06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В СТРАНЕ 600 000 РЕЦИДИВИСТОВ

Кудрикова Валентина
Опубликовано 01:01 20 Сентября 2007г.

Еще лет двадцать назад во времена СССР ситуация выглядела более оптимистично: доля рецидивной

Еще лет двадцать назад во времена СССР ситуация выглядела более оптимистично: доля рецидивной преступности в общем количестве криминала составляла всего лишь четверть. В том числе еще и потому, что едва ли не каждого освободившегося из мест заключения дома встречал местный участковый. И помогал. Кому с жильем, кому с работой. И с проверками на квартиру наведывался регулярно, беседовал о жизни.
В новой России старую систему милицейской профилактики практически сломали, а действенного аналога на смену ей так и не создали.
Социологи рисуют такой портрет среднего рецидивиста: мужчина до 50 лет, квартира и работа отсутствуют. Куда ему податься? У него есть три варианта: либо совершить чудо и исправиться, либо пойти в бомжи, либо снова брать кистень и идти на большую дорогу. Естественно, последние два более доступны. По словам и.о. министра внутренних дел, в прошлом году рабочие места получили 195 тысяч условно осужденных и 138 тысяч освободившихся из мест лишения свободы: "Это менее трети от общего числа нуждающихся".
Оптимизма такое признание не добавляет. Однако не стоит думать, что за освобождающихся зэков болеет лишь МВД. В отличие от Министерства внутренних дел, где система профилактики потерпела фиаско, в Федеральной службе исполнения наказаний про профилактику помнят. Вот что рассказал мне начальник управления социальной, психологической и воспитательной работы ФСИН РФ Виталий Полозюк:
- К жизни на свободе мы должны готовить людей за полгода до освобождения. Но фактически эта работа начинается чуть ли не с первого дня их пребывания в зоне. Потому что органы исполнительной власти, куда мы направляем запросы с просьбой ответить, где могут найти работу и жилье бывшие заключенные, нередко волокитят, а то и вовсе могут не ответить. А за полгода до освобождения кандидаты на волю посещают специальные школы по подготовке к освобождению. Там мы рассказываем, какая ситуация с работой, жильем в регионах, куда они собираются вернуться.
- Сколько человек выходит на волю ежегодно?
- Около 250 тысяч. Среди них есть, конечно, и рецидивисты. Но они ведь тоже люди, и им тоже стараемся помочь. Но рецидивисты - сами люди все-таки особые, да и отношение к ним на свободе тоже особое. Нередко предлагаем им работу слесаря или уборщика территории на первых порах - они отказываются: "Нам нужны более солидные "бабки".
- А уже на свободе кто может помочь бывшим заключенным?
- Мы стараемся делать, что сможем. У нас есть адреса 200 реабилитационных центров, мы связываемся с ними, просим помочь. Но таких центров на всю страну не хватает. Нужно еще как минимум 100. Где-то в думских коридорах сейчас находится законопроект "О социальной помощи людям, освободившимся из мест лишения свободы". Первый его вариант появился еще лет 10 назад, год назад мы приняли участие в его обновлении. Но пока он так и не принят. Хотя для его работы и нужно-то всего 500 миллионов рублей.
- А пока с чем выходят на свободу отсидевшие свое люди?
- В прошлом году правительство приняло специальное постановление, по которому практически каждому освободившемуся выплачивается 720 рублей. На первый случай, на самое необходимое. Плюс еще ему выделяются деньги на бланк паспорта и на фотографию. Может, это не очень и много, но правительство наши проблемы понимает.
К какому же выводу можно прийти, выслушав точки зрения двух ведомств? Догадаться нетрудно: если в зоне хотя бы пытаются помочь осужденным, то на свободе про них с некоторых пор забыли.
ОТ НАРОДНОГО ОБОЗРЕВАТЕЛЯ
Светлана НАЗАРОВА,исполнительный директор филиала ООО "Италинокс Ариэль" в Самаре:
- Приняла бы я на работу судимого, тем более рецидивиста? Разумеется, нет. У нас очень солидное предприятие, в нем работают законопослушные и очень добросовестные люди. Почти все с высшим техническим образованием. Ведь мы занимаемся реализацией высококачественной стали и изделий из нее. В такой работе нужны компетентность, пунктуальность, надежность, чтобы не подвести партнеров. Хотя в истории России немало примеров, когда преступниками люди становились в силу каких-то жизненных или политических обстоятельств. И даже по навету. Среди судимых - выдающиеся инженеры и ученые, достаточно вспомнить Сергея Королева или Дмитрия Лихачева. Так что ответ на вопрос, видимо, не всегда однозначный.
Анастасия КОЛГАНОВА,директор гостинично-делового центра аэропорта "Кольцово" (Екатеринбург)
- Такие лица не пройдут по требованиям авиационной безопасности. Я ни разу не сталкивалась с подобными кандидатами. Наш бизнес подразумевает высокую ответственность. Все, что попадает на борт самолета, тщательно проверяется на безопасность.
Юрий ПОТАПЕНКО,директор некоммерческого партнерства "Бюро по трудоустройству лиц, попавших в экстремальную жизненную ситуацию":
- Я уже семь лет занимаюсь трудоустройством бомжей и судимых - их вообще не берут на работу! А я их понимаю как никто - сам 30 лет отсидел. В областном центре только я один старательно занимаюсь их трудоустройством: в основном на строительные объекты в области - подсобными рабочими. Милиция находит работу единицам, я - сотням. Ко мне из соседних областей приезжают, зайцами на электричках добираются, услышав, что в Екатеринбурге есть "Бюро помощи бомжам". Сейчас у меня трудоустроены две тысячи людей, которых без меня никуда бы не взяли, которые бы так и воровали, так и собирали бы бутылки. Главная сложность в этом деле - где их селить. У меня есть несколько строительных вагончиков: там внутри телевизоры, холодильники - все, как у людей. Но не хватает и такого жилья... Минимальная зарплата у тех, кто обратился ко мне, - от 8 до 15 тысяч рублей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников