11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

22 ЧАСА ТЕРРОРА

Ерастов Александр
Опубликовано 01:01 20 Марта 2001г.
Из 162 пассажиров, прилетевших в столицу, 94 россиянина, 11 граждан Украины, 5 - Молдавии, 4 - Белоруссии, 3 - Узбекистана, 1 - Казахстана, 13 граждан Турции, а также 10 членов экипажа. Остальные пассажиры - в основном турки - отправились в Стамбул.

...Борт из Медины несколько раз откладывался: нужно было дождаться разрешения на пролет над Египтом и Саудовской Аравией. К тому же возникли другие проблемы: некоторые пассажиры в условиях экстремальной эвакуации потеряли свои документы.
Перед тем как встретиться с родными и близкими, пассажирам предстояло еще пройти опрос следователей-дознавателей ФСБ: в зону прилета аэропорта их прибыло 47 человек. От 20 минут до полутора часов работали они с каждым прилетевшим. И только начиная с 18.55 к встречавшим начали выходить пассажиры.
...Букеты цветов, слезы, радостные возгласы, детский плач.
- Мама, мама... Если б ты знала, сколько я пережила...
- Что? Буду ли сегодня пить водку? Мне бы ваши заботы!..
- Девочкам-стюардессам низкий поклон...
- Слава Богу - мы дома...
Москвичка Надежда Кошеварова вышла в числе первых. Когда ее спросили: "Что же случилось с Юлией Фоминой?" - начинает плакать:
- Она была между первым и вторым салонами. Людей собой заслоняла, сдерживала, чтобы не бежали... Начался штурм самолета, стрельба, я услышала, как Юля закричала: "Я труп!.."
- Надя, когда вы поняли, что в самолете - террористы?
- Я сидела в 23-м ряду, а у них места в 21-м. Как только самолет оторвался от земли, они вскочили со своих мест, вытащили из сумки топорик и побежали вперед... Нет, нам они ничего не говорили. А когда минут через 10 - 15 стюардессы начали ходить с напитками, я спросила: "Девочки, что случилось?" А они говорят: "Самолет захвачен террористами". Спокойно так, без суеты, даже с улыбкой. Они вообще всегда улыбались. По девочкам нельзя было заметить, что они волновались.
- А как выглядели бандиты?
- Старший - полный такой, Супьян. Я спросила его: "Как вы в Стамбуле-то оказались?" Он ответил, что, мол, воевали в Чечне, а лечились в Турции. А потом произнес такую фразу: "Нам сказали совершить этот захват".
- Кто им сказал?
- Этого он не говорил. Мы еще спрашивали: "Какие ваши будут дальнейшие действия?" А они отвечали: "Вы нам не нужны, нам нужны только пилоты". Сначала говорили, что полетим в Берлин. Потом стюардессы пояснили, что у них задача отвезти нас в Афганистан. Но не хватило горючего. Запросили Иран, Ирак, там не дали посадку...
- Бандиты контролировали действия пассажиров?
- Да, но пускали в туалет, попить, покурить, иногда даже подышать воздухом у трапа, когда прилетели в Медину. Самый тяжелый момент был, когда наступила невыносимая жара в салоне. Пассажиры взмолились: отпустите хотя бы женщин и детей. Малыши кричали, у нас и груднички были. Даже мужчины падали в обморок. Невозможно было дышать, я еще подумала - может случиться трагедия - "второй "Курск"... Среди пассажиров были астматики, некоторые задыхались. Кое-кого Супьян отпустил. А другим, тем, кто жаловался на здоровье, не верил. Утверждал, что он какой-то экстрасенс. Прикасался к голове и говорил: нет, ты, мол, обманываешь.
- Говорили террористы о бомбе?
- Супьян как-то сказал, что, мол, взорву самолет. И по рации заявил об этом экипажу. А когда его спросили, как он бомбу пронес в самолет, сказал, что якобы за большие деньги помог русский механик.
- Как проходил штурм?
- Очень быстро. Саудовские спецназовцы выбили стекло кабины. Пассажир-турок погиб: пуля в него попала, потому что он не лег.
- А вы что делали?
- Я пригнулась, потом легла. Началась стрельба. Такой был треск, что мне показалось, будто бы бандит идет и топором рубит сиденья. Но это сыпались стекла от пуль.
- В Турцию еще поедете?
- Нет, все. Хватит.
- А чем вы, кстати, занимаетесь?
- Торгую на Измайловском рынке. Приходите...
...Пожилая дама не скрывает слез: "Самое страшное позади. То, что Юля погибла, - большое горе... Всем девочкам-стюардессам низкий поклон".
Москвичка Вера - выходит расстроенная. Ее сразу под руки берет старший брат - Владимир Павлович Малафеев. Вера чуть ли не кричит: "У меня пропала куртка, она 580 долларов стоит! Они искали бомбу, вытряхивали вещи и засовывали их в чужие сумки..."
Другая молодая женщина Людмила еле говорила: "Я потеряла сознание, и меня отпустили террористы..."
У москвички Дианы я тоже спросил о самых страшных моментах.
- По ощущениям это, конечно, - сам захват самолета террористами. Когда стало ясно, что на борту - бандиты... Жуть! Еще что запомнилось? Это то, что пассажиры стали близкими людьми.
Через некоторое время следователи начали выпускать и мужчин. Москвич Вадим Максимов появился в зале ожидания, как Дед Мороз - с большим холщовым мешком через плечо. "Вы коммерсант?", - поинтересовался я. "Нет, просто ездил в Стамбул за подарками. Ужасно было бы, если бы в конце концов полетели в Афганистан".
Со Светланой Ярош из Норильска я беседовал, наверное, целый час. Привлекательная блондинка, как оказалось, больше других общалась с террористами - как бы сдерживала их от непоправимых действий. С ней в самолете летели родные брат и сестра.
- Террористы о себе что-то рассказывали?
- Да, много. Они оправдывали свои действия тем, что потеряли близких, хотят, мол, чтобы закончилась война. Супьян говорит мне: "Ваше правительство не думает ни о чем". А я: "А ваш Масхадов?" Он: "Масхадов несколько раз садился за стол переговоров, но ничего не получалось". Я его старалась удерживать: "Следите за своими ребятами, вы-то - человек взрослый, может, и не совершите того, что они совершат. Они молодые, горячие, вдруг как начнут рубить". Спрашиваю: "Это ваши сыновья?". Нет, говорит, племянники.
- Они хотели отомстить за своих?
-Не знаю. Если бы это была месть, они бы перерезали нас по одному. Супьян сказал сначала, что летим в Берлин. У одной девушки было плохо с легкими. Он ее успокаивал: вот, мол, прилетим в Берлин, тебе сделают операцию. Когда все спали в самолете, я говорю ему: "Боже мой, люди спят, несмотря ни на что". А я боялась спать. Ну как в такой ситуации можно спать? Я говорю Супьяну, что, мол, наслаждаюсь последними минутами своей жизни. А он мне: "Не переживайте, вы будете жить. И проживете долго. Никто вашей жизни не отберет".
-А вы раньше кого-то из террористов видели?
-Этого Супьяна. Я обратила на него внимание, когда мы садились в автобус в аэропорту "Ататюрк". Он почему-то не вошел в автобус. Мне кажется, что террористы как-то сами по себе в Стамбуле сели. У них не отрывали посадочные талоны.Сдается мне, что своей жизнью они не дорожили... Относились к нам они нормально, выпускали покурить, давали таблетки, воду. Я тоже хотела покурить, но когда услышала от Супьяна, что, мол, он не понимает женщин, которые курят, решила: не пойду.
- А действительно ли он был какой-то парализованный?
- У него было что-то с ногой, ходил с тростью. На правой руке шрам. А вообще-то производил впечатление сильного человека. От него какая-то энергия исходила. Говорил, что был начальником МВД в Грозном. (По другим данным, Супьян Арсаев, 1959 г.р. является братом Асламбека Арсаева, который был министром МВД Ичкерии. При освобождении заложников именно Супьян Арсаев был убит. Уточнены имена других террористов - это Дени Магомерзаев, 1982 г.р. и Ирисхад Арсаев, 1985 г. р. - Прим. А.Е.).
- Где было страшнее - в первом или во втором салоне?
- В первом было страшно от террористов, во втором же было нечем дышать. Духота сумасшедшая, многие в нижнем белье сидели, женщины разделись до бюстгальтеров. У меня сердце отказывало, поэтому я из второго перешла в первый салон. Ночью я говорю Супьяну: "Боже мой, ваш сын совсем ребенок. Опомнитесь, пока не поздно. А он мне: "Нам незачем жить". Он рассказывал историю своей жизни, о том, что он всех потерял.
Но мне его не жалко. Ведь с нами могло случиться самое ужасное! Мой брат был свидетелем, когда один курд пытался сбежать, он подошел к нему и зашипел: "Ты, курд! Ты умрешь первым, если что. А ты - на соседа его показывает, - умрешь вторым".
- Светлана, как погибла Юлия?
- Ей в голову пуля попала. Говорят, что через пять минут она умерла.
- Это произошло во время штурма. Страшно в тот момент было?
- Да. Особенно, когда Супьян закричал: "Остается 30 секунд - и мы рубим кабину. Сейчас всех перережем! Пилот, взлетай или я взрываю самолет!". И начали стучать по двери топориками.
- А как вели себя мужчины-пассажиры?
- Они хотели предпринять попытку напасть на террористов. Но бортпроводница подошла: "Не сходите с ума, ведите себя спокойно, у них же бомба". И все равно некоторые женщины продолжали провоцировать мужиков.
- Что вы можете сказать о действиях экипажа?
-Пилоты забаррикадировались. Некоторые пассажиры возмущались. Но если бы кабина была открыта, то самолет уж точно улетел бы туда, куда нужно было террористам.
- Как вас встретили в Медине?
- Сразу же окружили нас - давали соки, воду, лекарство. Кому тапочки, кому майки, футболки, ведь все мы были мокрые от жары.
- Света, вам помогло, что с вами были родные брат и сестра?
- Наоборот, из-за этого было очень тяжело. Получилось так, что мы сидели по разным местам. Впредь так не будем делать - только вместе. Потом только ко мне в первый салон перебралась сестра Люба. А брат, Иван, он, кстати, сидел во втором салоне на 32-м ряду, как раз рядом с люком, который открыли. Человек 15 выпрыгнуло. И он мог бы выпрыгнуть, а почему-то остался. Поступок дурацкий. Если бы мы погибли, то он хоть моих детей бы воспитывал...
- Как узнала о случившемся ваша семья?
- Мой сын - он учится в колледже в Америке - по Интернету... Вы знаете, я теперь только и поняла: как хочется жить. Хочется дышать. И вообще - надо дорожить каждым мгновением своей жизни. Я решила: если выживу, то с этого дня моя жизнь пойдет по-другому.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников