, на ваш взгляд, должна быть в контексте всех этих проблем будущая Общественная палата? Это должна быть структура экспертов или инстанция, наделенная определенными полномочиями и напоминающая "народный контроль"?
- Мне представляется, что у Общественной палаты должны быть три основные функции. Первая - проводить общественную экспертизу законов еще на стадии подготовки законопроектов, потом - после третьего чтения в Думе, до подписи президента РФ. Вторая функция - анализ правоприменительной практики, своего рода мониторинг того, как работают наши законы. Третья - организовывать широкие общественные дискуссии по принципиальным для страны вопросам. Как, например, функционирует Общественная палата Франции? В ее составе работают и эксперты, и политические партии, и профсоюзы. У нас, думаю, Общественная палата должна формироваться смешанным образом - и по предложению партий, и делегированием от основных общественных организаций, и по предложению президента. И конечно, там должны быть эксперты. Надо надеяться, она будет действенным звеном во всей системе российской власти, когда с мнением общественности будут, наконец, по-настоящему считаться.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников