08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НАДЫМСКИЕ "ГЕНЕРАЛЫ"

Ястребцов Геннадий
Статья «НАДЫМСКИЕ "ГЕНЕРАЛЫ"»
из номера 168 за 20 Сентября 2002г.
Опубликовано 01:01 20 Сентября 2002г.
Торжественно отмечая в начале сентября тридцатилетие города газовиков Надыма, его жители и приглашенные на юбилей гости поднимали бокалы за здоровье и успехи тех, кто добывает газ на "северах", за добрую память о первопроходцах, которые начинали строить город, что называется, с первого колышка, обживали студеную ямальскую тундру для будущих поколений.

Большинство этих людей не были коренными северянами. Они приехали сюда с Большой земли и поначалу плохо представляли, в каких экстремальных условиях предстоит им жить и работать. Больших сил и терпения стоило профессиональным лидерам - "газовым генералам" собрать, обучить, нацелить на конкретные дела трудовую армию новобранцев, явившихся в этот край кто за северной романтикой, кто - просто за длинным рублем. Тяжелая, подчас изнурительная работа естественным образом отсеивала слабых и случайных.
"Благодаря героическому труду и самоотверженности геологов, строителей, вышкомонтажников, буровиков, ремонтников, инженеров, конструкторов и ученых страна оказалась обеспечена газом на десятилетия, - отметил в своем приветствии надымчанам глава Газпрома Алексей Миллер. - Легендарными стали имена прославленных командиров производства - Владислава Стрижова, Валерия Ремизова, Леонида Чугунова и многих других..."
Об этом же говорили надымские газовики на открытии в центре города сквера имени Валерия Ремизова, работавшего генеральным директором "Надымгазпрома" в 1986-1993 годах и много сделавшего для города. Он и в закладке сквера этого сам участвовал, посадил первые деревья.
Я знал Валерия Владимировича, не раз летал с ним по северным объектам. Это был незаурядный человек. После окончания института приехал в Надым. Инженерной вакансии не оказалось - согласился стать слесарем на газовом промысле в Пангодах. Прошел все карьерные ступени - до "генерала". Потом - Москва, доктор наук, академик, заместитель председателя правления Газпрома.
- Знаешь, лучше называй меня не зампредом, а главным инженером Газпрома, - сказал мне однажды Ремизов, просматривая текст интервью.- Замов у председателя вон сколько, а я отвечаю за производство и, значит, прежде всего инженер....
С огромным уважением отзывался Ремизов о своем предшественнике на посту генерального директора "Надымгазпрома" Владиславе Владимировиче Стрижове. И хотя они совсем разные по характеру (Стрижов крут бывал с подчиненными, а Ремизов редко повышал голос) и по увлечениям вне работы (Валерий Владимирович любил охоту и рыбалку, а Владислав Владимирович музыку обожал, сам неплохо играл на гитаре и аккордеоне), но было у двух лидеров нечто общее, что сближало и роднило северных первопроходцев. Это обостренное чувство долга, полнейшая самоотдача, забота о людях, которыми они руководили, потребность постоянно учиться и отдавать свои знания и опыт другим.
Впрочем, не следует представлять наших героев этакими забронзовевшими рыцарями "без страха и упрека". Сам Стрижов с некоторой долей иронии вспоминал: "Не испугаться этих масштабов, когда я получил предложение возглавить в Надыме дирекцию по обустройству Медвежьего месторождения, помогло то, что я не представлял всей серьезности, громадности проблем, с которыми предстояло столкнуться. Потом, задним числом, впору было ужаснуться, с какой лихостью дал согласие..."
Именно под руководством Стрижова обустраивалось месторождение Медвежье, огромные запасы которого позволяли планировать добычу "голубого топлива" до 65 миллиардов кубометров в год. Именно "Надымгазпром" заложил надежную основу будущей работы на остальных крупных месторождениях этого региона. Надымчане стали инициаторами смелого броска на северо-восток, в Уренгой. А потом был десант еще дальше - на Ямбург.
Декабрьским морозным днем 1973 года Стрижов напутствовал в поселке Пангоды головной отряд, направляемый в Уренгой. Колонна вездеходов вышла на зимник. Впереди торили след гусеничные транспортеры, за ними расчищали снежную целину бульдозеры, а уж дальше двигались мощные грузовики "Уралы" с вагончиками и грузами, необходимыми на новом месте.
Путь был очень трудным. Снега в тундре выпало уже много, но водоемы еще не покрылись достаточно прочным ледяным панцирем. Приходилось с помощью лежневок преодолевать гнилые места на болотах, выкладывать бревнами "живые" ручьи, срезать ножом бульдозера крутые откосы берегов.
"Десант сделал доброе дело, - рассказывал Стрижов. - Но принес и уйму неприятностей. Лично мне - выговор от Тюменьгазпрома "за разбазаривание ресурсов". Посчитали, наверное, тамошние чиновники, что жилресурсы, которые мы оторвали от себя, от Медвежьего, потрачены впустую. Дескать, кто позволил без разрешения? Но мы сознательно уклонились от всяких согласований. Ведь на это ушли бы недели, а то и месяцы. Так что, по-моему, лучше рискнуть, но сделать нужное дело, чем потом жалеть, да запоздало критиковать вышестоящих бюрократов..."
В этом весь Стрижов. Умный, упрямый, мыслящий по-государственному. Он настоял-таки на поддержке Уренгоя до самого пуска нового месторождения. И только в феврале 1978-го там было образовано самостоятельное объединение Уренгойгаздобыча.
Стоит ли удивляться, что этого независимого, ершистого человека недолюбливали "наверху"? И настал день, когда Стрижова "ушли". Вот как вспоминал об этом Валерий Ремизов, которого тогда назначили в Надым "генералом": "Ситуация была непростая, и тяжело о ней говорить. Стрижов уходил не по своей воле. Он не хотел уходить, был полон сил и энергии, а его - на пенсию. Когда меня назначали, Владислав Владимирович числился в отпуске. Вернулся подавленный, встретился со мной, поговорили мы с ним честно, по-мужски. Он понял, что я его не подсиживал, не рвался на это место....
Провожал Стрижова весь Надым. Любили его, хоть и строг был. На прощание он мне тельняшку подарил, сказал, чтобы стойким был, как морская пехота...."
За те годы, что нес "генеральскую" вахту в Надыме, Ремизов душой прикипел к этому суровому краю, подружился со многими надымчанами. И когда Виктор Степанович Черномырдин позвал в Москву, в Большой Газпром, заартачился. "Из надымской "надкостницы" меня выдернули, как здоровый зуб без наркоза - с болью. Видит Бог, упирался, очень не хотел уезжать, но, значит, доля такая..."
Доля ему, как и Стрижову, досталась нелегкая. После ряда лет успешной работы зампредом правления крупнейшей в мире газовой компании он неожиданно был из-за каких-то закулисных интриг оттеснен со своего поста и переведен директором института ВНИИГаз. Очень переживал, хотя и продолжал работать на новом месте со свойственной ему самоотдачей. Смерть застигла Ремизова в дальней командировке...
Да простят меня ныне здравствующие два надымских "генерала" из той великолепной четверки, которая строила и осваивала северные промыслы, что больше рассказываю об ушедших из жизни. Но ведь и городской бульвар Стрижова, и вот теперь сквер Ремизова назвали в их честь, увы, лишь после кончины.
Леонид Семенович Чугунов (он теперь работает в Москве) и Виктор Иванович Кононов - такие же, в чем-то очень похожие на своих предшественников крепкие хозяйственники. Умные, решительные, интеллигентные, прошедшие суровую жизненную школу и четко понимающие главное: стране нужен газ, но не любой ценой.
Вот мысли на сей счет Чугунова, когда он передавал эстафету своему сменщику: "Полагать, что Ямал мы ухватим запросто, словно жар-птицу за хвост, было бы крайне неосмотрительно. Отсутствие излишней суеты и торопливости в этом вопросе, считаю, только на пользу делу. Что ни говори, а Ямал - это целый комплекс новых задач. Связаны они прежде всего с климатом и геологическим строением полуострова. Последнее особенно резко отличается от того, что было на Медвежьем, Уренгое и даже Ямбурге.
Я вижу Ямал как громадный айсберг. 80 процентов - льдистость. Живой лед, грунта почти нет. Поэтому трудностей, связанных со строительством промыслов, - великое множество. И еще: на Ямале очень ранимая природа, так что тут экологические проблемы возникают. Кроме того, о здоровье газовиков, работающих в экстремальных условиях, постоянно думать приходится. И местному населению помогать чем можем..."
Виктор Кононов, теперешний генеральный директор "Надымгазпрома", с теплотой отзывается о своих предшественниках и считает, что его коллектив, впитав в себя опыт и знания первопроходцев, готов к освоению новых природных кладовых арктического полуострова.
- Знаете, - говорил мне Виктор Иванович, - для газовой промышленности, для нашего города 30 лет - очень значительный срок. Дать стране большой газ - эта цель объединила на нашей северной земле все трудовые коллективы. Многие, кто начинал работать в те, теперь уже, можно сказать, легендарные годы, еще продолжают трудиться у нас в Надыме, в Пангодах. Кто-то уехал на "землю", а кого-то уже нет. Мы всех знаем и помним поименно.
Уже больше десяти лет делаем все, что в наших силах, чтобы, когда поступит команда, осуществить по-стрижовски бросок на север Ямала. "Надымгазпром" практически готов приступить к разработке перспективных Бованенковского и Харасавейского газовых месторождений. Каждый из нас четко и ясно отдает себе отчет, что альтернативы Ямалу сейчас нет и долго еще не будет.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников