04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЧТО ВОЛЯ, ЧТО НЕВОЛЯ - ВСЕ ЕДИНО

Иванкова Евгения
Опубликовано 01:01 19 Декабря 2000г.
В Кузбассе на трехмиллионное население приходится около 30 исправительных учреждений, где "томятся" около 30 тысяч осужденных. Обслуживают этот спецконтингент более девяти тысяч "тюремщиков" областного Главного управления исполнения наказаний. Как им живется?

Положение о службе в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции не принято до сих пор. Де-юре сотрудники ГУИНа имеют немало льгот, например, на получение жилья. Фактически пользуются только скидкой на оплату жилплощади да коммунальных услуг в домах государственного и муниципального фондов. Получить квартиру от государства фактически невозможно. Кузбасский ГУИН по мере сил строит жилье сам. В прошлом году справили лишь два новоселья. Имеется задолженность по зарплате. В общем, "тюремщики" живут ничем не лучше остальных российских граждан-бюджетников. А может, даже и похуже. Как это ни парадоксально звучит, сотрудники ГУИНа зачастую кормят заключенных чуть ли не за свой счет, потому как если у бюджетника нет зарплаты - дело привычное, а если зэк не обеспечен положенным довольствием - жди неприятностей.
До недавнего времени заключенных действительно кормили неважно. И сейчас, конечно, зона - не санаторий, но практически при каждой колонии есть мини-пекарни, подсобные хозяйства. Руководство ГУИНа "штурмует" кабинеты местных чиновников и промышленников, чтобы обеспечить сносное содержание 30-тысячной армии преступников.
Работа у сотрудников уголовно-исполнительной системы - не сахар. Как говорят психологи, общение с криминальным контингентом - это постоянное напряжение эмоционально-волевой сферы. Жесткая регламентация деятельности, ограниченное периметром колонии пространство, необходимость в течение длительного времени выполнять однотипные малоприятные обязанности - это и многое другое влечет за собой "профессиональную усталость" сотрудников. Проявляется она в нервозности, беспокойстве, утрате самоконтроля, появлении неадекватных реакций. Явление другого рода - неслужебные связи сотрудников со спецконтингентом. Мотив, который толкает в основном младший начсостав на "сговор" с зэками, - корысть. Ссылки на низкую зарплату в 1-1,5 тысячи рублей нарушителям закона не помогают. Со взяточниками система прощается без сожаления. Ну а с теми, у кого просто нервы сдают, проводят беседы. В исправительных учреждениях работают штатные психологи.
Как только высшим тюремным начальством был взят курс на гуманизацию исполнения наказаний, сотрудникам некогда закрытой от общественного внимания структуры волей-неволей приходится доказывать, что они не какие-то изверги, а обычные люди, призванные исполнять свой служебный долг. Хотя видно невооруженным глазом, что работа у них не сахар. В тюрьмах да зонах далеко не ангелы сидят. Другое дело - изменить подход к заключенному, признать его право на человеческие условия отбывания наказания и обеспечить эти условия. По большому счету это, пожалуй, и все. Нигде ведь не сказано, что офицер должен дневать-ночевать на зоне и "в лепешку разбиваться", чтобы заключенному жилось легче. Не сказано, но работники ГУИНа зачастую действуют именно так: то пару соток "разобьют" под огородик, то свинарник "срубят", то мини-пекарню поставят. Было б чем кормить своих "постояльцев" при отсутствии надлежащего госфинансирования. От голода да холода по крайней мере в кузбасских зонах еще никто не умер.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников