«Чайка» улетает в «Инстаграм»

Фото: © АГН Москва, globallookpress.com

На премьере пьесы, ставшей символом знаменитого театра, приглашали фотографироваться и выкладывать снимки в «инсту»


К 160-летию Антона Павловича Чехова в МХТ, носящем его имя, выпустили премьеру «Чайки» литовского режиссера Оскараса Коршуноваса. Пьесу, ставшую символом знаменитого театра, здесь поставили в пятый раз. От предыдущей версии, осуществленной Олегом Ефремовым, ее отделяют 40 лет.

Перед входом в театр молодая женщина делает селфи на фоне Антона Павловича — Чехов сейчас в моде. В зале яблоку негде упасть, без пяти семь все актеры на сцене, а некоторые расхаживают среди зрителей. Дарья Мороз, вся в белом, зазывает фотографироваться и выкладывать снимки в «Инстаграм»... Веселая балаганная преамбула. Декорация изображает стильный дом с какой-нибудь Новой Риги. Актеры одеты тоже по-сегодняшнему, но чеховский текст в их устах не звучит нарочито, и сюжет за более чем столетие не устарел. Педагог Медведенко (Павел Ворожцов) жалуется на маленькую зарплату, дочь состоятельных родителей Маша (Светлана Устинова) рассуждает о том, что по сравнению с ее проблемами бедность — просто ерунда (типичные излияния детей-мажоров). У Чехова эта 22-летняя девушка носит черный цвет как «траур по жизни», а теперешняя Маша — в кожаной куртке рокерши, но так ли велика эта разница?

Но дальше — больше. И вот уже свой знаменитый монолог Нина Заречная (Паулина Андреева) читает в сияющих доспехах воинственной инопланетянки. А потом режиссер проводит ироничную параллель с современностью, превращая сцену объяснения Аркадиной и Тригорина в шоу «За стеклом»: двое в порыве чувств катаются по полу, а другие персонажи за прозрачной стеной со стороны озера выстраиваются посмотреть на парочку...

Сам Оскарас Коршуновас в одном из интервью говорил, что, на его взгляд, герои Чехова не такие уж интеллигентные и не столь уж исчезающие. После спектакля понимаешь, что Оскарас имеет в виду. Взять хотя бы Аркадину (чудесная работа Дарьи Мороз): она ведет себя как примадонна и бой-баба, прошедшая и медные трубы, и огонь, и воду. И уж будьте уверены, не отдаст ничего (даже на нужды сына или брата) из ею завое-ванного: ни денег, ни славы, ни любовника. Тригорин (Игорь Верник) — неврастеничный эгоцентрист, которого никакая любовь не заставит и шагу ступить из зоны собственного комфорта. Управляющий Шамраев (Евгений Сытый) — демагог, на словах обожающий искусство в целом и Аркадину в частности, а на деле безбожно обкрадывающий ее семью. И только Сорин с его добротой и мудростью в спектакле ощутимо возвышается над другими (браво, 86-летний Станислав Любшин!).

Некоторая агрессивность действия накладывает отпечаток и на финальное объяснение Треплева (Кузьма Котрелев) и Нины (спектакль заканчивается выстрелом, слов Дорна о том, что Костя застрелился, здесь нет). Два молодых актера почему-то ведут его на очень уж повышенных тонах, и ощущение трагизма за этим криком теряется. И если ранимому начинающему писателю на протяжении спектакля как-то сочувствуешь, то испытать это чувство к Нине решительно не выходит — слишком хороша и победительна она в начале действия и слишком мало видна ее боль в финале...

Постановка напоминает тот самый «Инстаграм», куда зрителей призывали выкладывать фото, в роли красивых картинок здесь — набор сцен, зачастую очень интересных, но не образующих целостной истории. Клиповое мышление — примета нашего времени, и эта «Чайка» тому еще одно подтверждение. Свежо, оригинально? О, да! История, которую проживаешь вместе с героями с начала до конца, болея за них душой? Вот с этим, видимо, в МХТ имени Чехова придется подождать — следующей, шестой «Чайки».

Комментарии для сайта Cackle

Японцы выбрали самых красивых россиянок. Первое место заняла Мария Шарапова. Вы согласны с этим выбором?