05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРОПАВШИЙ В МАНХЭТТЕНЕ

Золотов Олег
Опубликовано 01:01 20 Сентября 2001г.
Бывший профессор МГИМО, специалист по проблемам Дальнего Востока Николай Жданов-Луценко приехал в Нью-Йорк, чтобы выступить на заседании общественной организации "Всемирная лига за свободу и демократию". И исчез. В день проведения теракта 11 сентября у него была назначена встреча во Всемирном торговом центре. Больше никакой информацией официальные лица не располагали. Утверждалось лишь, что в поиске пропавшего "были задействованы все ресурсы".

- Я оказался очевидцем трагедии, - сказал Николай Иванович Жданов-Луценко корреспонденту "Труда". - Это был последний день моего пребывания в США. Я встал с утра пораньше и отправился в китайский квартал Чайна-Таун, который расположен на Манхэттене, чтобы купить сувениры для родственников. Затем пошел вниз в сторону ВТЦ. Находился примерно в 300 метрах от двух гигантских башен, когда в одну из них врезался самолет. Оглушительный взрыв. Громадный шар огня. А затем с грохотом посыпались стекла. Поначалу собралось множество зевак: было трудно сразу осознать весь ужас происходящего. Своими глазами видел, как из окон пылающей громады выпрыгнули два человека, пытаясь спастись от пламени. Внизу было натянуто нечто (что именно, сказать не берусь) вроде шара из материи, и люди тщетно пытались попасть на него.
Неподалеку от ВТЦ располагалась школа, в которой училась дочка моей знакомой. Дети наблюдали, как множество людей бросались вниз. Тела, падая на землю с огромной высоты, буквально взрывались. Девочка до сих пор пребывает в шоке.
Началась паника. Но я успел сесть в метро и добраться до своей гостиницы "Юнайтед Нэйшнс Плаза". Уже там я узнал, что во вторую башню врезался еще один самолет. И оба здания рухнули.
Я, разумеется, не мог добраться до аэропорта: все движение в городе было блокировано. Пешком дошел до представительства "Аэрофлота" на Манхэттене, где меня записали на рейс в пятницу.
Вернулся в гостиницу, где, как оказалось, уже не было свободных мест. Некоторые люди спали прямо в фойе. И меня поселили в одном номере с сыном короля Иордании Эль-Рифаи. Он был шокирован происходящим не меньше меня, осуждал этот теракт, который назвал "изуверским".
На крышах окружающих зданий было множество агентов ФБР. Нам приходилось несколько раз покидать гостиницу, так как местные власти опасались, что следующий теракт будет направлен против ООН, в непосредственной близости от которой мы жили.
По городу все эти дни можно было передвигаться только пешком. Связь не работала. Но сразу после терактов я успел позвонить в Москву приятелю и сообщить, что со мной все в порядке. О том, что я "пропал без вести", узнал только в пятницу на прошлой неделе в представительстве "Аэрофлота". Но улететь и в этот день мне не удалось. В Москве я оказался только в понедельник. Прибыл первым же рейсом из Нью-Йорка...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников