05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГИЛЬОТИНА ДЛЯ БОМЖЕЙ

Маслов Леонид
Опубликовано 01:01 20 Января 2000г.
В столичных правоохранительных органах долго и недобро вспоминали весну восемьдесят второго. Дружно сошедший в апреле снег обнажил следы таких жутких преступлений, о которых не слыхивали и старослужащие.С разницей в несколько дней сразу в нескольких районах Москвы: в Измайловском лесопарке и у Борисовских прудов, в парке Сокольники и в прибрежных кустах Химкинского водохранилища - были обнаружены шесть обезглавленных трупов.Паника охватила руководство столичной прокуратуры: это же целая серия, конвейер "висяков"!

Количество трупов достигло десяти, и все уголовные дела по фактам их обнаружения передали в Комитет госбезопасности. Обезглавленные находки продолжали поступать. И руководство управления КГБ по Москве и Московской области схватилось за голову.
Когда же на "вражьих волнах" - в передачах иностранных радиовещательных компаний - были озвучены новости из криминальной хроники столицы, настал черед волноваться высшим сановникам и из ЦК...
Из самых опытных розыскников-волкодавов комитета была создана оперативная группа, начальником штаба которой назначили меня. Произошло это совершенно случайно, так как розыск не входил в круг моих служебных обязанностей - я занимался разработкой иностранных разведчиков, действовавших в Москве под дипломатическим прикрытием.
На внеочередном заседании коллегии КГБ СССР обсуждались меры противодействия "вражьим голосам из-за бугра", смаковавшим подробности "московского вандализма" и сеявшим среди жителей столицы панические настроения. Я рассматривал карту, где были отмечены места и даты обнаружения расчлененных трупов, как вдруг вспомнил об одной сводке службы наружного наблюдения.
"Черт побери! - не сдержался я. - Ровно два месяца назад, в феврале, на берегу Химкинского водохранилища, неподалеку от перекрестка улицы Свободы и Химкинского бульвара, был задержан водитель военного атташе Центрально-Африканской Республики Поль Мламбо Нгкука.
Ночью на служебной машине он подъехал к биваку бомжей, гревшихся у костра, и затеял с ними драку. Вмешался проезжавший мимо милицейский патруль.
Иностранец бросился к своей машине. Когда он приоткрыл дверь, оттуда выпрыгнул разъяренный пес и бросился на стражей порядка.
Пса пристрелили, бомжи разбежались, водителя не задерживали, так как он предъявил дипломатическую карточку..."
Тут же кто-то из коллег предложил назначить меня начальником штаба по координации розыскных мероприятий.
Все дела объединили в одно, так как ряд схожих признаков указывал на то, что гильотинирование совершалось одним и тем же лицом или одной группой лиц.
В результате лабораторных исследований было установлено, что глумлению подвергались не трупы - нападали на живых людей.
Поскольку трупы были найдены в традиционных местах стойбищ бомжей, или, как их тогда называли, "бичей" - бывших интеллигентных людей, было выдвинуто предположение, что мы имеем дело именно с останками последователей "Ордена вольных странников". При более тщательном обследовании трупов версия нашла подтверждение.
Все убиенные были мужского пола и приблизительно одного возраста: 45-50 лет.
Розыскники и криминалисты терялись в догадках о мотивах и целях совершения преступлений. Для чего понадобилось отделять, а отделив, похищать головы?
По моему указанию (начальник штаба я или кто?) московская милиция предприняла беспрецедентные меры по отлову уцелевших бомжей. Нашли. В предъявленных для опознания телах они узнали одно, принадлежавшее "вольному страннику" по кличке "Карл Маркс". Большего выжать из них не удалось, как ни бились. Да, вот еще. Кличку свою он получил за роскошную бороду-гриву и склонность к философствованию. Все! Ни связей, ни контактов, не говоря уж о недоброжелателях.
Не найдя более или менее правдоподобных объяснений фактам гильотинирования бомжей, специалисты пришли к заключению, что орудовал либо маньяк-некрофил, коллекционирующий мертвые головы, либо это дело рук ранее не выявленной "секты вампиров", исполнявших какой-то неведомый ритуал.
Наблюдение за водителем военного атташе Центрально-Африканской Республики также результатов не принесло, несмотря на то, что его обложили наружным наблюдением, как волка красными флажками.
Розыскное дело ВУРДАЛАКИ сдали в архив. Это решение, кроме прочего, было принято еще и в связи с тем, что в период с мая по ноябрь в Москве не было обнаружено ни одного "всадника без головы".
Это - в Москве. Но судьба распорядилась так, что с ними спустя долгое время пришлось столкнуться в Париже. Двигаясь мимо лавчонок, сплошь увешанных картинами мастеров разных эпох, от классицизма до постимпрессионизма, краем глаза замечаю какие-то странные статуэтки, подсвечники и настольные лампы. Они вносят некоторый диссонанс в интерьер галереи и не могут не привлечь моего внимания.
Подхожу к прилавку и начинаю их рассматривать. Боже праведный, да это же настоящая кунсткамера, но как оформлена! Все выставленные на продажу предметы домашнего интерьера имеют заполненные жидкостью прозрачные полости, в которых находятся... человеческие головы.
Голов, отделенных от туловища, целая коллекция: негритянские -цвета зрелого баклажана, с курчавыми волосами, расплющенными носами и коровьими губами. Китайские - желтые, с тремя волосинами вместо бороды и хищным прищуром щелочек вместо глаз. На лбу у одной самурайской головы замечаю каллиграфически исполненный красный иероглиф. Славянские -бородатые, разухабистые...
А в моем воспаленном воображении опять возникают образы, казалось, задавленные глыбой времени...
Нет-нет, надо немедленно все прояснить! Но ведь минуло почти двадцать лет! Ну и что? В контрразведке не бывает сроков давности - в атаку!
Мое заинтересованное отношение к выставленным на продажу головкам не остается незамеченным. Пожилой грузный мужчина с улыбкой, от которой тают снега Килиманджаро (вот у кого надо бы пройти практику нашим продавщицам!), и дежурной фразой: "Что желает мсье?" - приближается к прилавку.
Театральным жестом я достаю... перетянутый резинкой "пресс" баксов. По сути, это "кукла" в долларовом исполнении. С двух сторон "пресс" обложен стодолларовыми купюрами, а между ними - однодолларовые.
"Пресс" впечатляет. Я вижу, что мой собеседник готов решить участь всей своей богадельни, не отходя от прилавка. Хоть оптом, хоть в розницу.
Начинаю "нажимать" на психику торговца. С его помощью не спеша выбираю безделушку подороже и, не торгуясь, небрежно швыряю зеленый "стольник" (выбранный амулет стоит 85 франков, это - около восемнадцати долларов) на прилавок.
Сунув сдачу и амулет в карман, я невзначай оставляю на прилавке 100-франковую банкноту и не мешкая хожу с козырного туза: интересуюсь ценой (разумеется, в долларах) напольных часов. В полости маятника, заполненного жидкостью, влево-вправо мечется головка "а-ля Карл Маркс". Она крупнее и рельефнее остальных, кроме того, у нее такая роскошная грива-борода!
"Я очень сожалею, мсье, но эти часы не продаются, - произносит торговец, жестом фокусника смахнув банкноту куда-то в ящик с прилавка. - Они - наш торговый знак".
Я выкладываю еще одну стофранковую купюру, которая, так же как и первая, мгновенно исчезает под прилавком, и иду ва-банк:
"Неужели за двадцать лет вы не сумели заказать себе еще одни часы с к у к о л ь н о й головкой?! Верится с трудом!" - тоном матерого провокатора говорю я, а по спине в три ручья хлещет горячий пот.
"Это н а с т о я щ и е головы, мсье... Головы живших в недалеком прошлом людей. Поэтому-то они стоят очень дорого..."
Внутреннее напряжение достигло апогея, но я с напускным спокойствием выслушиваю целую лекцию о подготовке головок к предпродажной экспозиции.
Фантастика - я волей случая оказался на правильном пути! Плохо одно: это должно было произойти еще в восемьдесят втором...
Сразу оговорюсь: мумифицирование человеческих голов имеет мало общего с работой специалистов, колдующих над телом вождя в Мавзолее, хотя в обоих случаях это очень долгий процесс, включающий множество трудоемких операций. А в случае с головами еще и смертельный риск, потому что в Мавзолее изначально обрабатывают мертвое тело, а головы накануне процесса мумификации должны быть непременно живыми...
В отсеченной голове просверливается маленькое отверстие, через которое внутрь запускается особый вид муравьев, пожирающих мозг. Чтобы эти прожорливые твари не добрались до кожного покрова и мягких тканей головы, в ноздри и уши вставляются специальные пробочки. Когда муравьи вычистят полость черепа, туда впрыскивают консервант, который обычно используется в моргах, чтобы воспрепятствовать процессу разложения.
"А-а, формалин!" - в моем голосе сплошное разочарование.
"Не совсем, мсье! В него добавляется еще целый букет трав, известных только одному человеку - магу, который и руководит всем процессом..."
Затем полуфабрикат - да-да, человек из-за прилавка так и сказал: полуфабрикат! - некоторое время, пока не размягчатся кости черепа, выдерживается в специальном растворе. При этом одновременно происходит стягивание, уменьшение всей кожной и даже костной (!) структуры.
Как только кости черепа станут мягкими, наступает самый ответственный момент всего технологического процесса: необходимо удержать их от сплющивания, сделать так, чтобы они, скукожившись и значительно потеряв в объеме, сохранили форму головы.
За это отвечает человек, посвященный в тайны всего процесса мумифицирования. Это - тот самый маг. Он, ко всему прочему, обладает экстрасенсорными способностями. Накладывая руки на размягченные головки, он направляет на них поток своих биоволн. Манипуляция, которую невозможно выполнить с помощью лазеров и компьютеров.
В последующем головке предстоит постоянно находиться в жидкости, в состав которой входит несколько ингредиентов. Каждый из них в отдельности известен только одному человеку. Но рецепт всей смеси знает только маг.
Торгаш, хитро подмигнув, раскалывается окончательно:
"Головы станут тем, что вы имеете честь лицезреть, лишь в том случае, если будут отняты у живого человека".
Человек за прилавком внимательно наблюдает за мной, за эффектом, который должна произвести на меня его откровенность. Я парирую, не моргнув глазом:
"То есть вы хотите сказать, что прежде, чем приступить к мумификации, надо произвести декапитацию не покойника, но живого и вполне здравствующего человека?"
"Именно так, мсье!" - в голосе торгаша неподдельная радость.
"И кто же добровольцы, что кладут свои головы на алтарь вашего процветающего бизнеса? Если не ошибаюсь, вы находите их на всех континентах: у вас выставлены на продажу головы негроидов, монголоидов, европеоидов, наконец!"
"Вы правы в одном, мсье, о н и - на всех континентах... Но они - не добровольцы. Они - дичь, за которой надо охотиться. А это дорого обходится охотнику, потому так высоки цены..."
"И кто же охотник?!" - вырвалось у меня.
"Вам повезло - мсье Поль Мламбо Нгкука идет сюда..."
Я невольно оборачиваюсь. Сквозь витринное стекло я вижу, как к нам приближается живописная пара. Негр огромного роста, рядом чинно ступает пит-бультерьер. Размеренный и уверенный шаг двух зверей, знающих себе цену.
Пит-бультерьер - жуткое порождение человека, выкидыш селекции, исчадие злости, накопленной природой в добермане, кавказской овчарке, бульдоге и... пуделе.
В его природе преобладает один ген. Ген абсолютного зверства. Бывали случаи, когда пит-бультерьеры загрызали даже своих хозяев, вскормивших и выпестовавших их.
Да, такой гильотине достаточно команды "фас" - и нужная голова в багажнике твоего автомобиля, потому что ты - водитель военного атташе Центрально-Африканской Республики в Москве и владелец магазина экзотических сувениров в Париже...
Я понял, почему с приходом лета 82-го в столице перестали появляться обезглавленные трупы бомжей: в мае господин Мламбо по окончании служебной командировки убыл на родину.
Стоп! Но милиционеры ведь пристрелили его пса. Ну и что? Мламбо Нгкука приобрел нового, головы-то по-прежнему в цене...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников