06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НА ПЛЯЖ - С РУЖЬЕМ

Ивойлова Ирина
Опубликовано 01:01 20 Мая 2000г.
Специалисты называют "Абакан" чудо-оружием. Главное достоинство "Абакана" в том, что он имеет три режима огня, превосходит по боевой эффективности "Калашникова" в 1,5 - 2 раза, и, что особенно важно, стрелок при этом почти не ощущает импульса отдачи.

Военные оценили его как "автомат нового поколения, который существенно превосходит известные образцы", и с 1997 года по решению правительства "Абакан" принят на вооружение Российской армии. Наш корреспондент побывала в Ижевске и встретилась с Геннадием Николаевичем Никоновым.
Первым изобретением оружейника было огнестрельное подводное ружье оригинальной конструкции, которое принесло выпускнику Ижевского индустриального техникума признание профессионалов - диплом участника Всесоюзного конкурса технического творчества молодежи.
- Геннадий Николаевич, вашей землячке - многократной олимпийской чемпионке Галине Кулаковой первые лыжи братья смастерили из рассохшейся бочки. А вы случайно не с пугача начинали?
- Во всяком случае, пугачи делал лучше всех во дворе. Как-то раз на глаза попался журнал "Изобретатель и рационализатор", где рассказывалось о том, что группа инженеров сконструировала подводное ружье. Подумал - чем я хуже? И взялся за собственный проект. Я сделал несколько конструкций, впоследствии получил на них авторские свидетельства и защитил дипломную работу. Жаль, что ни одного образца у меня не сохранилось.
Помню, подводное ружье однажды брал с собой на море и весь месяц просидел в кустах, приходилось все время от милиции прятаться - на пляже запрещена подводная охота. Хорошо, что оно было малогабаритным, чуть больше пистолета. Благодаря подводному ружью меня и заметили на заводе, пригласили работать в конструкторское бюро.
- Интересно, на что вы, молодой специалист, рассчитывали, когда взялись тягаться с самим Калашниковым?
- Скажу вам откровенно, я на работу в КБ не рвался именно потому, что понимал - авторитет таких оружейников, как Калашников, Драгунов, выше любых рационализаторских предложений и на фоне их работ померкнут даже самые лучшие образцы. Но моего мнения не спрашивали: пришел заказ от Министерства обороны - выполняй.
В свое время очень приглянулся Брежневу заграничный охотничий карабин, и генсек дал задание спроектировать такой же, но наш. Вскоре "Изюбр" был готов. Никонов работал над ним три года. На прилавки карабин не попал, зато был самым престижным подарком для партийной элиты. Кстати, и Государственную премию дали Никонову не за боевое оружие, а спортивно-охотничье.
- Не обидно, что в охотничьих и спортивных образцах не закрепляется авторство?
- Что обижаться? Так сложилось, что имя конструктора присваивается только боевому оружию, причем именно того человека, который начал работу над образцом с чистого листа. Некоторые образцы выпускались такими малыми партиями, что о них никто, кроме нас и заказчиков, не помнит. Например, в 1972 году я проектировал пневматическую высокоточную винтовку "Газель". Заказ был срочным, работа шла около двух лет. Мы выпустили две промышленные серии "Газели" - 120 штук - для матчевых стрельб и раздали спортсменам. Много моего труда вложено в гладкоствольную самозарядную "Сайгу". Если уж речь зашла об именах, вот вам пример: на "Ижмаше" работают выдающиеся конструкторы Азарий Иванович Нестеров и Юрий Константинович Александров, у них нет именных образцов, но их вклад в создание снайперских винтовок и автомата "Абакан" бесценен. У истоков "Абакана", кроме нас с Азарием Ивановичем, стояли конструкторы Туркин, Цыпко, Абрамян и Афонин.
- Какие деньги получает конструктор за создание нового образца оружия?
- За авторские свидетельства на охотничье и спортивное оружие конструкторы получают копейки. Последние десять лет не могу отдохнуть на юге - нет денег. На машину накопил только к 40 годам, дачу совсем недавно построил. Мы даже не патентовладельцы своих изобретений, за патент надо выложить 30 тысяч долларов, ни у кого из моих коллег таких денег нет.
Широкой публике "Абакан" был представлен в 1993 году на традиционной оружейной выставке в Нижнем Новгороде. До того времени об автомате знали только высшие чины Минобороны, члены правительства и заводское начальство. Однажды присутствовавший на стрельбах в дивизии имени Дзержинского Виктор Черномырдин поразил из "Абакана" все мишени и засомневался - не подстроено ли это специально? Военные успокоили премьера: ижевский автомат превосходит все существующие по точности и премьер действительно попадал только в "десятку".
- Если ваш автомат так хорош, почему наша армия до сих пор не перевооружилась?
- "Абакану" на редкость не повезло. Войсковые испытания закончились летом 1991 года, в августе грянул путч, а в декабре развалился Союз. Об автомате просто забыли, не до того было, мы занялись охотничьим оружием. Несколько лет завод вообще не получал заказов от Минобороны, соответственно - ни копейки на развитие производства. Повторные испытания прошли только в 1994 году, и официально "Абакан" приняли на вооружение в 1997-м. "Калашникову" более 50 лет, за это время в мире собрано 50 миллионов автоматов, а "Никонов" сравнительно недавно сошел с конвейера. Раз нет массового производства - нет и популярности. Для того чтобы стать известным, новое оружие должно "прослужить" в войсках по крайней мере 20 лет, посчитайте, сколько "служит" "Абакан"? Конструктор обязан быть готовым к тому, что его детище пополнит лишь музейные коллекции - такое часто встречается в оружейном деле. Перевооружение - слишком дорогая штука, но прогресс неизбежен.
- А иностранцы интересуются "Абаканом"?
- Да, есть потенциальные заказчики, предложения о поставках. Меня приглашали в США и Англию читать лекции о стрелковом оружии. Четыре года назад я выступал на симпозиуме в личной резиденции Джорджа Вашингтона, рассказывал об истории оружия, и американцы много расспрашивали меня об автомате. Англичане, насколько мне известно, обращались в "Росвооружение" с просьбой продать им "Абакан".
- Как Михаил Тимофеевич относится к тому, что у него появился конкурент?
- В любом творческом коллективе отношения непростые. Оружейники - не исключение. Мне приходилось слышать, что Никонова зажимают, потому что рядом работает Калашников. Никто меня не зажимает. Мы идем разными дорогами к одной цели, и не надо нас сталкивать лбами. А потом "Калашников" в отличие от "Никонова" не только автомат, но еще и всемирно известная торговая марка, фирма, и даже с коммерческой точки зрения приоритет АК мне понятен.
Геннадий Николаевич не любит, когда его сравнивают с Михаилом Тимофеевичем: "Наши автоматы - пожалуйста, а нас не ставьте на одну ступень". На самом деле у них много общего: рано "заболели" оружием, оба разрабатывали автоматы, десятилетиями ждали признания. И даже с женой Геннадий Николаевич познакомился там же, где и Михаил Тимофеевич,- в конструкторском бюро. Вместе с Татьяной они работают на "Ижмаше" больше 30 лет. А вот сыновья продолжать семейную традицию не захотели: один стал оперуполномоченным в уголовном розыске, другой увлекся компьютерами. И не жалеют. Не понимают, ради чего отец всю жизнь отдал заводу, растратил на испытательных полигонах здоровье и силы. Ведь даже на купленной с таким трудом "шестерке" не успел накататься вдоволь - сердце "зашалило" так, что пришлось делать операцию. Теперь - постоянная боль в сердце от шрама, оставшегося после операции, и тревога за судьбу своего "Абакана".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников