03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАЕЗД

Лескова Наталия
Опубликовано 01:01 20 Февраля 2001г.
Наверное, многие могут припомнить неприятную "автомобильную" историю со своим участием. Водители обычно живописуют, какие бестолковые пешеходы. Пешеходы рассказывают, какие наглые водители. Можно ли сравнивать тех и других? Ведь пешеход беззащитен перед несущимся на него автомобилем. Даже если он сам виноват в несчастье, ему от этого не легче, поскольку чаще всего именно пешеход - лицо наиболее пострадавшее. Поэтому закон предусматривает, что водитель, совершивший наезд на человека, обязан возместить вред, причиненный его здоровью. Но происходит так далеко не всегда. Увы, случаев, когда пострадавшему удавалось отсудить хоть какие-то деньги, - единицы. Зато грустными историями о несправедливости правоохранительной системы могут поделиться многие наши сограждане. Корреспондент "Труда" на себе испытала, что попасть под пяту Фемиды немногим лучше, чем под колеса автомобиля.

Год назад я имела несчастье попасть под машину. Сотрясение мозга и множественные ушибы... Однако это оказалось лишь началом моих неприятностей.
В больнице подмосковного Королева я довольно долго не приходила в сознание. Первое, что помню, - нечеткий контур инспектора ГИБДД, стоящего у меня в ногах подобно персонажу из страшных сказок. Только вместо косы он держал в руках протокол допроса. "Изложите подробно все обстоятельства происшедшего, - строго потребовал человек в мундире. - Где, когда и с какой целью вы переходили улицу? Цвет, марка машины, которая совершила на вас наезд? Имя, фамилия, домашний адрес водителя?" В тот момент я пожалела, что не могу вновь потерять сознание.
На следующий день меня посетили уже два стража порядка из дорожной службы. Они были еще более суровы: "Значит, вы ничего не помните и даже лицо водителя не можете описать? - они переглянулись, будто в чем-то меня подозревая. - А наркотики давно употребляете? А сколько вы накануне выпили?" Вопросы эти, наверное, могли бы выбить из колеи и более здорового, чем я в тот момент, человека. К счастью, когда меня доставили в больницу, дежурный врач зафиксировал в медицинской карте, что я была трезвой.
Мои разочарованные визитеры пришли наконец к заключению: дело надо тщательно расследовать. "Может, водитель не виноват, тогда вам, а не ему придется отвечать по всей строгости закона", - обнадежили меня на прощание гости. "За что?" - "Как за что? За нарушение дорожных правил!"
Задержан ли водитель, милиционеры сообщить отказались. Одно было ясно: в больнице он меня навещать не собирается. Больше не надеясь узреть возле своей койки работников ГИБДД, решила позвонить прокурору города Королева. Тот посочувствовал мне и дал добрый совет: "Собирай квитанции на купленные лекарства, продукты, платные услуги. В любом случае расходы на лечение водитель компенсировать обязан".
На работу я вышла через два месяца. Голова, конечно, побаливала, но, как утешали меня сослуживцы, я выглядела живой и почти невредимой.
А следователь местного УВД тем временем вызывал меня на допросы и не уставал выслушивать короткую и печальную историю перехода через дорогу. От него я узнала, что сбил меня некий охранник частной фирмы и его вина полностью доказана.
Прошло почти полгода, а наши встречи со следователем продолжались. У меня даже вырвался однажды бестактный вопрос: когда же дело дойдет до суда и я получу компенсацию? Тут-то следователю и пришла в голову мысль направить меня на судебно-медицинскую экспертизу. "Но прошло столько времени! - удивилась я. - Почему этого нельзя было сделать раньше, пока я лежала в больнице?" В ответ многоопытный сыщик только улыбнулся.
Эксперты, работающие, кстати сказать, прямо в здании городского морга, душевно приняли меня в комнате, соседствующей с анатомической лабораторией, откуда доносились характерные запахи. Они посочувствовали мне и тоже удивились: все сроки вышли, ничего установить уже нельзя. И отправили меня в областное бюро судебно-медицинской экспертизы. Тамошний доктор был очень внимателен, долго мерил мне давление, бил молоточком по коленкам и наконец радостно заключил: "Да, у вас было сотрясение мозга!" А поскольку в его кабинет я не въехала на инвалидной коляске, доктор пришел к выводу, что моему здоровью был нанесен легкий ущерб. И это, без сомнения, очень хорошо. Уже потом, разговаривая со знакомым адвокатом, я узнала: такой вывод можно делать, если пострадавший находился на больничном никак не дольше трех недель. А не два месяца, как я.
Вызвав меня очередной повесткой, следователь улыбнулся: "Ваше дело закрыто. Раз повреждения легкие, то водитель в уголовном порядке преследоваться не может. Но вы имеете право подать на него в суд гражданский иск". Уже на пороге я на всякий случай спросила: "А сам-то водитель что говорит?" - "А он уже ничего не говорит, - с хитрецой поведал мой собеседник. - Он задержан и сидит в СИЗО. За наркотики. Так что вы от него вряд ли что получите"...
Прокурор, к которому я вновь обратилась со своей напастью, грустно улыбнулся: ничего, мол, сделать не могу, уголовного дела нет. "Но в суд подавай, - посоветовал. - Госпошлину заплати". 500 рублей было жалко, но как не послушаться совета прокурора?
Судья встретила меня весьма темпераментно. "Это сколько времени прошло! Придумали. В суд подавать чуть что! Делать нам тут нечего... Я вообще сомневаюсь, что наезд был! Где доказательства? Почему я вам верить должна?" И... отказалась принимать мои справки и квитанции. А исковое заявление оставила "без движения" и предложила представить убедительные доказательства того, что я действительно была сбита машиной, "а не валялась в какой-нибудь канаве" и что наехал на меня именно тот водитель, на которого я указываю. "Запросы мне делать некогда", - подытожила она.
Мое упорство явно злило работников правоохранительной системы. А мне так не хотелось ни с кем ссориться. Я хотела только вернуть деньги (для меня немалые), потраченные на восстановление здоровья.
Устав от этой странной, изнурительной борьбы, решила последовать совету коллег: радоваться, что осталась жива и не стала инвалидом. Ведь в любой ситуации, как бы тяжко нам ни пришлось, "могло бы быть хуже".
Многим жертвам автомобильных аварий, с которыми я вольно или невольно общалась по ходу личных мытарств, повезло куда меньше, чем мне. И, что характерно, они в один голос кляли милицию, ГИБДД, суд и прокуратуру... На водителей злость, как правило, не распространяется. Может, потому, что зла уже не хватает?..


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников