05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СМЕРТЕЛЬНАЯ СКОРАЯ ПОМОЩЬ

Карамышева Людмила
Опубликовано 01:01 20 Марта 2003г.
Несмотря на свой почтенный 77-летний возраст, Бениамин Львовский на здоровье не жаловался. Человек без вредных привычек, он внимательно следил за собой. Но случилась беда - нечаянно проглотил косточку от рыбы, которая вызвала перитонит. И 19 декабря 2002 года Бениамин Менакович попал в городскую больницу скорой медицинской помощи N 5.

Операция прошла удачно. Родственникам пообещали, что через недельку-другую больного выпишут. Возможно, так и случилось бы, не окажись он в реанимационном отделении, куда после полостных операций переводят практически всех. И буквально через час после этого пациент впал в бессознательное состояние, из которого его так и не сумели вывести. Проведя в реанимации почти месяц, Львовский скончался 17 января. Врачи ничего вразумительного не сообщили, сославшись на преклонный возраст. Но явный запах спиртного, исходивший от них, откровенное хамство по отношению к родственникам и самим больным, а также бесконечные поборы наводили на иные мысли.
Семья Львовского, решив разобраться, подала заявление в прокуратуру. В ходе расследования выяснилось, что практически сразу после перевода в реанимацию у Бениамина Менахимовича развился коллапс правого легкого. Как полагают в прокуратуре, это могло случиться после неправильного ввода катетера. Попросту говоря, легкое "пробили" тем устройством, через которое намеревались вводить лекарства. Острый недостаток кислорода сразу почувствовал мозг и начал погибать первым... В выводах медицинской комиссии, созданной по настоянию прокуратуры, так и записано: "Смерть наступила в результате инфаркта мозга".
Возможно, Львовского еще можно было спасти. Но ему стали вводить непомерно большие дозы промедола и димедрола, что только усугубило ситуацию.
Как подчеркивает следователь прокуратуры Игорь Соболь, это - лишь предварительная версия. Точные выводы можно будет сделать лишь после заключения областного бюро судебно-медицинской экспертизы. Прокуратурой Таганрога возбуждено уголовное дело по статье 109 (ч.2) УК РФ - "неосторожное причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей". Она предусматривает лишение свободы сроком до пяти лет, хотя применяется крайне редко. Как пояснили в прокуратуре, заведующий реанимационным отделением Игорь Медведев за последние годы уже дважды фигурировал в качестве подследственного в связи со смертью больных. Однако дела не дошли до суда. В подобных случаях их судьбу, как правило, решают коллеги по профессии - члены экспертных комиссий. По негласному правилу не принято выдавать "своих".
Но, похоже, в Таганроге - случай особый. Через 12 дней после гибели Львовского умерла 26-летняя Юлия Верницкая. У нее был другой диагноз - удаление кисты яичника, - но трагический сюжет схож. Хирурги сделали свое дело безукоризненно. С нормальными показателями кровяного давления, работы сердца и других органов Юля была переведена в реанимацию. А через 50 минут у нее зафиксировали остановку сердца, длившуюся, по данным врачей, три минуты. Родственники считают - сердце не работало дольше. Две-три "лишних" минуты могли сыграть роковую роль. В мозге в результате кислородного голодания начались необратимые процессы. Юлия впала в кому, находилась в ней 26 дней, и 29 января ее не стало.
Сергей Верницкий, муж Юлии, сказал мне, что доктора, вероятно, с самого начала знали: к жизни ее не вернуть. Но продолжали "выкачивать" деньги. На руках у Сергея скопились чеки на 42 тысячи рублей. Платить приходилось за все, даже за то, чтобы в течение 2-3 минут посмотреть на жену. А всего в реанимации, рассчитанной на 8 коек, в течение месяца, когда там находились Львовский и Верницкий, умерли 8 человек.
В прокуратуре пока заведены два уголовных дела. Но узнав, что юристы занялись "делом врачей", еще 13 семей таганрожцев вспомнили о своих близких, умерших при странных обстоятельствах. Кому-то ввели не то лекарство, приведшее к осложнениям. У кого-то вырвалась кислородная трубка, а рядом никого не оказалось... Родственники образовали своеобразный клуб, обмениваются сведениями и готовят иски.
Они знают, что борьба за установление истины в каждом случае будет долгой. Об этом, к примеру, говорит следующий факт. Вдова Львовского обратилась к начальнику городского управления здравоохранения Ивану Пядько с просьбой включить анестезиолога Владимира Мягких (которому доверяет) в состав комиссии, расследовавшей обстоятельства смерти мужа. И получила ответ на официальном бланке, что это невозможно, так как Мягких, оказывается, "работает завхозом". Хотя на самом деле он заведует отделением анестезиологии родильного дома.
И уж совсем циничны и оскорбительны для нее выводы медицинской комиссии, под которыми стоит подпись главного невролога города Н. Шевченко: "Львовскому была оказана своевременная квалифицированная медицинская помощь".
Правда, больной умер. Но это, по мнению некоторых, уже "мелочи".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников