19 февраля 2018г.
МОСКВА 
-1...-3°C
ПРОБКИ
4
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 56.36   € 70.65
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

УСПЕХ ЗАВИСИТ ОТ ТОЧНОСТИ ПОПАДАНИЯ

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 20 Апреля 2002г.
- Теперь во мне, - говорит Елена Н., - в одном из моих сосудов, пожизненно останется новая "деталь". И врачи считают, что благодаря этому уникальному хирургическому "чуду", скорее всего, можно будет обойтись без большой полостной операции.Она может почти профессионально рассказать любому о том, что такое панкреатит. Этот диагноз ей поставили два года назад, и с тех пор она уже семь раз побывала в больнице с приступами.

- С чего началась болезнь? С неожиданной резкой боли. Все болит: и живот, и спина, и ноги отнимаются. Жуткая боль, даже не знаю, с чем ее сравнить, хотя в целом я человек терпеливый. Оказалось, что у меня хронический панкреатит - воспаление поджелудочной железы. А это - жизненно важный орган, то есть без нее не живут. И любая операция на ней очень опасна. К тому же панкреатит чреват осложнениями, которые угрожают жизни. Вот от такого осложнения - аневризмы - меня здесь и спасли.
Что такое аневризма и в чем уникальность случая Елены, мне долго и терпеливо объяснял профессор Сергей КОНДРАШИН, заведующий отделением ангиографии Медицинской академии имени И.Сеченова.
- Все теперь знают об операциях, которые позволяют расширить суженный сосуд. Мы имели дело с обратной ситуацией: в определенном месте ткань сосуда теряет эластичность, истончается, растягивается - в результате возникает расширение сосуда. Получается нечто вроде "мешка", наполненного кровью. Это и есть аневризма, очень серьезное повреждение сосуда. Оно может быть врожденным, может появиться в результате атеросклероза, после травмы. Случай, о котором мы говорим, - аневризма, которая возникла как осложнение панкреатита. Увы, по статистике у каждого десятого пациента с этим диагнозом случается такая беда. Это очень опасно, потому что в любой момент может произойти разрыв сосуда. Это означает массивное внутреннее кровотечение, чреватое смертельным исходом. Кроме того, само наличие аневризмы неизбежно нарушает кровоснабжение, появляется угроза образования тромбов (сгустков крови). А тромб - всегда "мина замедленного действия".
- В чем уникальность проведенной операции?
- В сочетании нескольких факторов. Елена сначала лежала в другом отделении, куда попала из-за очередного приступа панкреатита. И вдруг у нее возникло желудочно-кишечное кровотечение, причины которого были не ясны. Для начала надо было найти источник кровотечения. Пациентку перевели сюда, в хирургическое отделение. Только благодаря самому современному, лучшему в Европе диагностическому оборудованию мы сумели определить причину кровотечения. Уникальность ситуации заключалась в самом расположении аневризмы, очень редком в хирургической практике. Такие случаи - единичны во всем мире. Чтобы удалить кровоточащий "мешок", надо было делать тяжелейшую многочасовую операцию - иначе к этому поврежденному сосуду не подобраться. К сожалению, после таких операций высок процент летальных исходов. Нам удалось решить проблему иначе. С помощью эндохирургической технологии (когда операция проводится через небольшой прокол) мы смогли поставить внутри сосуда специальный стент-графт (что-то вроде крошечного протеза). Он восстановил нормальное "русло" сосуда и "блокировал" аневризму, она перестала быть опасной. Если бы мы этого не сделали, кровь могла закупорить протоки поджелудочной железы, а это в большинстве случаев - смерть.
Мне показали снимки, сделанные до операции. На них отчетливо виден "провисший" сосуд - "мешок" на поджелудочной железе. Через прокол с помощью специального катетера к аневризме доставили стент-графт. Его длина - 28 миллиметров, толщина стенки - 0,3 миллиметра. И все манипуляции хирурга должны быть рассчитаны с точностью до миллиметра - в прямом смысле. Успех возможен только при максимальной точности попадания. И вот уже на другом снимке я вижу ровное русло сосуда. И теперь понимаю смысл эпизода, упомянутого пациенткой: "Врачи все время со мной общались, ведь операция проходит под местным наркозом. И в какой-то момент раздался просто взрыв ликующих возгласов всех, кто был в операционной: "деталь" "попала в цель". И мне сразу сказали: "Смотрите, смотрите, какая красота у вас теперь стоит!" Я ведь на экранчике могла видеть всю операцию". Что ж, у Сергея Кондрашина и всех, кто ему помогал, действительно был повод для радости и гордости.
- Я хочу подчеркнуть, - говорит Сергей Алексеевич, - что такие операции зависят не только от умения хирурга. Они возможны только благодаря самой современной аппаратуре. Вы знаете серьезнейшую проблему с красивым названием ТЭЛА - тромбоэмболия легочной артерии. Так называется закупорка тромбом артерии, которая снабжает кровью легкие. К сожалению, такие случаи почти всегда означают летальный исход. Раньше при наличии тромба человек так и жил - под страхом смерти. Сейчас появилась методика: через прокол к стенкам вены "цепляют" специальное приспособление - что-то вроде сеточки. Если тромб оторвется, она "поймает" его и не пустит в легочную артерию. В сущности, это и есть профилактика смертельно-опасных осложнений. И это тоже "высший пилотаж" в хирургии, работа на уровне самых современных технологий. Ведь хирург работает, ориентируясь только на "картинку" на экране. От ее качества зависит точность движений - и результат. Конечно, техники такого уровня еще долго не будет в обычных городских больницах - и, возможно, она там не так уж нужна. Потому что это концентрация науки и практики, это высокие технологии, которые необходимы для очень редких случаев. И пусть они развиваются хотя бы в крупных центрах хирургии, куда всегда поступают самые тяжелые больные. Сегодня с помощью щадящих (их называют малоинвазивными) методик можно добиться результата, который раньше потребовал бы "кровавой" операции, после которой больные восстанавливаются месяцами. Конечно, так называемая "открытая", "большая" хирургия - тяжелые многочасовые полостные операции - все равно останется. Но она должна быть последним рубежом, когда ничто другое не может помочь пациенту.


Loading...





МОК разрешил ехать на Олимпиаду 169 российским спортсменам, запретив им выступать под национальным флагом. А может, ну её, Олимпиаду эту?