18 октября 2017г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
0
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.34   € 67.46
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЮБОВЬ СОКОЛОВА: ГОВОРЯТ, Я ЧРЕЗВЫЧАЙНО СОСТОЯВШАЯСЯ АКТРИСА

Крюкова Антонина
Опубликовано 01:01 20 Апреля 2000г.
Народную артистку СССР Любовь Соколову зрители знают по фильмам "Путь к причалу", "Я шагаю по Москве", "Преступление и наказание","Доживем до понедельника","Белорусский вокзал" и многим другим. В ее "послужном" списке более трехсот ролей, что занесено в Книгу рекордов Гиннесса. А впервые ее фамилию прославила, кстати сказать, газета "Труд", в марте 1940 года опубликовавшая вот эту информацию: "В недавно организовавшуюся киноактерскую школу Ленфильма подано 1200 заявлений. К испытаниям допущено 323 человека. Среди двадцати двух принятых - монтер Лебедев, техник Полонский, рабочий Губер, студентка Соколова". В киноактерскую школу она пришла с филфака Ленинградского института имени Герцена.

- Любовь Сергеевна, почему вы оставили пединститут? С детства мечтали стать актрисой?
- Да, во-первых, действительно, с детства мечтала стать актрисой, а во-вторых, в институте тогда ввели плату за обучение. Сорок рублей в месяц для меня были деньги немалые, тем более что родители не могли мне постоянно помогать. Поступила я учиться к Сергею Герасимову, на экзамене читала монолог Нины Заречной из чеховской "Чайки".
Жила я сначала в общежитии. Чтобы заработать на хлебушек, приходилось на вокзале вещички подтаскивать, а иногда и грузить. Какой-никакой рублишко или 50 копеек для меня тогда имели значение... А позднее, в 1946 году, я с отличием окончила ВГИК.
- Ваши родители имели какое-то отношение к театру или кино?
- Нет, не имели. Я родилась в Иваново-Вознесенске, папа был столяр-краснодеревщик, мама работала в магазине. Окончив торговую академию, она стала директором универмага. Мама хорошо пела. Да и у меня голосок какой-то был. Я в школьной самодеятельности участвовала, стихи читала, пела, танцевала. Вообще я себя с детского садика помню, как там на всяких праздниках выступала.
- В студенческие годы обычно влюбляются, семью заводят. А как складывалась тогда ваша личная жизнь?
- В киношколе я встретила Георгия Араповского, тоже с актерского факультета. Ему было уже 29 лет, мне - 19. Мы полюбили друг друга. В мае 1941-го поженились, а в июне началась война. Георгия из-за плохого зрения на фронт не взяли. Стали вместе работать на военном авиационном заводе, где давали по 200 граммов хлеба. Он - слесарем, а мы со свекровью - учениками слесаря. Отец его тогда сидел по 58-й статье. Дела на фронте шли все хуже и хуже, в Ленинграде начался голод. Я считала, что надо выбираться из города, но свекровь никак не соглашалась: "Нет, нет, скоро Невский запляшет огнями". А я говорила: "Мертвецами". Так и вышло. Страшно было, людоедство началось, я сама еле двигалась от голода, не раз садилась на Фонтанке умирать, но все-таки как-то выкарабкалась. Свекровь умерла первой, а за ней и Георгий. Я собрала свои вещички и пошла в общежитие института, где жили мои друзья. Тяжело было, по пять часов стояли в очереди за мукой, на дрова изрубили пианино, из муки и растаявшего снега делали затируху, которая нас и спасала. Так я пережила блокаду.
- Позже, в Москве, небось тоже пришлось по чужим углам мыкаться?
- Да, когда училась во ВГИКе, жила в общежитии в Зачатьевском переулке. После окончания меня взяли в Театр киноактера, стала немножко зарабатывать, какое-то время снимала комнатку у хозяюшки. В 1951 году, чтобы заработать денег на кооперативную квартиру, поехала в Германию. Там стояли наши войска, и для них мы с группой актеров показывали спектакли. Там я была до 1956 года, переиграла весь репертуар. А в 1959-м построила себе вот эту квартиру на улице Черняховского.
- Как дальше складывалась ваша женская судьба?
- В 1957 году я познакомилась с Георгием Данелия. Я тогда снималась в фильме "Хождение по мукам", а он учился на Высших режиссерских курсах и проходил практику, стал за мной ухаживать. Он был очень интересный мужчина. Мы прожили вместе в гражданском браке 26 лет.
- Личная жизнь не мешала творчеству?
- Как вам сказать? Свекровь моя Мэричка Ивлиановна Анджапаридзе и свекор Николай Дмитриевич относились ко мне хорошо. Дом был большой, грузинский, нередко приходили гости. Хотя у них была домработница, мне тоже часто приходилось продукты покупать, что-то приготовить. Это было не в тягость, но когда родился сыночек Коленька, - царство ему небесное, в 85-м его не стало, - то в длительные экспедиции я уже ездить не могла. С Георгием Николаевичем мы давно расстались. Он однажды мне сказал: "Любочка, я влюбился, я женюсь". "Ну женись, кто тебе запрещает", - только и ответила. Поцеловала его и ушла.
- Ну а во время съемок, в экспедициях романы у вас были?
- Я вообще не позволяла себе никаких вольностей ни с кем из партнеров. Мне моя мама однажды сказала: "Люба, ты интересная девушка, ты идешь в такой коварный мир, запомни: чужой муж - не твой муж". И когда кто-нибудь начинал за мной ухаживать, я все переводила на юмор. Все ухажеры от меня так и отлетали прочь.
- Как вы считаете, ваша творческая судьба удалась?
- Конечно, удалась. Все так считают, и я так думаю. Моя близкая подружка-блокадница Валя Мальцева всегда говорит: "Люба как актриса ты человек чрезвычайно состоявшийся". Может, если бы пораньше стала сниматься да большие роли чаще попадались... Но все равно мне грех жаловаться. И маленькие роли играть было очень интересно, ведь за каждой из них - уникальная женская судьба.
- Вы помните свой дебют?
- Конечно, помню. Впервые я снялась в фильме "Фронтовые подруги" в 1940 году, когда была война с белофиннами. Снимал режиссер Виктор Эйсымонт по сценарию Сергея Михалкова. Но я в нем так и не доснялась, потому что однажды Михалков перед включенной камерой спел частушку: "Копейку бросил в автомат, а оттуда слышу мат: что же ты, ядрена мать, автомат обманывать?" Я была возмущена, сказала им: вы пошлые люди! И убежала, не стала сниматься. Вместо меня взяли Тамару Алешину из Пушкинского театра.
А первую роль - простой деревенской женщины Варвары - я сыграла в "Повести о настоящем человеке" режиссера Александра Столпера. Это было в 1948 году, уже после ВГИКа. Мересьева играл потрясающий актер Павел Кадочников. Он на съемках ходил в унтах, в которые специально положили еловые шишки, чтобы актер выглядел естественно в роли безногого летчика.
- Вы считаете себя универсальной актрисой?
- Да, я могла и комедию сыграть, и спеть, и подурачиться - это и сейчас, пожалуйста. И в трагических, драматических ролях себя видела. Мои педагоги научили меня всему, они как бы открывали во мне то, что дала мне природа. Ведь каждый человек - это планета, каждый несет в себе что-то. Мне Боженька дал актерский дар, и я благодарна ему за это.
- При том, что у вас было неслыханное количество ролей, нет ли у вас ощущения, что главную свою роль вам все же так и не удалось встретить?
- Мечтала когда-то сыграть Нину Заречную, героинь Тургенева - я воспитана на классических литературных женских образах. Хотелось мне работать во МХАТе, но не получилось, а там-то я, наверное, могла бы сыграть эти роли. Но, к сожалению, была не очень смелая. Правда, в дипломном спектакле ВГИКа мне посчастливилось у Юлия Райзмана сыграть Елену в инсценировке тургеневского романа "Накануне". До сих пор храню пленку с материалами этого спектакля, может, удастся отдать ее кому-нибудь, чтобы переписать, свести фрагменты воедино - вот и будет память.
- Роли, которые вы играли в кино, всегда совпадали с вашим характером?
- Как правило, я соглашалась играть только то, что было мне близко. Никогда не хотелось играть что-то отрицательное, резкое, злое, потому что мне это несвойственно. Как-то я снималась в фильме Иосифа Хейфица "Единственная", играла маму героя Валеры Золотухина. А роль моей невестки была у Леночки Прокловой. Невестка связалась там со странным персонажем, которого играл Володя Высоцкий. Я все жаловалась: как же так, зачем она так сделала? А Хейфиц меня убеждал и как бы оправдывался: "Люба, ты пойми, это у нее темная любовь".
- По жизни тоже не делаете резких поступков?
- Нет! Все прощаю: все мы грешны и каждый может оступиться. Не могу никого осуждать, мало ли что бывает с человеком.
- Есть в жизни равновесие, на ваш взгляд?
- Хотелось бы, конечно, чтобы было. Надо к этому стремиться, верить в это. Посмотришь вот на детей и радуешься. У меня правнучка есть, ей год и десять месяцев. Позвоню по телефону, она лопочет что-то в трубку - у меня улыбка до ушей. Я счастливая, что у меня такой человечек растет. И надеюсь, что она будет в жизни делать добро. Это самое ценное в жизни.
- В последнее время вас часто приглашают сниматься?
- Сейчас больше зовут поучаствовать в концерте или на какую-нибудь встречу. Я много выступаю перед зрителями, читаю стихи о войне, рассказываю о блокаде, как мы ее пережили, как дорожили каждым куском хлеба, говорю о том, что надо беречь нашу землю, земля у нас красивая, народ добрый, светлый, талантливый. В кино сниматься тоже приглашают. Как-то позвонил вгиковец, вроде он японец, но по-русски говорит хорошо, предложил сыграть небольшую роль в его картине о какой-то семье людоедов. "Да вы что, - говорю я ему, - ошалели, что ли?" - "Заплатят хорошо". - "Сколько бы ни заплатили, никаких людоедов я играть не буду". Глупость какая-то - играть людоедов! Я в войну этого насмотрелась. Отказалась, конечно. Недавно снималась на "Мосфильме" в объединении "Дебют" - с Михаилом Пуговкиным, он моего муженька играет.
- Сегодня много спорят по поводу нашего кинематографа: одни говорят, что он умер, другие - что возрождается. Что вы на этот счет думаете?
-Я надеюсь, что он возродится. На "Мосфильм" пришел Карен Шахназаров, одаренный человек, умница. Что-то с его приходом зашевелилось. Но все равно так, как было раньше, вряд ли уже будет. В кинотеатрах теперь мебелью да автомобилями торгуют, наших фильмов на экранах почти нет. В Театре киноактера нас было двести с лишним человек, и все были заняты - кто-то в больших ролях, у кого-то были маленькие совсем ролишки, а многие просто играли в массовках. То, что происходит там сейчас, - это ужасно. Так больно и за театр, и за всех, кто в нем работал, что я просто готова рыдать. Никому мы стали не нужны. В последнее время я много болела, лежала в больнице - то в одной, то в другой. Ко мне приходили мои подружки Лида Смирнова, Лида Драновская... А из дирекции театра так никто и не поинтересовался, где я, что со мной. Слава Богу, что есть Гильдия киноактеров. Женя Жариков, Лида Шукшина как-то пришли, помогли деньгами. Даже Наина Иосифовна Ельцина навещала меня в больнице. А кто я ей?
- Вы теперь на одну пенсию живете?
- Нет, почему же? Мне платят зарплату в театре, получаю пенсию, которую недавно немножечко увеличили, да плюс президентская пенсия - 832 рубля. Этого хватает. Конечно, шубу купить или мебель заменить я не в состоянии, но жить можно. Ко мне иногда племянница из Иванова приезжает, иногда внучка приходит или невестка Мариночка - она дизайнер. Да я сама по дому справляюсь. Бывает, правда, очень грустно и одиноко. Я же привыкла, чтобы рядом всегда были родные люди, потому что жила в большой семье, все друг другу были нужны. Радует, что еще приглашают на встречи со зрителем. Встанешь, оденешься, подмажешься немножко, и все: нигде ничего не болит, все прошло.
- О чем мечтает народная артистка СССР Любовь Соколова?
- Чтобы был на земле покой, чтобы люди радовались солнышку, жизни, чтобы не знали горя, которое мне пришлось пережить...


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.