08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

"ТУ" ЛИ ЕЩЕ БУДЕТ...

Журин Анатолий
Статья «"ТУ" ЛИ ЕЩЕ БУДЕТ...»
из номера 045 за 20 Марта 2007г.
Опубликовано 01:01 20 Марта 2007г.
В минувшую субботу при посадке в самарском аэропорту "Курумоч" потерпел катастрофу самолет Ту-134, следовавший по маршруту Сургут - Самара - Белгород. На его борту находилось 7 членов экипажа и 50 пассажиров. 6 человек погибли, 27 госпитализированы. На вчерашний день в больницах осталось 20 человек, 4 из них в тяжелом состоянии. Расшифровка бортовых самописцев, по словам заместителя министра транспорта и председателя Госкомиссии по расследованию причин катастрофы Бориса Короля, завершена, но результаты пока не оглашаются.

Наш корреспондент в Самаре Александр ПЕТРОВ вместе с одним из пассажиров трагического рейса N 471 Олегом Носенко воссоздал картину катастрофы:
- Я работаю старшим пожарным в отряде Государственной пожарной службы (ОГПС-21). Рейсом Сургут - Самара- Белгород летаю часто. Никогда не было проблем, и в этот раз все вроде шло нормально. Взлетели по расписанию, полет проходил спокойно. Примерно в 9.30 стюардесса объявила, что идем на посадку, попросила пристегнуть ремни. Касание Ту-134 бетонки всегда происходит жестко и сопровождается резким толчком. Но в этот раз вдобавок началась жуткая вибрация. Все сразу поняли: что-то случилось. Женщины и дети закричали так, что мороз по коже. Спустя доли секунды я получил удар по голове и потерял сознание.
Пришел в себя, когда кто-то похлопывал по плечу и говорил: "Парень, выметайся, пока цел". Чувствую, что самолет лежит на боку. Что-то липкое стекает по лицу - это кровь. Потрогал голову - разбита, одно ухо висит, как говорится, на волоске. Потом выяснится, что у меня еще сломано ребро. Но в шоковом состоянии я ничего не чувствовал. Фюзеляж разломан, рядом с креслом - огромная дыра. В салоне плач. Вижу лицо мужчины - сплошной синяк, у другого рука сломана...
Пассажиры выпрыгивали прямо в снег. Первые поторапливали остальных, ведь могло рвануть топливо. Только я выбрался из "тушки", как примчался "Ураган" - это такая пожарная машина. Даже в шоковом состоянии я все-таки отметил, что мои самарские коллеги работают оперативно и четко, пламя тут же погасили.
Все, кто мог, шли к зданию аэровокзала. Нас вскоре подобрали автобусы. Травмированных укладывали на носилки и заносили в салоны. В аэровокзале всех переписали, выдали специальные карточки медицины катастроф. Меня тут же посадили в "скорую помощь" и повезли в Самару. У меня к медикам нет никаких претензий. В больнице Пирогова сразу же сделали рентген, наложили швы, пришили ухо. В общем, как сказали сотрудники МЧС, я еще легко отделался. Кстати, не так давно побывал в ДТП, видите - на животе швы. Все обошлось как в прошлый раз, так и сейчас. Видно, в рубашке родился!
Жители Самары приходят в больницу, приносят кто что может. Вот недавно у меня побывала Лариса Васильевна - она назвала только свое имя. Угостила соками, фруктами. Такое участие очень трогает. Передайте, пожалуйста, через газету благодарность всем, кто пришел к нам на помощь в трудные минуты жесткой посадки.
В Межгосударственный авиационный комитет (МАК) на Ордынку,24 доставлены "черные ящики", началась их расшифровка. Сотрудники МАКа пока отказываются от комментариев: "Не верьте, если кто-то скажет, что в течение двух дней будет сделано официальное заключение о причинах авиакатастрофы. На это потребуется гораздо больше времени".
Из неофициальных источников в МАК стало известно, что рассматривается несколько версий. Выбрать единственную удастся лишь тогда, когда специалисты завершат расшифровку. Правда, с основными уже определились. Причинами трагического инцидента могли стать сложные метеоусловия, ошибка пилота, отказ оборудования. Или совокупность нескольких из перечисленных факторов. Экипаж выжил, что должно значительно облегчить расследование. Основная нагрузка в выявлении причин катастрофы ляжет на плечи комиссии по научно-техническому обеспечению расследования авиапроисшествий, которую возглавляет Виктор Трусов.
Заниматься придется, судя по всему, не только теми, кто пилотировал самолет и контролировал посадку. По показаниям свидетелей, пожарные машины к месту происшествия прибыли лишь минут через 20 после случившегося. Задержка для аварийных аэродромных служб просто огромная. Пассажирам повезло, что лайнер перед приземлением практически выработал топливо и разбился почти с пустыми баками - лишь это, а не профессионализм спасателей помогло избежать сильного пожара и гибели еще большего количества людей.
МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА
Александр ЩЕРБАКОВ, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза:
- Судя по всему, явно не отказ техники стал причиной катастрофы в Самаре. Скорее, к трагическим последствиям в очередной раз привела ошибка пилота. Можно предположить, что в сложнейших метеоусловиях летчик переоценил свои возможности и пошел на излишний риск. Ведь садиться или нет при минимальной видимости, решает командир воздушного корабля. А, как известно, нынче пилотов гражданской авиации компании материально стимулируют любой ценой экономить горючее. Уйти на запасной аэродром - значит, сжечь лишние тонны керосина.
Разбираться предстоит и с диспетчерами. Они были обязаны контролировать снижение самолета по глиссаде. И, если летчик отклонился от рекомендованной траектории, немедленно предупредить. Было ли это сделано, теперь выясняет комиссия МАКа.
КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Георгий ВОЛОХОВ, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза, обладатель 18 мировых, рекордсмен в области авиации:
- Очень похоже, что в Самаре самолет и людей снова погубил пресловутый человеческий фактор. Если была критически плохая погода, то зачем было лезть на рожон? Правда, в пилотской среде считается, что уйти на второй круг для опытного мастера как-то стыдно, что ли. Вроде как ставит под сомнение профессиональные качества.
Не сработали должным образом и наземные службы. Диспетчер тоже должен был дать команду уйти на второй круг - не дал. Прозевал? Или не хватило профессионализма? Внешне все выглядело так, как будто все сильно устали. Пилоты, диспетчеры и все остальные, кто отвечал за безопасность этого полета. И в итоге не срослось, где-то не сработали...
И еще. У летчиков есть такая привычка: если уровень погоды в районе аэродрома критический, всегда возникает желание идти на посадку чуть ниже глиссады. Чтобы выйти на взлетно-посадочную полосу в самом ее начале. В советское время с такими действиями командиров воздушных судов контрольные службы постоянно боролись. А потом эта борьба, к сожалению, стала затихать. И, как видим, совершенно напрасно.
КОММЕНТАРИЙ "ТРУДА"
Итак, специалисты с большой долей вероятности причиной очередной катастрофы называют ошибку пилотов. Как в случае с аэробусом "Армянских авиалиний", упавшим в море около Сочи. Как с Ту-154 "Пулковских авиалиний", грохнувшимся под Донецком. Как еще во множестве подобных ЧП, случившихся в последние годы. И пусть никого не обманывают заверения пресс-служб и руководителей, попавших в трагические сводки авиакомпаний: мол, за штурвалами разбившихся машин были опытнейшие командиры, налетавшие тысячи часов. Собственными руками многие пилоты гражданской авиации держатся за штурвал по две минуты после взлета и столько же перед посадкой. Вот и вся их летная практика. Остальное время "рулит" автопилот. Как действовать в сложных ситуациях, сегодня летчиков не учит практически никто.
Первым об этом прошлым летом на страницах "Труда" сказал Герой России летчик-испытатель Магомед Толбоев. По его словам, прекрасная советская школа подготовки пилотов практически разрушена. Никто теперь не летает сначала на старом добром трудяге Ан-2, потом на простеньком в управлении Як-40. Без достаточной практики на таких машинах нельзя было сесть за штурвал пассажирского лайнера. Теперь садятся сплошь и рядом. В итоге у теперешних выпускников летных училищ налет в 4 раза меньший, чем давали в 70-80-е годы. Это по сведениям генерального директора "Аэрофлота" Валерия Окулова. И вот его же заключение: "Все требования, которые сегодня существуют в России по подготовке пилотов, в разы ниже международных стандартов".
Министр транспорта РФ Игорь Левитин тоже знает об этом. По его заверениям, к июню должна быть завершена разработка госпрограммы обеспечения безопасности полетов в России. Хорошо, если чиновники уложатся в срок. Потом пару лет уйдет на внедрение. Потом - лет пять на подготовку новых летчиков по новым программам. А самолеты на взлетные полосы выруливают сегодня.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников