07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛОНДОН - МОСКВА: ВСЕ МЕНЬШЕ ТУМАНА

Налбандян Зураб
Опубликовано 01:01 20 Июня 2000г.
Представляем собеседника: Григорий Борисович Карасин родился в 1949 году, окончил Институт восточных языков МГУ. С 1972 года на дипломатическом поприще. Работал в Сенегале, Австралии, Великобритании, возглавлял Управление Африки, Департамент информации и печати российского МИДа. Затем 4 года занимал пост замминистра иностранных дел. С марта 2000 года - посол РФ в Великобритании.

- Как отнеслись в Лондоне к результатам визита президента США Клинтона в Москву?
- В Лондоне внимательно следили за визитом американского президента в Россию и анализируют содержание бесед. Такой интерес к встрече был не случаен, потому что в последний год британо-российские отношения стали заметно выделяться на фоне общей довольно апатичной картины отношений Москвы с европейскими государствами. Лондон интересовало, удастся ли новому российскому лидеру, с одной стороны, избежать конфронтации с американцами и возвращения к какой-то не очень дружественной риторике, а с другой стороны - не допустить ущерба для долгосрочных государственных интересов России. Сегодня и британские руководители, и местные политологи признают, что президент Путин сумел достичь этих целей. Здесь считают, что главный результат встречи - готовность обеих сторон к спокойному и ответственному взаимодействию в решении тех проблем, которые реально существуют в мире.
- Но британских политиков наверняка интересует также, как будут развиваться отношения внутри треугольника Россия - Европа - США?
- И тут первые впечатления вполне обнадеживающие. Насколько я могу судить, большинству политиков ясно, что Россия настроена на конструктивный подход к проблемам стратегической безопасности, нераспространения ядерного оружия, противоракетной обороны. В частности, большой интерес в Лондоне вызвала идея Владимира Путина о создании совместной российско-европейской системы противодействия ракетной угрозе. Все это, естественно, нуждается в дополнительных проработках на экспертном, военном и техническом уровнях, но в целом есть понимание того, что безопасность одних не должна вызывать опасений и нервозности у других. Думаю, что это основной принцип, на котором могут строиться здоровые международные и региональные отношения.
- Можно представить себе, с каким вниманием следили британцы за недавней поездкой нашего президента в европейские страны...
- Она подтвердила, что Россия намерена строить конструктивное и цивилизованное общение со своими европейскими соседями. И в Мадриде, и в Берлине чувствовалось: у нас общие заботы и общие угрозы.
Не остается незамеченным и то, что европейская составляющая новой политики России становится активной. Но не в ущерб другим азимутам, например азиатскому. Как известно, президент Путин вскоре планирует нанести визиты в Китай, Индию, Японию и КНДР. Так что двуглавый орел по-прежнему смотрит на Запад и на Восток.
- А какое место отводится Великобритании в российской внешней политике?
- Если говорить кратко, то весьма достойное, полностью соответствующее роли обеих стран в современном мире. Мы убеждены, что открытость и взаимодействие между Россией и Великобританией могут принести значимые результаты не только для наших двух государств, но и международной стабильности.
- Вам не кажется, что добрые личные отношения между Владимиром Путиным и Тони Блэром поставили Великобританию в несколько "привилегированное" положение в России по сравнению с другими странами Запада?
- Вряд ли уместно говорить о привилегиях. В русском языке у этого понятия есть неприятный привкус. Понимать и чувствовать интересы друг друга и стремиться к взаимодействию - вот цель. Другое дело, что вполне ощутимы преимущества инициативной линии двух лидеров - президента Путина и премьер-министра Блэра. Я думаю, что уже сейчас отношения между нашими странами приобретают новое качество, становятся активными, повышается уровень взаимного доверия. Вместе с тем надо быть реалистами и не создавать иллюзий. Они всегда опасны.
- Какой вопрос в российско-британских отношениях заботит вас сейчас больше других?
- Как наполнить эти отношения не только политическим взаимодействием, но и конкретными, масштабными делами на экономическом поприще? Прошедшие встречи лидеров дали сильные импульсы для этого. Но еще предстоит приложить немало усилий, чтобы достичь реальных результатов.
- У вас есть уверенность, что британцы станут вкладывать деньги в нашу экономику?
- Финансово-экономическая сфера представляет для нас наиболее трудную и чувствительную область. В апреле на лондонской встрече с ведущими бизнесменами Владимир Путин подробно обрисовал свое видение направления движения российской экономики. Это произвело впечатление на инвесторов и способствовало изменению их настроений. Тогда, в апреле, многие из них говорили о позитивных перспективах, но предпочитали подождать до завершения формирования российского правительства и конкретизации программы его действий. Сейчас наступает момент принятия практических решений.
- Социальная сфера постоянно находится в центре внимания британской политики. Интересуется ли Россия британским опытом в этой сфере?
- За последние годы в России сформировалась довольно действенная инфраструктура изучения британского опыта по организации различных сторон общественной жизни. Это в первую очередь касается так называемой социальной сферы. Правда, у британцев тут тоже не все идеально, у них тоже есть немало проблем, но есть одно очень важное отличие: британцы умеют не только формулировать идеи и ставить задачи, но и создавать механизм реализации. Вот в этом они нас опережают.
Очень важно и то, что действия британских политиков почти всегда социально ориентированы. Сейчас мы внимательно изучаем такой подход к политике и экономике и пытаемся перенести его на российскую почву. Недавно состоялся визит в Москву Дэвида Милибенда, который возглавляет группу советников премьер-министра, занимающихся в том числе и социальными вопросами. Шел активный обмен идеями и подходами как раз в том, что касается согласования политики с социальными проблематикой.
Вообще контактов очень много. На правительственном, ведомственном, региональном уровнях. Цель их, как правило, -разобраться в том, что может оказаться полезным для России, ее реформ и развития. Никто не ищет волшебных рецептов (вряд ли такие существуют), но все стараются набраться опыта.
- Как вам понравилось новое британское посольство в Москве? Лондонский ваш офис не так современен...
- Архитектура британского посольства, насколько мне известно, вызвала в Москве немало споров. У нее есть как сторонники, так и противники. Но вот с точки зрения функциональной - это исключительно современное и талантливое решение. С чем я и поздравил своего коллегу и друга британского посла Родерика Лайна.
В Лондоне мы пока не можем похвастаться подобными успехами. Но только пока. Могу раскрыть вам секрет: сейчас ведется подготовка к строительству нового российского посольства в Великобритании. Мы рассчитываем при содействие наших партнеров в ближайшее время отрегулировать все связанные с этим вопросы и через несколько лет обрадовать лондонцев целым комплексом красивых зданий, которые займут почти целый квартал на углу улиц Kensington Palace Gardens и Basewater. А до тех пор будем продолжать работать в старых помещениях. Как говорится, в тесноте, да не в обиде.
- Хотя вы в Лондоне недавно, но, наверное, уже соприкоснулись с местной русской общиной. Каковы впечатления?
- Точное количество живущих в Великобритании россиян установить очень трудно. Можно судить лишь по каким-то косвенным признакам. Цифры называются самые разные: 70, 80 тысяч. Недавно газета "Ивнинг стандарт" даже объявила о 200 тысячах. Мне кажется, что постоянно проживающих здесь выходцев из России - тысяч 40. Еще несколько десятков тысяч находятся тут на временной основе - учатся в школах и университетах, работают по контрактам. А вот что касается русскоязычных людей, то-есть выходцев из стран бывшего Союза, их, конечно, значительно больше.
У нашего посольства сложились хорошие традиции общения с российскими гражданами. Стараемся, чтобы живущие здесь русские люди считали посольство своим домом. Проводим различные вечера и выставки, приглашаем гостящих в Лондоне российских художников, писателей, артистов. Это делает посольство звеном, которое связывает соотечественников с родиной.
Я дружу с многими здешними россиянами. Могу отметить свои добрые отношения с семьей Галициных. Кстати, князь Эммануил Галицин одним из первых направил трогательные поздравления Владимиру Путину в связи с его вступлением в должность и получил в ответ теплую благодарность нашего президента. Активные связи с Россией поддерживает и молодое поколение этой семьи.
- Судя по лондонским афишам, британцы испытывают значительный интерес к российской культуре.
- Этот интерес находит все новые подтверждения. Одно из последних - закладка памятника Петру I на юге Лондона. Это была замечательная российско-британская общественная инициатива, над воплощением которой долго трудились обе стороны. Мы ожидаем, что уже в ноябре на берегу Темзы встанет скульптура молодого русского монарха работы Михаила Шемякина.
Словом, атмосфера интереса к России делает работу в Лондоне чрезвычайно насыщенной.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников