10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

...А ОСТАЛЬНОЕ - ПОДРОБНОСТИ

"Почаще смотрите на звезды. Когда будет на душе плохо, когда вас обидят, когда что не будет удаваться, когда придет на вас душевная буря - выйдите на воздух и останьтесь наедине с небом. Тогда душа успокоится". Так писал в завещании своим детям Павел Флоренский, удивительный человек с трагической судьбой.

ДВА ЮБИЛЕЯ
Его не зря называли "русским Леонардо да Винчи". Выдающийся богослов, автор многочисленных изобретений в различных областях науки и техники, искусствовед, философ. Он спасал Троице-Сергиеву лавру, совершал открытия, работал в ВСНХ, занимался планом ГОЭЛРО, разрабатывал новые виды пластмасс, методы градостроения, промышленные технологии и лекарственные препараты. Его идеи намного опередили время. А время было к нему жестоко. После нескольких лет Бамлага и Соловков его расстреляли в 1937-м - 70 лет назад.
Он очень серьезно и нежно относился к детям, семейным ценностям, истории и будущему. Есть в том же завещании и такие слова:
"Старайтесь записывать все, что можете, о прошлом рода, семьи, дома, обстановки вещей, книг и т.д. Старайтесь собирать портреты, автографы, письма, сочинения печатные и рукописные всех тех, кто имел отношение к семье. Пусть вся история рода будет закреплена в вашем доме и пусть все около вас будет напитано воспоминаниями".
Именно этим и занят сейчас человек, который открыл мне дверь в тот самый дом, напитанный воспоминаниями, в Новоконюшенном переулке Москвы.
ОТЕЦ АНДРОНИК - ВНУК ОТЦА ПАВЛА
Это внук Павла Флоренского игумен Андроник Трубачев. Ему сейчас почти столько же, сколько прожил дед. Он и сам по себе интереснейшая личность. Среди его многообразной деятельности - богослужебной, богословской, преподавательской, издательской - огромное место занимают заботы об изучении и сохранении наследия его великого деда.
Отец Андроник создал музей Флоренского в их родовой квартире. Здесь собраны уникальные экспонаты и богатейший архив. Многое отсюда экспонируется сейчас в Сергиевом Посаде на выставке, посвященной Павлу Флоренскому. Будут еще выставки, конференции, чтения. Материалов хватит на все. Ведь наследие отца Павла кажется неисчерпаемым. А открытия продолжаются.
И здесь, в небольших комнатах, по которым мы неспешно проходим с игуменом Андроником, что ни предмет, то история.
Вот, например, массивная трость. Та самая, хорошо узнаваемая, которую на знаменитой картине Михаила Нестерова "Философы" держит в руках Павел Флоренский, изображенный вместе с Сергеем Булгаковым.
Или засушенный трилистник с четырьмя лепестками - такое в природе случается редко. Но вот попалось же диво на пути Павла Флоренского летом 1910 года. И оказалось добрым предзнаменованием для состоявшейся тут же встречи и любви на всю жизнь с дочерью приказчика из рязанского села Анной Гиацинтовой. У них родились три сына и две дочери, одна из них Ольга - мать игумена Андроника.
А на подоконнике в квартире огромная стопа толстых папок. Это еще неизданная книга "Путь к Богу", которую только что закончил отец Андроник. Полное жизнеописание отца Павла, построенное на архивных материалах, работах, включает обзор и его творческого пути.
Определить жанр книги непросто. Конечно, научное исследование. Но и напряженный драматический сюжет. И почти детективные главы. Такие, скажем, как о святынях из Сергиева Посада.
ГЛАВА О ГЛАВЕ
Последним хранителем Троице-Сергиевой лавры перед ее закрытием большевиками был Павел Флоренский. И во многом ее спасителем. Благодаря ему удалось сохранить множество бесценных реликвий. Особо опасались за мощи преподобного Сергия Радонежского, главную святыню лавры. Ведь со святыми мощами большевики обычно не церемонились.
- И отец Павел вместе с графом Олсуфьевым решились на рискованную операцию, - рассказывает игумен Андроник. - В 1920 году, после того, как мощи уже были вскрыты и выставлены на всеобщее обозрение, они сумели изъять главу преподобного Сергия и заменить ее головой князя Трубецкого из захоронения Трубецких под Троицким собором.
Спрятали святыню сначала в доме Олсуфьевых рядом с лаврой. Потом, в 1928 году в Посаде начались массовые аресты. Олсуфьевых вовремя предупредили - они уехали, а главу преподобного Сергия перед отъездом успели зарыть в саду. Дом опечатали. А когда полоса арестов прошла, Олсуфьевы вернулись, но поселились уже в Люберцах. Надо было выручать главу. Улучив момент, Павел Голубцов, сын профессора, вместе с супругой Олсуфьева вырыли ее в саду и перенесли в Люберцы, спрятали уже там. Потом в 1937 году, как и отца Павла, графа Олсуфьева расстреляли, а в 41-м - и его супругу, в Свияжске. Павла Голубцова в это время призывают на фронт. И он, опасаясь, что может погибнуть, а тогда вообще никто не найдет святыню, достал ее и принес своему духовнику, старцу Илариону, который служил в селе Виноградово. Это - где сейчас Долгопрудный. Так случилось, что фронт в декабре 41-го года проходил в пяти километрах от этого места, а в самом Виноградове был штаб армии. Так что глава преподобного Сергия оказалась на линии фронта, на передовой. Но после всех приключений, когда лавра вновь была открыта, святыню вернули к мощам в целости и сохранности.
ЧТО Я ДЕЛАЛ ВСЮ ЖИЗНЬ?
О том, что изобрел, что открыл, что предвидел Павел Флоренский, ходят уже легенды. Но у игумена Андроника все на этот счет систематизировано и документировано. Он достает с полки пухлую папку с надписью "Изобретения" и начинает листать. Отец Андроник обнаружил более пятидесяти заявочных материалов своего деда на различные открытия. Не все из них были признаны. И сама фигура священника казалась чиновникам подозрительной, и некоторые его идеи оказывались слишком смелыми для того времени. Но и запатентованных изобретений десятки. Среди них такие, например, как "ручной аппарат для фотографирования в невидимых лучах", изобретенный в 1929 году. Или - разработка по применению полупроводников. Или - особый клей. А в 1932 году выходит его статья о прототипе современных компьютеров, причем первая публикация об этом появилась еще 1919 году. В 1934 году, будучи в Бамлаге, он разработал метод строительства в условиях вечной мерзлоты. Именно по этому методу строились и Норильск, и Сургут, и Салехард.
- Надо иметь в виду условия, в которых находился отец Павел, - говорит его внук. - Многие изобретения диктовались самой обстановкой. Например, на Соловках заключенные занимались вываркой морских водорослей и мучительно умирали от вредных испарений. А отец Павел изобрел особый котел, который сделал процесс безопасным, за что множество людей были ему благодарны.
"Что я делал всю жизнь? - писал он в одном из своих последних писем. - Рассматривал мир как целое, как единую картину и реальность, но в каждый данный момент или, точнее, на каждом этапе своей жизни под определенным углом зрения".
Так гениальный ум Флоренского блистал то одной, то другой гранью. Но все это был единый процесс познания и обустройства мира.
ПРОВИДЕЦ
Такой способ мышления открывал невиданные горизонты, но мог привести в замешательство современников.
- Вот что любопытно, - замечает отец Андроник, - некоторые ученые говорили мне о его работах по математике, что доказательства в них не совсем корректны, строго говоря, неправильны, а вот выводы абсолютно верные. Как это можно объяснить? Мама мне рассказывала, что отец ей объяснял: я вижу явление целиком, сначала интуитивно знаю его корни, а потом уже ищу способ это доказать, что, конечно, труднее. Поэтому и возможны некоторые некорректные доказательства. Ведь интуитивное прозрение было его способом познания действительности.
В какие тайны и перспективы уходил в своих прозрениях Павел Флоренский, можно лишь догадываться. Игумен Андроник коснулся одной из таких сфер.
- Очень интересны размышления отца Павла об энергетике будущего, - говорит он. - В 25-м году в статье "Запасы мировой энергии" он пишет об атомной энергии и высказывает опасения, что неумелое пользование этой энергией может привести к страшным последствиям. А мама вспоминала, что он ей как-то перед арестом говорил: я могу изобрести оружие, которое перевернет весь мир, но они меня не заставят это сделать. Похоже, что они в институте стояли на пороге этих исследований. Интересно, что у меня однажды экзамен сдавал священник, который вдруг сказал: мой дедушка работал с вашим в институте. А потом чем он, спрашиваю, занимался? Потом, говорит, атомной бомбой. Я проверил: да был у деда в отделе человек с такой фамилией. Но еще отец Павел писал об "энергии пространства". О том, что есть такая энергия, которая недоступна нашему техническому использованию и вряд ли когда мы сможем ее использовать. Но в сравнении с ней атомная энергия это так - спичечный коробок. Так вот сегодня одни специалисты говорят мне: да это чепуха, фантастика. А другие крупные ученые говорят: он имел в виду энергию черных дыр, и это очень серьезно.
Прозрения деда, о которых размышляет сейчас его внук, относились не только к научно-технической сфере. А завещания его обращены не только к детям и внукам, но и ко всем нам. Вот что писал он, когда все страшное и трагичное в России только начиналось, а ему уже видны были последствия:
"Все то, что происходит кругом, для нас, разумеется, мучительно. Однако я верю и надеюсь, что, исчерпав себя, нигилизм докажет свое ничтожество, и тогда, после краха всей этой мерзости, сердца и умы уже не по-прежнему вяло и с оглядкой, а, наголодавшись, обратятся к Русской идее, к идее России".
ВЫБОР
Недавно в архивных документах были обнаружены документальные подтверждения еще одной драматической страницы жизни Павла Флоренского. У него была реальная возможность избежать казни и лагерных страданий, освободиться и уехать из России. Но он не захотел для себя исключений. Не захотел покидать Родину, даже столь жестокую к нему.
- Да, это именно так, - говорит игумен Андроник. - Ему дважды предлагали выехать в Чехословакию. Эта связь, как подтверждают документы, найденные в архиве Института русской литературы, осуществлялась через Пешкову, которая возглавляла политический Красный Крест. Дело в том, что у тогдашнего президента Чехословакии Томаша Масарика, который, кстати, и сам очень хорошо знал русскую философию, культуру, работала секретарем духовная дочь отца Павла Татьяна Шауфус. Она и организовала обращение президента с просьбой о выезде отца Павла из СССР. Разрешение было получено. Ему предлагали эмигрировать вместе со всей семьей. И он дважды отказывался.
Впрочем, свой главный выбор Павел Флоренский сделал, наверное, гораздо раньше. Еще в семнадцать лет, когда после мучительных исканий и размышлений пришел к Богу. Этот путь стал для него спасительным и единственным.
"Самое главное, о чем я вас прошу, - писал он в своем завещании, - это чтобы вы помнили Господа и ходили пред Ним.
Этим я говорю все, что имею сказать.
Остальное - либо подробности, либо второстепенное".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников