02 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕТСКОЕ ЛИЦО ВОЙНЫ

Шишова Татьяна
Опубликовано 01:01 20 Сентября 2000г.
В пору моего детства мы ужасно боялись войны. Хотя в начале 60-х она была практически нереальной, но тема эта постоянно присутствовала в наших разговорах, играх, ночных снах. Нынешние дети боятся войны куда меньше, чем виртуальных вампиров и привидений, хотя реальная война уже идет, и даже вдали от нее не чувствуешь себя в безопасности. Такова особенность детской психики - бояться далекого и таинственного, а не того, что рядом.

Под разговоры о правах детей и защите детства поколение, только-только встающее на ноги, практически лишилось статуса неприкосновенности. Дети все чаще втягиваются в вооруженные конфликты, берутся в заложники, становятся кто жертвами, а кто и соучастниками преступлений.
За последние десять лет в мире только в войнах убито около двух миллионов детей. Шесть миллионов получили серьезные ранения или стали инвалидами. Почти тридцать миллионов ребят превратились в беженцев.
В России сегодня около 37 миллионов детей. За год их стало на 700 тысяч меньше, а за пять последних лет - на 3,7 миллиона. Такая вот "демография": за пятилетие страна потеряла десятую часть юного поколения.
У нас сейчас - миллион детей-инвалидов. Сколько из них такими сделали война и теракты? А сколько ребятишек осиротели за две чеченские войны? К сожалению, такой статистики у нас не ведется. А надо бы вести счет каждой отнятой или покалеченной войной жизни, в том числе и детской.
Загляните в Назранскую республиканскую больницу - здесь лежат дети-калеки, жертвы войны. На них невозможно без слез смотреть. Как справедливо заметил один мой коллега, дети на войне не просто взрослеют, но и, как ни нелепо это звучит, - стареют.
Сейчас когда не только в Чечне, но и в приграничных районах 10-12-летние мальчишки расхаживают с автоматами, нельзя не задуматься всерьез над тем, что делает война с детьми. Вот история, каких теперь - великое множество.
... Когда Руслан Хаджиев, выросший в Грозном, "пошел на войну", ему было 11 лет. Автомат Калашникова, который он при случае пускал в ход, был едва ли не больше него самого. Для начала бандиты, к которым он прибился, велели ему убить пленного - в доказательство того, что он способен стать "настоящим мужчиной". Мальчик попытался уклониться, но его пристыдили, потом пригрозили, и ребенок исполнил приказ. Он научился сбрасывать людей в колодцы, где они умирали медленной мучительной смертью. Он видел коллективные изнасилования и принимал психостимуляторы, про которые ему говорили, что они сделают его "сильным и храбрым воином"... За провинности его жестоко наказывали - например, связывали и стягивали за спиной руки, пока не раздавался хруст...
А 12-летний Беслан Ганцариев останется на всю жизнь калекой и сиротой. Машина, на которой он с матерью и старшей сестрой выбирался из Урус-Мартана, подорвалась на мине. Мама погибла, сестру ранило, а ему пришлось ампутировать ногу...
Или недавний взрыв в самом центре столицы, в переходе у метро "Пушкинская". Рука пишет, а разум отказывается верить: сколько жертв, и среди них - трехлетний ребенок. Кто посмел покуситься на едва начавшуюся жизнь? Мы знаем, чувствуем: это, так или иначе, - отзвук войны.
Военные, ведущие боевые действия, говорят в своих телеинтервью, что в последней цепочке терактов в Чечне задействованы местные мальчишки. По заданию бандитов они ведут незаметную разведывательную работу, помогая тем самым совершать кровавые злодеяния. И они тоже - жертвы войны.
По свидетельствам очевидцев, из детей получаются неплохие солдаты - они храбры и послушны, не задают лишних вопросов, их легко заставить, легко наказать, легко подавить их волю. Они быстро обучаются чистить и заряжать оружие, ловко увертываться от пуль. Ходят в разведку, не гнушаются мародерства...
Есть страны, например Камбоджа, где у детей уже 40 лет подряд крадут детство. Теперь и у нас в Чечне подросло поколение, лишенное детских радостей. И когда войну наконец удастся прекратить, встанет другой, не менее трудный вопрос: что делать с детьми, выросшими на войне, с теми, кто видел столько ужасов, крови, смертей, что ставит знак равенства между жизнью и насилием, жестокостью? На наших глазах происходит самое страшное, что только может произойти с детьми: привыкание к смерти, к убийству.
К сожалению, многие наши кинодеятели, политики и журналисты не желают видеть реальной опасности. Не только физической, но и нравственной, в которую ввергает неокрепшие души война и насилие, - и непосредственно в зоне военных действий, и вне ее. То, что наши дети ежедневно видят и слышат на телеэкране, где кошмары реальной войны перемежаются со сценами киноужасов, вносит свой страшный "вклад" в детскую психику.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников