10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОЛУОЛИГАРХ

Смирнов Сергей
Опубликовано 01:01 20 Июля 2000г.
Бывают олигархи явные. Те, чьи имена не сходят со страниц СМИ. Они активно участвуют в политической и экономической жизни страны и их фамилии известны любому школьнику. А бывают...Помните, как у Пушкина: "Полумилорд, полукупец, полумудрец, полуневежда..." - ну и так далее. Так вот, бывают еще и полуолигархи. Это те, кому вряд ли удастся избавиться от приставки "полу", вреда они уже успели принести немало. Некоторым из них удавалось не один год дурачить и мудрые федеральные головы.

"Они же легкою гурьбою,
Златыми далями маня,
Все вьются, вьются вкруг меня..."
К.Н.Батюшков.
Сегодня, когда "Энергомашиностроительная корпорация" (ЭМК) официально прекратила свое существование, в рядах ее многочисленных одураченных кредиторов царит недоумение: как получилось, что до недавнего времени считавшаяся одной из крупнейших российских корпораций вдруг в один момент превратилась в "пустышку"? И каким образом главе ЭМК А.Степанову - владельцу акций десятков предприятий энергомашиностроения - удалось не только избежать "неба в клеточку", но и заручиться поддержкой влиятельных государственных персон? Куда, спрашивается, глядели лучшие государственные умы? Уж не туда ли, куда в итоге утекли многомиллионные валютные активы "Энергомашиностроительной корпорации"?
Видимо, не туда. Заручись в свое время полуолигарх Степанов "высокой" поддержкой, может, и избавился бы от приставки "полу". Под обаяние Степанова подпадали все больше чиновники среднего звена. Причем, особенно сильной чертой главы ЭМК было умение поладить с представительницами "слабого пола" - правда, из числа все тех же чиновников. Расчет был прост - помимо приятного общения, "женский батальон" Степанова обладал явными преимуществами при лоббировании интересов ЭМК в просторных московских кабинетах.
И в самом деле - кто еще может смягчить огрубевшее сердце большого федерального начальника, как не хрупкая "муза" из глубинки, под "звуки лиры" подкладывающая своему высокопоставленному шефу все необходимые Степанову бумаги и распоряжения. Неудивительно поэтому, что в Ростове и Москве, в Приморье и Карелии - всюду, где особенно пышно расцветал бизнес "Энергомашкорпорации", со временем обязательно появлялась и легкокрылая чиновная "муза", бравшая ЭМК под свое покровительство.
ПОЛУКУПЕЦ
Впрочем, было бы неверным утверждать, что своим небывалым успехом, едва не завершившимся включением Степанова в списки российских олигархов, глава ЭМК был обязан исключительно собственному обаянию. Чего-чего, а предприимчивости и изобретательности бывшему начальнику управления производственных работ Свердловского облисполкома было всегда не занимать. Ныне покойное детище Степанова - ОАО "Энергомашиностроительная корпорация" (ЭМК) - было основано в апреле 1993 года рядом крупнейших машиностроительных предприятий России: заводами "Электросила", "Белэнергомаш", "Ленинградский металлический завод", "Петрозаводский завод бумагоделательного машиностроения". Целью создания корпорации было проведение согласованной политики на изнуренном неплатежами и прочими "прелестями" смутного времени российском рынке. Расчет оправдался: сообща новые рынки стали осваиваться быстрее, доходы заводов-учредителей увеличивались.
Благополучие продолжалось до тех пор, пока генеральный директор ЭМК Александр Степанов не задумал превратить корпорацию, которая была собственностью заводов, в собственника этих заводов. Согласитесь, маневр, достойный великого полководца. С этой целью была проведена эмиссия акций самой корпорации, причем контрольный пакет стал собственностью нескольких зарубежных оффшорных фирм, подконтрольных непосредственно самому Степанову: Mardima, Dream Investments и British investments.
Затем последовал другой финт, до сих пор, кстати, не нашедший научного объяснения: акции предприятий - учредителей "Энергомашиностроительной корпорации" были обменены на векселя "Энергомашбанка". Таким образом, ЭМК стала собственником крупных пакетов акций ведущих машиностроительных предприятий России. Но пакетов, увы, не контрольных. Стало быть, власть над предприятиями необходимо было с кем-то делить. А этого ох как не хотелось.
САМ СЕБЕ КРЕДИТОР
Нам, смертным, никогда не понять, что же движет великими мира сего в их неодолимой тяге к полному обладанию предметом своего вожделения, будь это голливудская красавица или провинциальная ткацкая фабрика. Возможно, дело тут как раз в неком вдохновении, своего рода томлении души, свойственном натурам мечтательным и честолюбивым.
Так или иначе, но роль рядового акционера Степанова не устраивала. Нужно было что-то срочно предпринимать. И в голове хозяина ЭМК рождается грандиозный план - чтобы завладеть контрольными пакетами акций предприятий, их нужно просто-напросто обанкротить.
Дело непростое, учитывая, что число предприятий энергомашиностроительного комплекса, входящих в состав корпорации, к тому времени перевалило за двадцать. Однако лиха беда начало. И вот с подачи ЭМК на одном из крупнейших предприятий отрасли - ОАО "Атоммаш" (Ростовская область) начинается процедура банкротства. Сам Степанов добивается своего назначения на пост арбитражного управляющего завода. И тогда же в его жизни происходит одно из самых знаменательных событий - судьба сводит Степанова с Татьяной Грамотенко, в то время возглавлявшей территориальное отделение Федеральной службы по финансовому оздоровлению (ФСФО). Надо сказать, что в задачи упомянутой службы входит надзор над тем, как проводится внешнее управление над должником, насколько оно способствует восстановлению платежеспособности предприятия.
Деятельность Степанова на "Атоммаше" фактически вела к обратному. Сам завод постепенно "таял", зато на его месте появилась дочерняя структура - "ЭМК-Атоммаш", куда благополучно и перекочевали активы предприятия. Разумеется, контрольный пакет акций "дочки" принадлежал уже "Энергомашиностроительной корпорации". Но то ли сработали чары Степанова, то ли были более "земные" мотивы, но процедура "перевоплощения" "Атоммаша" вполне устроила госпожу Грамотенко и не вызвала у нее никаких вопросов. Эпизод? Возможно.
Опыт "Атоммаша" оказался успешным и стал главным инструментом ЭМК в борьбе за тотальный контроль над отраслью. Словно неведомый вирус, процедуры банкротства одна за другой поражали ведущие предприятия России. В Приморье жертвой ЭМК становится горнохимический комбинат "Бор". Схема та же - по инициативе "Энергомашиностроительной корпорации" на предприятии начинается процедура банкротства, внешним управляющим назначается представитель Степанова. Далее на свет появляется "дочка" - ЗАО "Энергомаш-Бор", куда переходят все активы предприятия. Прежний комбинат тихо тонет вместе с кредиторской задолженностью и более чем 60-процентным госпакетом акций. Зато "Энергомаш-Бор" цветет и пахнет и на все сто процентов принадлежит ЭМК и лично А.Степанову.
Тем временем вирус переносится в Карелию. В 1998 году Петрозаводский филиал ЭМК начинает массовую скупку акций завода "Петрозаводскмаш" у рабочих предприятия. Впоследствии прокуратура Карелии выявила многочисленные факты мошенничества при скупке акций и возбудила по ним уголовное дело, что, впрочем, не помешало Степанову продолжить подготовку к "штурму" и этого предприятия. Примечательно, что к этому времени относится знакомство А.Степанова с другой "музой" - главой регионального отделения ФСФО по Республике Карелия госпожой Коцюба. По слухам, именно с ней бессменный руководитель ЭМК оговаривал детали возможного захвата "Петрозаводскмаша". Впрочем, стоит ли верить слухам? Разумеется, нет.
БИТВА ЗА ЛЕНИНГРАД, ИЛИ "БА, ЗНАКОМЫЕ ВСЕ ЛИЦА!"
Наполеоновские планы Степанова споткнулись на многострадальном Ленинградском металлическом заводе. В 1998 году дела на ЛМЗ шли из рук вон плохо. Благодаря деятельности своего главного акционера в лице ЭМК (обладавшей 30 процентами акций ЛМЗ и долгом перед ним же в 250 миллионов рублей) ЛМЗ не мог самостоятельно расплатиться со своими собственными кредиторами. Но самостоятельно "обанкротить" это предприятие А.Степанов не успел - процедура банкротства ЛМЗ началась по инициативе другого кредитора.
Возмущению ЭМК не было предела. Степанову удается добиться от ФСФО назначения на должность внешнего управляющего "своего человека" - В.Маркина, по совместительству являвшегося сотрудником ЭМК. Формально все было в рамках закона. Однако стоило ли удивляться, что, едва приступив к исполнению своих обязанностей, господин Маркин "перелопатил" реестр кредиторов ЛМЗ таким образом, что главным и едва ли не единственным из них стала сама ЭМК?
Столь откровенные действия привели к тому, что решением Арбитражного суда Маркин с занимаемой должности был вскоре снят. Но самое интересное даже не это. А то, что в роли консультанта господина Маркина выступает... Татьяна Грамотенко! Первая "ростовская" муза Степанова внезапно перебралась в Санкт-Петербург, где некоторое время и проживала, если верить документам бывшего гендиректора ЛМЗ Чернышева, под видом "китайской делегации".
Зачем? Ответ на этот вопрос стал известен в апреле этого года, когда в ходе судебного заседания, посвященного назначению нового внешнего управляющего ЛМЗ, представители ЭМК предложили на эту должность кого бы вы думали? Правильно, Татьяну Грамотенко. Такому повороту событий подивились даже присутствовавшие на заседании представители ФСФО. В самом деле: как выяснилось, все та же Грамотенко числилась консультантом подконтрольного ЭМК бывшего гендиректора ЛМЗ В.Чернышева аж в 1998 году. А ведь по сей день эта почтенная дама числится руководителем Ростовского регионального отделения ФСФО. Что, согласитесь, далековато от Санкт-Петербурга.
Тем временем события на ЛМЗ окончательно выходят из-под контроля ЭМК. Внешним управляющим завода назначается представитель ФСФО Евгений Гуляев. Совместно с советом кредиторов он принимает решение о проведении дополнительной эмиссии акций ЛМЗ для расчета с кредиторами.
Опыт допэмиссий хорошо известен на Западе, где таким образом из процедуры банкротства вышло не одно предприятие. Впоследствии законность действий Гуляева была подтверждена постановлением кассационной инстанции арбитражного суда Московского округа. Результатом этого шага стало привлечение на ЛМЗ необходимых для расчета с кредиторами средств. Перед заводом замаячила перспектива выхода из кризиса. По логике, это и есть финансовое оздоровление, а потому честь и хвала профессионализму внешнего управляющего, сумевшего найти выход из столь сложной ситуации.
Однако, как это ни странно, инициатива Гуляева встречает яростное сопротивление. По жалобе ЭМК, стремительно теряющей свои позиции на ЛМЗ, ФСФО буквально в течение месяца организовало несколько проверок внешнего управляющего.
Впрочем, ничего странного в этом нет. Дело в том, что с недавних пор начальником отдела контроля за деятельностью арбитражных управляющих ФСФО является... госпожа Коцюба, хорошо известная нам по Петрозаводскому периоду деятельности ЭМК. Карельская "муза" пришла на помощь ростовской в борьбе за... За что?
НО ЕСТЬ НАДЕЖДА...
Последние битвы Степанова за сохранение своего влияния в отрасли более всего напоминают желание "хлопнуть дверью" на прощание. Дело в том, что события, аналогичные ленинградским, мало-помалу охватывают все больше сфер "жизненных интересов" ЭМК.
Сегодня правоохранительные органы проявляют интерес к деятельности корпорации в Москве, Приморье и в Карелии. В офисы ЭМК недавно заглянули сотрудники налоговой полиции и прокуратуры. Пока проведена выемка документов. Не исключено, что за этим последуют и другие, более серьезные акции.
Одно беспокоит - как сложится дальнейшая судьба у провинциальных "муз", долгие годы опекавших А.Степанова? Разумеется, желающих заручиться столь "высокой" поддержкой в стране, где промышленные войны и передел собственности стали таким же заурядным явлением, как весенний дождь, будет немало. Однако в любое время руководство ФСФО может проявить интерес к деятельности отдельных своих подчиненных и задать им не слишком приятные вопросы относительно ЭМК и Александра Степанова. Кому тогда будут петь они свои сладкие песни, сопровождаемые шорохом гербовой бумаги?


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников