03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИДУ НА ТАРАН!

Когда заходит речь о воздушном таране во время Великой Отечественной войны, сразу вспоминают подвиг Героя Советского Союза Виктора Талалихина, совершенный им в августе 1941 года на подступах к Москве. Но мало кому известно, что еще на рассвете 22 июня 1941 года произошли авиационные бои, в которых советские летчики ценой собственной жизни пытались остановить врага. Исчерпав все другие возможности воздушного боя, они бесстрашно шли на таран - крайнее средство, не предусмотренное воинским уставом.Бывший сотрудник газеты "Труд", полковник в отставке Иван Рощин, изучая архивные материалы, сумел обнаружить в них сведения о таких героических эпизодах.

22 июня 1941 года
Оперативное время - 4 часа 25 минут
С одного из прифронтовых аэродромов наперерез вражеским самолетам поднялось звено истребителей под командованием старшего лейтенанта Ивана Иванова. В ходе неравного поединка были израсходованы все боеприпасы. Тогда летчик пристроился к хвосту фашистского бомбардировщика и решительно пошел на сближение. Расстояние между "ястребком" и "юнкерсом" сокращалось с каждой секундой. Еще мгновение - и в воздухе раздался оглушительный треск. Винтом самолета Иванов отрубил хвост бомбардировщика, и тот рухнул на землю. Но погиб и сам.
Летчику-истребителю Ивану Ивановичу Иванову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Учитывая, что он совершил свой подвиг в первые полчаса с начала войны, мы, судя по всему, можем считать его первым в этом списке...
Оперативное время - 5 часов 15 минут
К нашему аэродрому Боушев под Станиславом (ныне Ивано-Франковск) приближались "юнкерсы". Сначала они шли строем, как на параде. Но летчики 12-го истребительного полка решительной атакой вызвали беспорядок и даже панику в рядах противника. Однако несколько бомбардировщиков продолжали попытку прорваться к аэродрому.
Младший лейтенант Леонид Бутелин, не раздумывая, пошел в атаку. В самый критический момент боя у него кончился боезапас. Тогда, идя на верную гибель, он направил свой "И-16" на самолет противника и врезался в него на высоте 200 метров...
Оперативное время - 8 часов 15 минут
Пограничный аэродром в районе Долугово. На высоте 800 метров появились 23 бомбардировщика "Ю-88". Тут же в воздух поднялась девятка наших, в то время новых, самолетов - "Миг-3". Вел ее лейтенант Алиев. В группе был и младший лейтенант Панфилов. Они успели поразить два вражеских бомбардировщика. Но тут на помощь противнику пришли несколько "мессеров". В неравном бою сбили Алиева, а у Панфилова кончились боеприпасы. И тогда он пошел на таран, уничтожив еще один "мессер". Машину Панфилова тоже подбили, но летчик сумел выброситься с парашютом. Потом, воюя на Юго-Западном фронте, Евгений Максимович Панфилов совершил еще 209 боевых вылетов...
Оперативное время - после 12.00
Этот бой произошел в районе Гродно. Заместитель командира эскадрильи Данилов только что вышел из боя, в котором подбил вражеский истребитель. И тут увидел, что гитлеровцы атакуют аэродром. Он вновь вступил в поединок с пятью "мессерами" и вывел из строя два из них. Но и сам был подбит. Однако летчику удалось выйти из штопора. Гитлеровцы снова набросились на него. У Данилова кончились патроны. Тогда он внезапно рванул свой истребитель влево и винтом ударил в крыло фашистского самолета. Тот рухнул на землю.
За этот бой старший политрук Андрей Степанович Данилов был посмертно награжден орденом Ленина. К счастью, позже выяснилось, что в том бою он не погиб. Ему чудом удалось посадить свой самолет...
И это далеко не полный перечень таранных ударов наших летчиков в самый первый день Великой Отечественной. По данным военных историков, 22 июня 1941 года подобных случаев было около 20. (А всего за войну совершено более 600 таранов.) Мне удалось обнаружить в архивах скупые донесения еще о нескольких таких подвигах.
Младший лейтенант 124-го авиаполка Дмитрий Кокорев в 5.00 вблизи Белостока тараном сбил "мессершмитт-110", а свой поврежденный смолет сумел посадить.
Капитан 16-го скоростного бомбардировочного полка Анатолий Протасов в 7.00 под Лидой таранил вражеский "юнкерс-88" и сбил его. Сам при этом погиб.
Лейтенант 123-го истребительного авиаполка Петр Рябцев около 10.00 в районе Бреста таранил в бою "мессершмитт-109" и заставил его рухнуть на землю. Сам Рябцев успел выброситься с парашютом.
Лейтенант 62-го штурмового авиационного полка И.Ковтун (известны только инициалы) около 13.00 в бою под городом Стрый сбил тараном "юнкерс". Старший лейтенант 67-го истребительного авиаполка А.И. Мокляк вечером 22 июня, уже сбив два вражеских самолета и израсходовав боеприпасы, пошел на таран, сбив третий...
Такое поведение наших летчиков в бою не могли ни предвидеть, ни понять гитлеровцы, уверенные в своем превосходстве и рассчитывавшие на легкие победы.
Достаточно вспомнить запоздалые признания рейхсмаршала Геринга на Нюрнбергском процессе. "Как выяснилось во время войны, - говорил он, - мы многого не знали, а о многом не могли подозревать. Я говорю не о числе пушек, самолетов и танков. Это мы приблизительно знали... Я говорю о людях".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников