08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ШАГ ИЗ СТРОЯ

Андрей Гальцов - подполковник запаса. Отслужил в Вооруженных силах четверть века. Уволился в 46 лет. Здоровьем крепок, мастеровит. Свой "жигуленок" ремонтирует сам: может разобрать до винтика. Вторая страсть Гальцова - компьютеры. Когда учился в институте переподготовки военнослужащих, уволенных в запас, его оригинальные дизайнерские разработки рекламных буклетов привлекли внимание даже опытных преподавателей. Еще Андрей - прекрасный организатор. Легко сходится с людьми. Быстро адаптируется к обстановке.

Казалось бы, такого человека в любой фирме с руками оторвут. Не тут-то было. Сняв погоны, мой знакомый побывал, наверное, в полусотне различных ростовских ООО и ОАО, написал бесчисленное множество анкет и резюме, но, кроме как охранником, никуда устроиться не сумел.
Да разве он один такой? Тысячи военных пенсионеров своим теперешним положением недовольны.
- А если в бизнес пойти? - спрашиваю Андрея.
Он усмехается:
- Какой бизнес? Где начальный капитал взять?
Предел мечтаний офицера, собравшегося в запас, - место руководителя среднего звена. Увы, управленческие должности, на которые они могут претендовать, в регионах наперечет. Анализ рынка труда, сделанный Ростовским городским центром занятости населения, свидетельствует, что доля вакансий для управленцев составляет лишь 2,6 процента. Думаю, и в других крупных городах картина подобная. Рынок труда требует квалифицированных рабочих, специалистов торговли и общепита, а управленцы ему не нужны. Как и дизайнеры без опыта работы, свежеиспеченные логисты и бухгалтеры.
Большинство частных фирм, готовых платить сотрудникам хорошие зарплаты, вводят жесткий возрастной ценз - до 40 лет. Плюс наличие опыта работы по специальности. Понятно, что офицеров запаса туда не возьмут. Между тем каждый год только в Северо-Кавказском военном округе в запас увольняются около 1000 человек. И лишь менее трети из них находят более или менее нормальную работу. У экс-военных есть свой жизненный опыт, знания, желание работать - но нет возможности себя реализовать. И со временем эта ситуация только усугубляется.
Полковник медслужбы Владимир Щербаков в недавнем прошлом - начальник 124-й Центральной лаборатории медико-криминалистической идентификации МО РФ, кандидат медицинских наук, главный эксперт Минобороны по вопросам идентификации личности. Сегодня он военный пенсионер, депутат Законодательного собрания Ростовской области. Смог ли он найти достойную работу "на гражданке"?
- Не смог, - отвечает Щербаков. - Должность медбрата давно перерос, а более серьезного ничего не нашел.
И это - имея статус народного избранника!
По мнению Щербакова, решений несколько. Первое: увеличить срок службы офицеров до общероссийского пенсионного возраста. Но военнослужащие, много лет испытывающие большие физические и моральные нагрузки, попросту не выдержат. Уже сегодня смертность среди военных пенсионеров чрезвычайно высока, особенно среди тех, кто не нашел себя в новой жизни. Второе: создать специальную службу занятости. Причем с работодателями надо договариваться минимум за год до того, как офицер, прапорщик или солдат-контрактник снимет погоны. Для этого необходимо решение правительства... А пока уволенные в запас офицеры предоставлены сами себе.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников