Коррупция за 100: в МВД рассказали о размахе воровства чиновников

Фото: © Nikolay Gyngazov globallookpress.com
14:59 19 Ноября 2019г.
Опубликовано 14:59 19 Ноября 2019г.

Цифры ведомства во многом формальны и сильно занижены, считают эксперты


Установленный правоохранителями ущерб по коррупционным преступлениям достиг в общей сложности 102 млрд рублей за 8 месяцев года. При этом государство из них получило в качестве возмещения 27 млрд рублей, рассказал замначальника управления по борьбе с правонарушениями в сфере распределения и использования бюджетных средств ГУЭБиПК МВД Дмитрий Севастьянов. 
 

Им дали по рукам

«Выявлено 18,4 тысячи преступлений коррупционной направленности, в том числе 5,5 тысячи – совершённых в крупном или особо крупном размере. Из общей массы 14,7 тысячи преступлений выявлено органами внутренних дел», - пишет в журнале «Полиция России» Севастьянов. 
 
Всего раскрыты более 15 тысяч коррупционных преступлений. 1,6 тысяч из них совершила группа лиц по предварительному сговору, 632 – в составе организованной группы. Более 8 тысяч участвовали в преступлениях, к ответственности привлечены более 6 тысяч человек, рапортует Севастьянов. 
 
По сравнению с прошедшими периодами, за 8 месяцев года коррупционных правонарушений выявили на 4,7% больше. На 9,6% - в крупном или особо крупном размере. 
 
В более чем трёх тысячах случаев участвовали в преступлениях должностные лица, 805 случаев – коррупция в крупном или особо крупном размере. Уголовное наказание ждёт тысячу человек, 1,5 млрд рублей изъято в рамках санкций и конфискаций.
 
С января по август зафиксировано 3 тысячи взяток. 399 – в крупном и особо крупном размере. 276 человек привлекли к ответственности, 128 млн рублей изъято.
 
Упоминал Севастьянов об уголовном деле против экс-губернатора Ивановской области и бывшего депутата Ивановской областной думы Павла Конькова и других неизвестных лиц правительства области. По версии следствия, Коньков и его товарищи похитили из бюджета около 700 млн рублей. Указывал Севастьянов и на «чистки» в корпусе высокопоставленных чиновников Якутии, в силовом блоке республики Ингушетия. 
 

Есть куда расти

По мнению представителя МВД, более успешная борьба с коррупцией предполагает некоторые перемены в законодательстве и правоприменительной практике. Так, до сих пор не отлажена система защиты заявителя о фактах коррупции в среде высокопоставленных чиновников. Люди часто боятся заявлять о подобных преступлениях. Кроме того, у следственных органов пока нет единого подхода к раскрытию коррупционных преступлений: для него понадобится выработать понятные правовые механизмы. Отсутствует единая согласованная позиция суда и правоохранителей по допустимости использования при оперативно-розыскных мероприятиях действий по выявлению и пресечению коррупционных правонарушений. «К сожалению, до сих пор в уголовном законодательстве отсутствует закреплённая расшифровка и самого понятия «оперативный эксперимент», - указывает Севастьянов. Всё ещё не выработана общая правоприменительная практика по раскрытию преступлений о взяточничестве в пользу третьих лиц, а также в случаях, когда взятку переводят по безналичному расчёту на счёт фирмы-получателя.
 
Эксперты указали и на другие «пробелы» в противодействии коррупции. Из 102 млрд рублей не удалось вернуть и половины, но это неудивительно. «В реальности вернуть денежные средства за значительную часть преступлений, например, вывод средств за пределы страны, незаконную банковскую деятельность невозможно», - приводит «КоммерсантЪ» слова замгенерального директора «Transparency International – Россия» Ильи Шуманова. Сегодня многие преступления организуют через интернет, проконтролировать поцессы тяжело. Интерес России к программе обмена финансовой информацией в рамках стандартов ОЭСР угасает, многие юрисдикции просто отказываются сотрудничать с нашей страной, говорит эксперт. Главные центры притяжения денег Вашингтон и Лондон, но они не обмениваются данными с Москвой в автоматическом режиме. 
 
Повысить раскрываемость смогут кардинально новые меры, рекомендует заведующая лаборатории антикоррупционной политики Высшей школы экономики Дина Крылова. Правоохранителям нужно тесно взаимодействовать с гражданским обществом, чтобы вовремя ловить сигналы о коррупционных преступлениях. Следует ввести понятие «коррупционный риск». Тогда гражданин не побоится рассказать о предполагаемом случае взяточничества без опасности пострадать от обвинений в клевете. 
 
Главная опасность коррупции – неоптимальные решения в экономике, имеющие страшные отложенные последствия, рассказал профессор РАНХиГС Георгий Сатаров. «Я опасаюсь, что в МВД считают простой фактический ущерб», - заметил специалист (цит. «Новые Известия»). И то – озвученная силовиками цифра очень мала с точки зрения бюджета. «Масштабная деловая коррупция приводит к тому, что затраты на взятки бизнес начинает рассматривать, как некие издержки. Эти издержки могут компенсироваться ценой товара, могут — снижением качества продукта и т.д.», - отмечает эксперт. И вряд ли МВД это учитывает. Цифры ведомства Сатаров считает явно заниженными. 
 
С ним согласен председатель правления общественной организации содействия совершенствованию государственного управления и антикоррупционной политики «Содействие» Дмитрий Вербицкий. Для отвода глаз МВД предлагает формальную статистику с уклоном в бытовую коррупцию. Если взять восемь месяцев года и посмотреть выявленные дела в отношении больших чиновников на федеральном уровне, мы не увидим уголовного преследования, полагает Вербицкий. Всё перекрывается региональной статистикой по мелким делам, сетует эксперт. Такое ведение статистики он считает главной ошибкой: это вводит в заблуждение не только аудиторию прессы, но и власть. Важно учитывать и межведомственные игры: в раскрытии коррупции принимают участие не только МВД, но и Генпрокуратура, и СК. В дни отчётов может оказаться, что часть ведомств якобы ничего не делала. Так, за 8 месяцев мониторинга МВД и Генпрокуратура фактически ничего не сделали на федеральном уровне, отметил Вербицкий.

Впрочем, за девять месяцев года государство изъяло у чиновников незаконное имущество на сумму более 12 млрд рублей, отчитались в Генпрокуратуре. В суды ушло более 9 тысяч дел о коррупции, рассказал официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной.

И в завершение пару свежих примеров противодействия коррупции. Буквально сегодня Уфимский райсуд приговорил по статьям о коррупции экс-начальника отдела управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Башкирии Ильнура Юсупова и бывшего главу Дмитриевского сельсовета Уфимского района Михаила Андреева. Подсудимые вину не признали.

В Дагестане правоохранители задержали восьмерых высокопоставленных сотрудников ФСИН, шестерых суд оставил под стражей на два месяца. Если верить экспертам, эти санкции не должны обнадёживать общество: «палочная» система никуда не ушла, подходы прежние. Как и в ГАИ, здесь важна отчётность и «правильные» цифры, считает Дмитрий Вербицкий. 



ВАДА на четыре года отстранило Россию от участия в международных соревнованиях. Это хорошо или плохо?