В оппозиции быть нынче модно?

Сергей Алексашенко

Большинство громких заявлений оппозиции и антикоррупционных «разоблачений» так или иначе касаются именно деятельности госмонополистов


Нападки на госкорпорации и компании с государственным участием за последнее время стали чуть ли не основным направлением деятельности большинства лидеров так называемой несистемной оппозиции.

Не секрет, что именно эта тема в свое время принесла широкую известность блогеру Алексею Навальному.

По этому же пути, похоже, пошел и другой оппозиционер, директор по макроэкономическим исследованиям Высшей школы экономики Сергей Алексашенко.

Его персональный блог в «Живом журнале» пестрит критическими публикациями о «Газпроме», «АвтоВАЗе», нефтяных компаниях. Более того, в конце марта Алексашенко принял участие в заседании рабочей группы по формированию «Открытого правительства». Основной темой встречи, которую проводил президент Дмитрий Медведев, стало противодействие коррупции. «Тема борьбы с коррупцией для меня никогда не была главным местом приложения сил, хотя все время говорил, и говорю, и буду говорить, что без решения этой проблемы судьба нашей страны видится мне печальной», – подвел итог встречи в своем ЖЖ Сергей Алексашенко.

И действительно, понастоящему «знаменитым» Алексашенко стал еще во время дефолта 1998 года, когда занимал должность первого зампреда Центрального банка. «Отрабатывались конкретные противоправные действия бывших руководителей Банка России. В частности, установлено, что Алексашенко С.В. ... имел в нескольких коммерческих банках рублевые и валютные счета, на которые зачислялись средства, полученные от ГКО», –говорилось в получившей скандальную известность служебной записке МВД, подготовленной для тогдашнего премьерминистра Евгения Примакова.

Нынешняя «оппозиционная» активность Алексашенко напоминает грамотный пиар ход, тем более что быть в оппозиции нынче модно. «У нас все лидеры оппозиции очень хорошо устроены. Есть такая английская поговорка, которая в переводе на русский язык звучит примерно так: то, на чем вы стоите, зависит от того, где вы сидите, – отмечает президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов. – Положение человека во многом определяет его позицию по многим вопросам». В 2011 году Сергею Алексашенко представилась возможность не словом, но делом наладить работу в крупнейших госкорпорациях. В июне 2011 года он вошел в совет директоров Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК), возглавив при этом в августе того же года комитет по аудиту.

А в июле 2011 года был избран председателем совета директоров ОАО «Объединенная зерновая компания» (ОЗК). Интересно заметить, что относительно положения дел во вверенных ему компаниях не было сделано ни одного заявления. И это при том, что обе компании в 2010 и в 2011 годах буквально раздирали всевозможные скандалы, в результате которых власти и приняли решение сменить топ-менеджмент в корпорациях, очевидно, рассчитывая, что новые руководители наладят работу.
Зерновая компания, созданная в 2009 году, изначально должна была стать крупнейшим игроком на рынке: особые надежды возлагались на экспортную составляющую. Компании были переданы принадлежащие государству контрольные пакеты акций 31 элеватора, кроме того, под контроль ОЗК перешли ОАО «Новороссийский комбинат хлебопродуктов» и ОАО «Ейский портовый элеватор».

В настоящий момент стоимость ее активов оценивается в 2 млрд долларов. Предполагалось, что, наладив и развив инфраструктуру, ОЗК станет одним из лидеров на рынке. Однако в 2010 году выяснилось, что компания постепенно только ухудшала свои показатели. В неурожайном 2010 году выяснилось, что значительное количество зерна из государственного интервенционного фонда попросту гниет на элеваторах, а заниматься развитием соответствующей инфраструктуры никто всерьез и не думал.
Смена руководства, очевидно, предполагала, что новый председатель совета директоров Сергей Алексашенко, взяв бразды правления в свои руки, увеличит таки инвестиционную привлекательность ОЗК. В частности, в планах до 2013 года – реализация 27 инфраструктурных проектов. ОЗК, являясь госмонополистом, пока так и не показала значительных успехов на рынке экспорта зерна. И это при том, что ОЗК – объективно крупнейший игрок на отечественном рынке АПК.

Уже в самое ближайшее время ОЗК может быть приватизирована. Закономерно возникает вопрос: а что было сделано руководством компании за последний год, чтобы повысить капитализацию госактива? Но похвастаться особенно и нечем: в стране попрежнему ощущается острая нехватка элеваторных мощностей (ведь инфраструктурные проекты так и не были реализованы), сохранность зерна оставляет желать лучшего, а второе место на мировом рынке экспорта Россия занимает скорее благодаря количеству вывозимого зерна, а не его качеству.

Впрочем, по мнению некоторых экспертов, ожидать от Алексашенко бурной «оппозиционной» активности в госкомпаниях в свое время было бы наивно. «Относительно оппозиционности Сергея Алексашенко я вам могу сказать, что он один из участников так называемого Валдайского клуба, структура, которая считается ориентированной на Владимира Путина, – рассуждает генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. – А что касается его выступлений на митингах, то это личное дело каждого, чем он занимается в свободное от работы время. В свободное от работы время можно быть оппозиционером, можно быть еще кем-нибудь».

Во многом похожая ситуация сложилась и вокруг Объединенной авиастроительной корпорации. В феврале 2011 года президент Дмитрий Медведев увольняет тогдашнего главу компании Алексея Федорова. Так же как и в случае с ОЗК, на новый менеджмент ОАК возлагаются большие надежды. Компании предстоит выполнить гособоронзаказ плюс обеспечить потребности компаний гражданской авиации. В последнем случае самым нашумевшим примером стала разработка самолета Sukhoi Superjet 100. До сих пор, несмотря на то что российские авиаперевозчики готовы закупать отечественную технику, ОАК не может поставлять ее в необходимых количествах. При этом независимый директор Сергей Алексашенко почему-то предпочитает рассуждать о проблемах аэропорта Шереметьево и компании «АвтоВАЗ».

Между тем уже в сентябре 2011 года глава Минобороны Анатолий Сердюков вынужден был признать, что выполнить поручение главы правительства Владимира Путина в рамках 2011 года его ведомство не в состоянии. Причина тому – незаключение контрактов с ОАК. Отметим, что речь шла об очень значительной сделке, предполагавшей поставку 24 корабельных истребителей МиГ 29К и 65 учебно тренировочных самолетов Як 130 общей стоимостью 3 млрд долларов. Надо ли говорить о том, что никаких не то что разоблачительных, но даже официальных заявлений от Сергея Владимировича по данному вопросу не последовало.

Как случилось, что сторонник несистемной оппозиции столь избирателен в своих антикоррупционных заявлениях? При этом не стоит забывать, что в обе компании Сергей Алексашенко пришел аккурат накануне их будущей приватизации, а существенное наращивание капитализации столь привлекательных госактивов, на которое власти очень надеялись, так и не последовало.



В Госдуме предложили восстановить прежний пенсионный возраст для жителей Дальнего Востока. Ваше мнение по этому поводу.