09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИГОРЬ ЧУБАЙС: "РАСПАЛАСЬ ЦЕПЬ ВРЕМЕН..."

Стецкая Тамара
Статья «ИГОРЬ ЧУБАЙС: "РАСПАЛАСЬ ЦЕПЬ ВРЕМЕН..."»
из номера 111 за 20 Июня 2000г.
Опубликовано 01:01 20 Июня 2000г.

- Игорь Борисович, недавний опрос общественного мнения, который провел независимый

- Игорь Борисович, недавний опрос общественного мнения, который провел независимый исследовательский центр РОМИР, показал, что около 15 процентов россиян в той или иной степени связывают себя с левыми, около 18 - с правыми. Центристами считают себя 20,8 процента опрошенных, а 45 процентов затруднились с ответом на, казалось бы, традиционный российский вопрос: за кого они? Как вы считаете, эти цифры верно отражают наш политический спектр?
- Опросы общественного мнения в посттоталитарном государстве, каким, собственно, и является наше, - это нечто другое в сравнении с подобными опросами в демократическом государстве. Знаменитый принцип "Глас народа - глас Божий" у нас, на мой взгляд, не работает. Не работает потому, что на людей длительное время воздействовали идеологическими приемами, искажая общественное мнение. Поэтому сам по себе опрос важен, он в какой-то степени фиксирует состояние общества, настроения, но не является зеркалом. Что же касается партий... Они, а, вернее, то, что мы называем этим словом, тоже принципиально отличаются от того, что под этим термином понимается на Западе.
- Дело только в терминологии?
- Не только. На самом деле наши партии, - конечно же, это не те партии, которые существуют в традиционных демократиях Запада, где они связаны с определенными экономическими интересами, с определенным социальным слоем, который выражает себя через политическую организацию. У нас партстроительство во многом искусственно, во многом условно. Если из примерно 120 зарегистрированных партий завтра останется 20, кроме лидеров этих ста партий, никто ничего и не заметит. У нас партия - некая машина для продвижения во властные структуры. Но общество не интересует, как устроена власть, общество интересует, как устроена жизнь. Нормальной многопартийная система может считаться там, где три - пять, но не больше сильных больших политических партий. Однако время для больших настоящих партий в России еще не пришло, потому что такие партии существуют там, где укоренились разные формы собственности. Разные экономические интересы порождают и соответствующие политические интересы. А у нас фактически противостояние власти и народа. Такое противостояние было и в советское время: номенклатура и народ. Сегодня то же самое, но в несколько иной форме: власть плюс олигархи, плюс криминал - и народ. На этой базе нельзя создать партию. Движение можно. Но это уже другое.
- Поэтому партии у нас разнятся не столько по идеям, по программам, сколько по лидерам - партия Зюганова, партия Жириновского, партия имярек?..
- Конечно. Ситуация сверхпарадоксальная - на съезде одной из ведущих партий ее лидер заявляет: наша партия не ограничивает себя никакой идеологией. Люди с любыми взглядами могут к нам приходить. Действительно могут, но зачем? Не для того, чтобы какие-то свои убеждения реализовать, а для того, чтобы кресло ему сохранить. В России партия не возникает снизу, не вырастает из общества. Ее создает некий состоятельный лидер, у которого есть средства.
- А КПРФ? Владимир Путин назвал ее одной из системообразующих партий.
- Не могу согласиться. Это отжившая, исчерпавшая себя партия. Прежде там были интернационалисты, стали националисты. И по отношению к собственности большой вопрос. Как говорит один мой знакомый, профессор, - коммунисты против частной собственности, когда она не в их руках и за частную собственность, когда она в их руках. Они поменяли все ориентации, оставив только название. Это партия, которая не имеет никакой теоретической базы, она искусственно сшита из тех людей, которые в прошлые годы верили в коммунистическую идею. Но когда пресса у нас высмеивает стариков, которые ходят с красным флагом, я считаю, что это нечестно, непорядочно. Они вовсе не враги, они действительно верят в возможность всеобщей справедливости, в отмирание государства, отсутствие эксплуатации.
-Да и ностальгия по былой социальной общности понятна. Теперь-то ее нет...
- Наша страна после 91-го года потеряла свою национальную идею, свою идентичность. Прежде жили в коммунистическом государстве - нравилось это кому-то или не нравилось, но было ясно, что мы строим и ради чего. Но вот все рухнуло, исчезло. И первое время мы были счастливы - свободны! Но проходит полгода, год, два. И настроение начинает меняться: да, старое - эти неправильные нормы - мы выкинули, но нормальных-то, правильных норм не появилось, никаких подлинных настоящих фундаментальных принципов, на которых выстраивается государство. Самый глубокий кризис, который мы переживаем, - это кризис не экономический, хотя он самый острый, а идейный. И формально существуют четыре пути для выхода из него. Это, во-первых, может быть новое, несколько улучшенное, исправленное "издание" СССР. Под другим названием, но, может быть, с тем же гербом, с тем же флагом, вокруг этого идет постоянная борьба в Думе. Я думаю, что это тупик.
- Но, разумеется, выбор этим не ограничивается...
- Есть второй вариант. Часть так называемой политической элиты говорит: Россия должна начать все с нуля и пойти по пути, каким шло цивилизованное человечество, то есть западным путем.
Но Россия - это страна с богатейшей историей, это государство, одно из старейших на нашей планете, которое существует 12 столетий. За ним целый ряд исторических достижений. Выкинуть всю нашу историю, перечеркнуть ее, весь свой опыт - это чудовищно. Тут есть даже такой аргумент: если мои ботинки износились и мне предлагают - пусть очень дешево - чужие, но не моего размера, я их не надену. А как же можно чужую систему ценностей на себя напяливать? Ты же постоянно будешь в состоянии депрессии. Поэтому принимать западный путь не годится, хотя учитывать опыт, конечно, надо.
Третий вариант того, как Россия сможет установить свою идентичность. Уже существует пока мало замеченная новая научная школа - явление, надо сказать, редкое, и это следует ценить. Не один, а десятки ученых независимо друг от друга пришли, в сущности, к одному и тому же выводу: выход из российского кризиса находится на пути преемства, связи с исторической Россией. Наша страна оказалась разделенной не в пространстве, как Корея или Кипр или как когда-то Германия, а во времени. До 17-го года - это одно государство. После 17-го года - совершенно другое. Как писали во всех советских энциклопедиях - и это верно, - Ленин был создателем советского государства. А следовательно, разрушителем Российского государства. И вот Российское государство, российские традиции, логику российской истории мы призываем возродить, восстановить, распутать те узлы, которые были в начале века, разобраться в тех проблемах, которые привели к революции, к катастрофе, решить их теоретически и дальше вписать с учетом всего опыта ХХ века в сегодняшний день. Юристы, историки, культурологи, лингвисты, философы разрабатывают алгоритм этого самовоссоединения. Вот за этот путь возрождения России я и выступаю...
Хотя на практике до сих пор реализуется другой, который я называю путем "винегрета", когда пытаются двигаться и в западном направлении, и в советском, и в российском одновременно. У нас и Ленин в Мавзолее, и Николая II захоронили, и Солженицына пытались наградить в день 80-летия, и мемориальную доску Андропову, пламенному борцу с диссидентством (и тем же Солженицыным) восстановили. Отсюда и политические партии можно классифицировать не по принципу левые и правые, а по принципу: вы за что - за западный путь, за неосоветский, за восстановление исторической России или вы за "винегрет"? Как, скажем, ЛДПР, которая во все стороны крутится. Правда, чтобы за возрождение исторической России - таких партий почти нет.
- Как вы думаете, почему, когда многопартийность в России стала востребована, появилось не две - например, КПСС и анти-КПСС - а множество партий?
- Разные причины. Во-первых, амбиции. Но это самая примитивная, простая причина, которая существует везде. Но в одних случаях ее удается преодолеть, в других нет. Поначалу попытку все же можно было считать успешной. Возникла мощная "Демократическая Россия", но против нее были и мощные действия власти. Сегодня Михаил Сергеевич Горбачев создает социал-демократическую партию. Но ровно десять лет назад мы делали то же самое на основе "Демплатформы " в КПСС. Однако нам помешали, в том числе и он. В результате потеряны для социал-демократии десять лет.
- А объединение правых возможно?
- Если вся политическая жизнь в России будет приведена только к двум партиям - КПРФ и "Единству", мы совершим явную ошибку. Исчезнет даже иллюзия выбора, которая существует сегодня. Это должны осознать и те, кто называет себя демократами. Подчеркиваю: только называет, потому что к ним у общества огромные претензии, огромное недоверие. Вряд ли из их призывов может получиться что-нибудь настоящее, но даже псевдодемократы сегодня нужны, как нужен гипс до тех пор, пока сломанная рука не срастется. Пока у нас не возникнут настоящие структуры, настоящие силы, настоящие политические объединения, до тех пор эти объединения правых, наверное, полезны.
Если власти дальновидны, то они должны быть заинтересованы в нормальных политических партиях. Если таких политических структур не будет, страна деградирует и конфронтация между обществом и властью возрастет. А нужен диалог между властью и обществом. И только в условиях диалога, когда власть слышит общество и реагирует на его призывы, государство стабильно и сильно. Для этого надо не разрываться на сто партий, а органично выстраивать политическую жизнь, чтобы она была адекватна тому, что реально существует в стране.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников