09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЛАГОСОСТОЯНИЕ ДЛЯ БОЛЬШИНСТВА, А НЕ ДЛЯ ИЗБРАННЫХ

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 19 Декабря 2000г.
После обнародования новой экономической программы, представленной недавно Госсовету хабаровским губернатором Виктором Ишаевым, в прессе появились комментарии, содержащие различные, в том числе критические, недоуменные вопросы. Некоторые квалифицировали "ишаевскую" программу как "альтернативу стратегии, разработанной под руководством Германа Грефа" и спрашивали: означает ли все это "смену курса", "отказ от либеральных реформ"? Внести ясность я попросил ректора Высшей школы экономики Ярослава КУЗЬМИНОВА, участвовавшего, судя по спискам авторов, в создании обеих программ.

- Ярослав Иванович, зачем понадобилась альтернативная экономическая программа?
- Ситуация не такая, как описывают ее журналисты. Представленные Госсовету материалы - не альтернатива программе Грефа, а попытка ее развития в структурном и региональном аспектах. Перед началом работы губернаторы и специалисты твердо договорились: оба документа должны стать частями единого целого. Правда, рабочая группа больше не собиралась и ни разу не обсуждала содержание конкретных разделов. Хотя около трети материалов вызывают у меня, например, возражения. Но это не значит, что надо вести речь об "альтернативе". И документ, розданный членам Госсовета и попавший в прессу, именуется ведь не "Программа", а "Материалы к стратегии".
- Если рабочая группа ни разу не обсуждала "программу Ишаева", то кто же в конце концов писал ее? И кто входил в состав рабочей группы - "консерваторы", мечтающие о прежнем плановом хозяйстве, или приверженцы рыночной экономики?
- Да где вы сегодня найдете среди серьезных ученых тех, кто мечтает о реставрации планового хозяйства советского типа? В рабочую группу входили отнюдь не ретрограды. И экономический идеолог КПРФ Сергей Глазьев, и Александр Некипелов, и Андрей Белоусов, материалы которых в значительной части вошли в промежуточный текст, - твердые сторонники рынка. С "правого" фланга были приглашены Андрей Илларионов, Александр Шохин, Евгений Гавриленков, Олег Вьюгин... Экономические взгляды перечисленных коллег могут различаться, но к антирыночникам они никак не относятся.
Одной из главных трудностей, как всегда в таких ситуациях, явился дефицит времени у членов рабочей группы. Сводил материалы и писал доклад в основном Виктор Ивантер. Текст принадлежит ему, и многие положения не вошли бы туда при условии коллективного обсуждения.
- Новая программа по многим принципиальным пунктам не расходится со стратегией Грефа, но все же есть и серьезные отличия. Это касается, например, социального раздела, который в материалах, представленных Ишаевым, в большей мере проникнут заботой о повышении уровня жизни россиян, разрастании среднего класса. Поддерживаете ли вы этот раздел?
- Конечно. При широкомасштабной бедности невозможно достичь ни консолидации общества, ни укрепления государства, ни развития демократических институтов. Слабость социальной сферы -серьезный тормоз развития страны. Правда, не могу согласиться, что цели социальной политики "по Грефу" и "по Ивантеру" принципиально разнятся. Просто в "Материалах" по-другому расставлены акценты.
- Как же реально усилить социальную политику? Может, панацеей остается государственный патернализм?
-Такой путь ведет в тупик - в материалах рабочей группы об этом говорится определенно. Затраты государства на социальную сферу, в том числе на поддержку жилищно-коммунального хозяйства, у нас уже значительно превзошли аналогичный показатель в бывшем СССР. Если при советской власти они не превышали четверти суммарных расходов федерального, региональных и местных бюджетов (включая социальные фонды), то сейчас - 50 процентов, или вдвое больше. Попытка преодоления бедности только за счет ресурсов государства не имеет перспективы. Потребуется резко увеличить налоговую нагрузку на товаропроизводителей, что, по сути, приведет к новому застою, но в гораздо худших социально-экономических условиях. Такой застой станет тихой смертью государства под социальным наркозом.
Другой путь связан с широко обсуждаемой сегодня моделью "субсидиарного государства". Напомню суть: государство обязуется оказывать минимально необходимую помощь только самым слабым и нуждающимся, а остальные должны рассчитывать на свои силы. Такой маневр должен был бы, по идее, снять с государства избыточную социальную нагрузку, дать импульс для экономического рывка. Но если имеется в виду вариант, при котором государство берет на себя какой-то "закостенелый" минимум поддержки лишь на уровне физического выживания, а все остальное должно осуществляться за счет частных денег, то никакого рывка не получится. Ибо такой вариант эффективен только, во-первых, в условиях устойчивого экономического роста и, во-вторых, при наличии уже сложившегося массового среднего класса. У нас же попытки реализации такой модели приведут только к дальнейшему отчуждению значительной части населения от государства.
Мы уже проходили это, надо извлекать уроки. Российское государство не должно, не имеет права поддерживать только бедных и слабых. Задача у властей иная: постоянно повышать социальные стандарты, стимулировать профессиональное и социальное развитие населения. Кстати, такие действия государство уже начало осуществлять на практике.
- Вы имеете в виду программу повышения пенсий?
- И еще инвестиции в развитие образования, в обеспечение его доступности для большинства. Здесь нет расхождений с программой Грефа. Разве что в терминах. Я предпочел бы такое название: "Социальное рыночное государство". Речь идет не только о помощи самым нуждающимся, но и о поддержке (не обязательно материальной) тех, кто намерен вырваться из серенького прозябания и перейти в средний класс.
- Общие тезисы звучат "красиво". А как получится на практике?
- Вот простой пример. Власти могут стремительно, не принимая во внимание реальные доходы граждан, провести либеральные реформы образования и здравоохранения - в широких масштабах ввести здесь платные принципы. При этом помощь будет оказана только наибеднейшим, барахтающимся в море нищеты. Все остальные, мол, пусть выплывают сами. Но это только затормозит формирование среднего класса, "заморозит" уровни медобслуживания и образования для большинства на очень низких отметках. В конечном счете - отбросит общество по уровню жизни далеко назад.
Нет, такая политика неприемлема. Государство должно постоянно повышать уровень гарантий финансирования социальных услуг. Разумеется, речь о реальных затратах, а не прописанных в нынешних законах социальных стандартах, которые невыполнимы. Очень важно обеспечивать, особенно в образовании, политику "равного старта" для выходцев из разных групп населения. Это значит не только гарантировать минимум, а финансировать доступ к самым качественным видам высшего образования самым талантливым. Аналогично действительно больным гражданам должно быть гарантировано (независимо от толщины их кошелька) клиническое обслуживание. Словом, "адресный принцип" госпомощи должен быть сфокусирован не только "на бедных", но и "на наиболее достойных".
- В социальном разделе стратегии Грефа странным образом исчезли многие цифры (в рабочих вариантах они были). Неконкретность заметно ослабила этот раздел. В программе Ишаева все основные цифры есть. А вообще-то нужны ли они? Может, главное - концепция?
- Без цифр нельзя. Они характеризуют - пусть расчетный или ожидаемый - рост реальных доходов; изменение численности граждан, живущих за чертой бедности; динамику номинальной и реальной зарплаты. Если есть количественные показатели, то выполнение программы оказывается под общественным контролем. Иначе все зависит от доброй воли (или произвола) чиновников Минфина. Правительству не очень хочется выдавать векселя, ставя себя под удар, но такова участь власти в демократическом государстве.
- Правительству в условиях рыночной экономики трудно гарантировать достижение определенных "рубежей", ибо многое определяется непосредственно товаропроизводителями, их поведением...
- Да, но оно может и должно выносить на публичное обсуждение свои оценки, прогнозы, в том числе и ожидаемые результаты политики. Ожидания не сбываются - надо объяснить обществу: почему, в силу каких внешних или внутренних факторов. Кстати, Владимир Путин в заключительном выступлении на Госсовете как раз и поставил вопрос о необходимости государственного программирования. Власти определяют основные вешки, которые очень важны для граждан и предприятий. Бизнесмен говорит: вот туда я иду, в этом секторе собираюсь поощрять инвестиции... Главное, чтобы слову государства доверяли, полагались на них.
- В программе Ишаева, в частности, обозначается такая "вешка": за 10 лет численность россиян, прозябающих за чертой бедности, должна уменьшиться втрое - с 46 миллионов человек до 15 миллионов. Но если говорить не о цифрах, как бы вы сформулировали главный принцип политики в социальной сфере?
- Ориентация на рост благосостояния большинства населения. Только это обеспечит устойчивое оживление производства, в том числе и после снижения мировых цен на нефть.
- Не боитесь, что либеральные экономисты-рыночники назовут вас "ренегатом"?
- Я, между прочим, считаю себя как раз "либеральным экономистом-рыночником". Но разве рыночное хозяйство должно обрекать граждан на нищету? Знаете, в призыве: "Затянем еще туже пояса, чтобы побыстрее построить светлое рыночное завтра" - просматривается большевистский подход.
- Нашу экономику называют по-разному - "рыночной", "квазирыночной", "госкапитализмом", "олигархическим капитализмом"... Что вы думаете по этому поводу?
- Мы должны четко представлять, в каком обществе, в какой экономике находимся сейчас. В России, несмотря на десятилетнее правление под либеральными лозунгами, сложился настоящий государственный капитализм. Степень огосударствления экономики, государственного влияния на нее огромна. Государству принадлежит на 90 процентов кредитный сектор, все естественные монополии контролируются им прямо или в акционерной форме.
В 90-е годы, когда был стремительно разрушен очень жесткий управленческий каркас советского государства, вертикаль власти не успела отстроиться. Государство оказалось приватизированным по частям: министерства и департаменты служили ареной борьбы мощных олигархических группировок, которые паразитирование на государственных ресурсах превратили в единственный и доходный вид бизнеса. Управления и отделы ведомств стали ареной "административного рынка" фирм помельче. В региональном разрезе экономическая власть перешла в руки губернаторов и стоящих за ними "своих" финансово-промышленных групп и лобби. Но как только власть стала консолидироваться, вместо приватизированного государства мы получили государственный капитализм.
Это реальность, только "зашоренный" человек будет отрицать очевидное. Не секрет, что государство сегодня может без особых усилий экономически удушить любую фирму, корпорацию, словом, агента экономики. Но может и поддержать. Когда мы говорим о дерегулировании, то имеем в виду, что государство должно себя заранее и гласно ограничить в будущих действиях как экономического агента. То есть дать знать частному бизнесу: вот в этой отрасли я ничего не буду делать, а здесь у меня - у государства - есть такие-то приоритеты, и я буду поступать так-то. И чтоб никаких "сюрпризов". Поэтому мало добиваться дебюрократизации управления. Надо еще и переходить на новые "правила игры" в секторах экономики с преобладающим влиянием государства. Я не сторонник госкапитализма, он малоэффективен. Но мы должны видеть реальную ситуацию и принимать соответствующие решения. Речь прежде всего о необходимости проведения активной промышленной политики.
- Что вы имеете в виду?
- Например, снижение норм обязательного резервирования для кредитующих промышленность банков. Уменьшение налогов. Стимулирование инвестиций в производство через налоговые каникулы. Льготные таможенные пошлины на ввоз оборудования... Но прежде всего, если мы хотим быстрого развития "нормального" капитализма, надо укреплять центральную власть. Чем, собственно, и занимается сейчас Путин.
- Борьба с олигархами входит в перечень первоочередных задач?
- Разумеется. Почему такой высокий рейтинг у главы государства? Люди видят: пришел дееспособный правитель и стал отсекать "пиявок", присосавшихся к государству.
- Не приведет ли усиление государства, укрепление "центра" к авторитаризму?
- Укрепление вертикали власти опасности для демократии не несет. Наоборот, будет способствовать укреплению ее институтов. Государство без демократии может быть, а демократии без государства не бывает. У нас, к сожалению, сегодня нет "внизу", во многих районах - ни гражданского общества, ни демократии. Это подтверждает и недавний социологический опрос Всероссийского центра изучения общественного мнения: 54 процента граждан считают, что в России нет демократического общества. Государство, как я уже говорил, оказалось как бы приватизированным по частям: по регионам, финансовым группам, которые в немалой степени еще контролируют управление. Очень важно в этой ситуации не потерять страну. Россия всегда была сильна тем, что являлась единым государством. Отсюда и актуальная задача - консолидация власти.
- Нужно ли, по-вашему, расширять масштабы огосударствления экономики?
- Нет. Сейчас доля так называемого консолидированного государства в ВВП составляет 37-38 процентов. Этого более чем достаточно. А вот повышать эффективность собственности - и частной, и государственной - необходимо.
- Вы говорили, что примерно на треть не согласны с текстом ивантеровских материалов к программе Ишаева. Что вызывает возражения?
- Скажем, тезис о том, что можно загрузить не используемые сейчас производственные мощности и тем самым увеличить выпуск продукции на 25-30 процентов. Это, знаете ли, просто экономический романтизм. Спрашивается: как заставить россиян покупать не пользующуюся спросом продукцию? Если только закрыть границы и вернуться во времена дефицита...
Еще пример. В рассматриваемых материалах подчеркивается, что рост экономики возможен главным образом за счет внутреннего рынка. Но разве мы собираемся вновь сооружать "железный занавес"? Далее. К сфере исключительной ответственности государства в экономике новая программа наряду с ВПК относит аграрно-промышленный комплекс. Вот это да! Вместо колхозов будут создаваться госхозы, что ли? Или снова средства бюджета будем перекачивать на село в виде безвозвратных субсидий?..
Подобных примеров немало, но и полезного в этих материалах тоже достаточно.
В заключение хотел бы подчеркнуть, что экономика с помощью административных подпорок жить не сможет. Должны быть созданы условия для ее саморазвития. Только сильное государство может гарантировать твердые, понятные "правила игры", проводить активную экономическую и социальную политику. Россия потеряла много времени на бесконечную говорильню, обсуждения, шатания. Пора наконец заняться делом. Иначе отстанем навсегда.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников