04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГОРЬКИЙ ФИНИШ

Варфоломеев Пятерим
Опубликовано 01:01 20 Августа 2003г.
Сейчас ей уже за 70, но она по-прежнему передвигается, в основном на велосипеде, поскольку ходить слишком тяжело: дает себя знать знакомая всем старым велогонщикам острая боль в коленях. А ездит она чаще всего по двум маршрутам: до городской Думы, пытаясь там выпросить себе если не новую квартиру, то хотя бы капитальный ремонт старой, и еще - за 25 километров от города на свой кормилец-огород размером шесть соток.

Без него пришлось бы, видимо, идти побираться в подземный переход. Или же продавать коллекционерам свои золотые и серебряные награды? Нет, только не это - для нее подобное равнозначно продаже частицы души.
Самое же трудное в этих путешествиях - спустить велосипед по нескольким лестничным пролетам на асфальт. Почувствовав под ногами педали, она обретает былую уверенность и едет так легко, что вряд ли кому из прохожих придет в голову, что велосипедистка в видавшем виде спортивном костюме разменяла восьмой десяток.
- При езде по городским улицам,- признается Мария Дмитриевна,- все мысли заняты одним: как доехать до пункта назначения, не изуродовав свой "Ромео", - такова марка ее гоночного велосипеда,- да и самой не оказаться сбитой какой-нибудь очумелой иномаркой...
"Другой коленкор", когда она катит на свою "фазенду": дорога пролегает среди полей и лесополос, и за полтора-два часа безмятежного ("никто не мчится впереди тебя и никто не обгоняет") пути обязательно вспоминается безвозвратное былое, начиная с деревенского детства и юности, с привезенного отцом из Германии трофейного велосипеда, на котором она, наездившись по проселкам и лесным тропкам, отважилась принять участие в областных велогонках, выиграв их с большим отрывом у "звезд" местного спортивного небосклона.
С той далекой поры бытие Марии Лукшиной превратилось в одну сплошную велогонку: ежегодные победы на всесоюзных соревнованиях, на мировых первенствах. Золотые и серебряные медали, пьедесталы почета, портреты и интервью в отечественной и зарубежной прессе. Среди реликвий прошлых лет, свято хранимых Марией Дмитриевной, - большая страница из лондонской газеты "Таймс" со снимком, на котором английская королева Елизавета преподносит всемирно известной советской велогонщице Марии Лукшиной торт "Наполеон" на золотом подносе.
Да чего только с ней не случалось в той спортивной жизни: и фантастический рывок к победному финишу с травмированной ногой. И не на шутку пристальное внимание к ней, девушке-чемпионке с венком русой косы вокруг головы, со стороны сына Сталина, курировавшего спорт. И квартира далеко не в самом плохом московском районе. И "добросердечный совет товарищей в штатском": вернуться в Воронеж, не углублять дружбы, которую вряд ли одобрит Сам...
В бесконечных сборах, тренировках летели годы. О том, что у блестящей спортивной карьеры будет горький, печальный финиш, как-то и не думалось. Напротив: была уверенность в том, что и "сойдя с дистанции", она не останется ни в забвении, ни в нищете. Последнюю свою золотую медаль выиграла в канун "перестройки", на мировом первенстве среди ветеранов. И, наконец, реально замаячил "финиш" - пенсия.
Но перестроечный угар начала 90-х годов резко изменил отношение к героям труда и спорта. Если раньше ее, зашедшую с какой-либо просьбой в самые высокие кабинеты области, встречали как почетную гостью, чуть ли не хлебом-солью, то теперь и небольшие начальнички смотрели на знаменитую велогонщицу с чувством досады. Однако ближе к очередным местным выборам, а именно в 1994 году, сработала установка на то, чтобы "не дразнить гусей", и поэтому ряд заслуженных людей возвели в ранг почетных пенсионеров. В их числе оказалась и Лукшина. По распоряжению тогдашнего главы обладминистрации Александра Ковалева ей установили "дополнительное пожизненное материальное обеспечение". Как ни странно, но "пожизненность" продлилась ровно 12 месяцев. В 1995 году опять получала пенсию, как все, и даже ниже. То же самое и сейчас: 1200 рублей в месяц - такова нынешняя цена тому спортивному подвигу, что совершен Марией Лукшиной в лучшие годы ее жизни. И осталась она при своих наградах, при плохой квартиренке в доме без лифта и при стареньком, хотя и по-прежнему безотказном "Ромео". На нем Мария Дмитриевна и совершила очередное путешествие по второму, как она его называет, "маршруту надежды", то есть в городскую Думу. В то утро ей повезло: у подъезда Гордумы к ней бросился молодой человек, довольно сноровисто закативший ее тяжелую двухколесную машину в вестибюль здания. И надо же такому случиться, парень оказался помощником того, к кому она направлялась: председателя комиссии по физкультуре и спорту Михаила Хуторецкого. Встретил тот ее душевно, с сыновней отзывчивостью. Твердо пообещал "биться" за то, чтоб ей увеличили пенсию и дали бы квартиру двумя или тремя этажами ниже.
На обратном пути, притормозив у киоска, она купила себе пакетик "Роллтона" - "вермишель быстрого приготовления с куриным вкусом". А дома, залив содержимое пакетика кипятком и дожидаясь, пока блюдо дойдет до надлежащей кондиции, возможно, опять вспомнила тот званый обед в Лондоне, где она сидела за столом рядом с английской королевой...
ОТ РЕДАКЦИИ
Мы намерены постоянно рассказывать в "Труде" о непростых судьбах и других выдающихся спортсменов, которые в свое время прославили Отечество, а теперь оказались на "обочине жизни".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников