10 лучших вузов мира

«Труд» выяснил, как российскому студенту получить образование в лучших зарубежных университетах

Специализированные агентства, вузы и СМИ ежегодно составляют рейтинги учебных заведений мира. Мы сравнили Академический рейтинг университетов мира, который ежегодно составляют в Шанхае, глобальный рейтинг вузов, составленный газетой Times, и данные российского агентства в сфере высшего образования «РейтОР».

Каждое из этих исследований выводило в десятку лучших своих лидеров, потому что критерии отбора везде разные. Шанхайский рейтинг берет за основу цитируемость вуза (преподавателей университета) в научных журналах, количество нобелевских лауреатов, число научных публикаций и открытий.

Вузы рассматриваются в нем прежде всего как исследовательские, а не образовательные организации. В Times обращают внимание на то, как часто вуз упоминается академическим сообществом, а также на долю иностранных студентов и сотрудников, соотношение числа сотрудников и студентов вуза. В «РейтОРе» обращают внимание на размеры вуза и лабораторной базы, уровень подготовки преподавателей.

Каждый пятый — иностранец

Любой элитный вуз США или Европы имеет строгие критерии отбора абитуриентов. Конкурс составляет обычно от 4 до 10 человек на место, при этом от 20% до половины студентов — это иностранцы.

Своеобразное сито — это еще и стоимость обучения, которая может достигать 40–50 тысяч долларов в год в Принстонском или Йельском университете в США. Плюс еще не менее 10 тысяч долларов в год за проживание (общежитие), учебники, питание, пользование библиотекой и интернетом.

«В таких вузах отбор студентов очень жесткий. Разумеется, деньги имеют значение, но если у поступающего хорошее портфолио, то он может рассчитывать на стипендию от вуза, штата или страны», — говорит Алексей Чаплыгин, руководитель проектов рейтингового агентства «РейтОР».

Практика дешевле

Но главный козырь Кембриджа или Йеля — серьезная научная работа и мощная лабораторная база. «В этих университетах соединены учеба и наука, в них генерируются основные знания, здесь огромные ресурсы», — говорит Алексей Чаплыгин.

Сила любого элитного вуза — в преподавателях. Здесь не скупятся на них и предлагают самые лучшие условия работы: зарплату в размере 3–5 тысяч долларов, страховку и льготный кредит на дом.

Аркадий, преподаватель литературы из Красноярска, приехал в один из университетов в Чикаго десять лет назад. Он признается, что в России редко встречал таких внимательных и интересующихся предметом студентов. Ради этого хочется и самому больше работать, заниматься наукой и публиковаться.

Между преподавателями в вузе легкое соперничество: поскольку студенты большую часть предметов выбирают самостоятельно, каждый профессор старается привлечь к себе самых талантливых.

Кстати, в большей части вузов можно выбрать предметы с более объемными практическими курсами. Как правило, стоить они будут примерно в два раза больше, чем теоретические. Например, в Кембридже курсы с клинической практикой стоят более 20 тысяч фунтов стерлингов в год без проживания и питания. А обычные — около 10 тысяч фунтов стерлингов.

Слава и деньги

Что же позволяет элитным мировым вузам выпускать востребованных специалистов и делать научные открытия?

Во-первых, финансирование. «Наши вузы проигрывают на порядок. Годовой бюджет РАН уступает бюджету Гарвардского или Йельского университета», — сетует Алексей Чаплыгин. «За рубежом практикуется эндаумент — вузу идут огромные суммы, пожертвования, инвестиции», — говорит Виктор Вахштайн, декан факультета социологии и политологии Московской высшей школы социальных и экономических наук.

Еще один плюс — эффективное управление. Менеджеры здесь не разделяют науку и образование и превращают университет не просто в место, где студентам пытаются вбить хоть какие-то знания, а в эффективный наукоград, который позволяет совершать открытия и зарабатывать деньги.

«Российские ученые почти нигде не публикуются. Уровень российской науки низок», — констатирует Виктор Вахштайн.

Иными словами, все крупнейшие мировые вузы вращаются в едином научном сообществе, где совершаются открытия, создаются рабочие места для молодых специалистов, постоянно происходит обмен информацией, а российские вузы выпадают из этой компании.

Кузница кадров

Алексей Чаплыгин уверен: крупнейшие американские и европейские вузы оказывают наибольшее влияние и на рынок труда, и на рынок исследований и новых технологий. Они являются двигателями мира.

Например, Стэнфордский университет, на основе которого создавалась Силиконовая долина. Когда дела вуза в 70-е годы шли не слишком хорошо, денег было мало, ректор решил открыть несколько небольших компаний. Технопарк, возникший без поддержки правительства и президента, рос как на дрожжах, новые компании там открывали выпускники вуза, рабочие места занимали его студенты. Теперь в Силиконовой долине трудятся более 220 тысяч человек.

Настоящей Меккой для исследователей в сфере биотехнологий являются Гарвард и Массачусетский технологический университет. А Кембридж — это практически лабораторная база для исследований в области тяжелой промышленности в Великобритании.

Вузы готовят студентов не просто так — знания здесь не ради знаний, а ради того, чтобы выпустить востребованных специалистов.

Особая история — студенческие сообщества. Бывшие студенты вуза нередко отдают предпочтение выпускникам своей альма-матер. Поэтому часто встречи выпускников превращаются в настоящие смотрины для ищущих работу. И как правило они получают хорошую должность.

15 лучших

Рейтинг Times

  • 1. Гарвард
  • 2. Кембридж
  • 3. Йель
  • 4. Университетский колледж Лондона
  • 5. Имперский колледж Лондона
  • 6. Оксфорд
  • 7. Университет Чикаго
  • 8. Принстон
  • 9. Массачусетский технологический институт
  • 10. Калифорнийский технологический институт
  • 11. Университет Пенсильвании
  • 12. Университет Джона Хопкинса
  • 13. Университет Дьюка
  • 14. Университет Корнелла
  • 15. Стэнфорд

Мнения

Петр Татищев, выпускник Кембриджа, факультет предпринимательства, 29 лет

Окончил Кембридж в 2010 году

— Образование здесь более практическое: больше практики, больше связи с реальным миром. В России во время обучения в РГГУ на факультете теоретической прикладной лингвистики я этого не замечал. Например, под образовательную программу в Кембридже привлекаются люди из реального бизнеса. Они рассказывают о своем опыте, это очень полезно. Также они могут познакомить с нужным человеком или просто поддержать.

Вся необходимая литература есть в библиотеках — и в бумажном, и, что приятно, в электронном виде, поэтому можно было читать и из интернета.

Я жил и в общежитии — там все как в фильмах про Гарри Поттера: такие же столовые, такие же коридоры с портретами бывших деканов. В старинном общежитии под окном была гаргулья. Вся обстановка словно пропитана образованием, студенты учатся с утра до вечера. Но вечером, как и наши, гуляют и пьют.

Зарина Макеналиева, экономический факультет Лилльского университета, Франция, 24 года

Заканчивает второй курс магистратуры в 2010 году

— Лилль — это вторая образовательная столица Франции, студентов и молодежи здесь очень много. Я поступала по гранту Сороса, вступительный взнос был не 300 евро, а 10, общежитие тоже удалось получить без проблем.

Среди студентов из России в основном люди из Москвы и Санкт-Петербурга, из глубинки мало.

В Лилльском университете богатая библиотека, много спортивных секций, всевозможных кружков в зависимости от хобби. В общежитии живут по одному, стоит оно 140 евро в месяц, но университет оплачивает 30%, поэтому получается меньше 100 евро.

В вузе есть исследовательский центр по физике и химии. Лаборанты и исследователи, которые там работают, почти сплошь русские и украинцы, а руководители исследований французы — вот такая стратегия развития науки.

Скидки для студентов в Лилле действуют практически везде: в общественном транспорте, музеях, кафе.

Комментарии для сайта Cackle
В России предложили ввести налог на бездетность.