08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВИКТОРИЯ ТОКАРЕВА: "НИКОГДА НЕ БЕРУ У ИЗДАТЕЛЕЙ АВАНС"

Заозерская Анжелика
Статья «ВИКТОРИЯ ТОКАРЕВА: "НИКОГДА НЕ БЕРУ У ИЗДАТЕЛЕЙ АВАНС"»
из номера 212 за 20 Ноября 2007г.
Опубликовано 01:01 20 Ноября 2007г.
Сегодня популярная писательница Виктория Токарева отмечает юбилей. Пребывает в отличном настроении, поскольку выглядит и чувствует себя практически молодой женщиной. И работает в молодом темпе - недавно сдала в издательство две новые повести: "Одна из многих" и "Мои враги", в которых обращается к православной идее. К людям верующим писательница себя пока не относит, однако стать в полной мере христианкой Виктория Самойловна очень бы хотела. А пока свой путь к Богу она ищет в великом храме по имени Природа: живет за городом, как сама говорит, среди "сорока сороков" берез и сосен, где есть у нее "своя краюшка неба над головой и письменный стол в уютном доме".

- Виктория Самойловна, ваш талант широко востребован у российской публики...
- Давайте в разговоре обойдемся без громкого слова "талант". А лучше скажем о трудолюбии и честности как пути к успеху. Кстати, талант можно и пропить, как это случилось с Александром Фадеевым. Или продать, как это делала и делает целая армия подающих надежды авторов. Но нельзя ни пропить, ни продать трудолюбие и честность.
Я никогда не ломала себя, не писала того, чего не хотела, не подстраивалась ни под моду, ни под власть. Всегда считала, что мне незачем льстить властям предержащим, это пусть они льстят мне. Конечно, элемент везения в моей творческой судьбе сыграл определенную роль. Можно сказать, что я чудом успела вскочить в последний вагон поезда. Моя первая книга вышла в июле 1964 года, на хвосте "оттепели", тогда как уже в сентябре начался застой. Еще чуть-чуть - и я бы, возможно, до сих пор писала в стол. Ну и, конечно, счастливым билетом оказалась моя встреча с режиссером Георгием Данелией, в результате которой появились фильмы "Мимино", "Джентльмены удачи". Впоследствии я поняла, какая это редкость - настоящий творческий союз между автором сценария и режиссером.
- Неужели кто-то из режиссеров позволил себе небрежно отнестись к вашей прозе?
- Мне категорически не понравился фильм "Шла собака по роялю", который снял по моей повести Владимир Грамматиков. Когда картина вышла на экран, я позвонила режиссеру и прямо сказала, что он испортил мой сценарий. Добавив при этом: "Вот если бы фильм снимал Данелия, то получились бы вторые "Джентльмены удачи". На что Грамматиков вполне серьезно ответил: "Ну и что? Разве загубленный сценарий - это повод портить отношения?" Я опешила от такой наглости и бросила трубку. Но с годами, возвращаясь мысленно к тому разговору, стала все больше понимать Володю: он прав, есть вещь поважнее творческих амбиций - это дружба.
- А как быть с утверждением, что настоящий художник всегда одинок?
- В творчестве - конечно. Ведь когда ты пишешь, в твоем распоряжении только одна голова и пара рук. Я и живу одна, в деревне. Утром просыпаюсь и говорю: "Здравствуй, новый день". А главная радость - мысль, что вот сейчас сяду за письменный стол и погружусь в сочинение. Когда пишу, возникает ощущение сродни наркотическому опьянению, словно пребываешь вне времени, между небом и землей. Пишу каждый день, с одиннадцати утра до двух дня и, как правило, по 20 страниц.
- Прямо как Жорж Санд, у которой, что бы ни происходило в ее жизни, был строго нормированный рабочий день. Кстати, она тоже сочиняла три часа в день, только начиная с 11 вечера...
- Нет, вечерами, где-то между семью и девятью часами, ко мне подкрадывается необъяснимая тоска. И чтобы от нее избавиться, я отправляюсь гулять по своей деревне. Забавно слышать, как местные жители, увидев меня, порой говорят друг другу: "Смотри, вон Дарья Донцова пошла". Но это меня не огорчает, напротив: ведь в их интонации слышатся уважение и доброжелательность. Настроение сразу поднимается.
- Наверное, в эти грустные вечерние часы к вам приходят сюжеты ваших книг, в которых всегда тоже много печали...
- Жизнь по сути своей грустна, даже самая благополучная. Хотя бы потому, что она рано или поздно закончится. Впрочем, я верю в то, что наше существование на земле не кончается со смертью, что уход из жизни - не жирная точка, а всего лишь запятая. Однажды я участвовала в спиритическом сеансе, после которого пришла к убеждению о вечной жизни душ, о существовании высшего разума. Я, например, могла вызвать дух философа Николая Бердяева и других великих людей, услышать их ответы на мои вопросы. Каждый из них говорил что-то совершенно индивидуальное, у меня не возникало и доли сомнений в том, что это не греза.
- Не возникло желания продолжить "общение"?
- Нет, я осознала, что это большой грех - вторгаться в запретные сферы мироздания. Да и на тот единственный в своей жизни сеанс я соблазнилась отчасти из-за любопытства, отчасти из-за огромной любви к Корнею Чуковскому, дух которого тоже вызвала. Тем не менее не жалею о том опыте, потому что меня потрясли ответы Корнея Ивановича. Так, на вопрос: "Кого вы любили больше всего?" - Чуковский ответил: "Себя". Когда я спросила: "А кого, кроме себя?" - сказал: "Муру" (свою дочку, умершую в возрасте 10 лет). Но самое удивительное, что, отвечая на вопрос "А кого вы ненавидели больше всего на свете?", Чуковский назвал опять же себя!
- Знаменитая русская писательница Надежда Тэффи иронично относилась к женскому сочинительству, бывало, даже подписывалась мужским псевдонимом.. А сейчас женщины, пожалуй, обогнали мужчин по активности на писательском поприще...
- Я хорошо отношусь к женщинам-писательницам, более того, дружу с Людмилой Петрушевской и Людмилой Улицкой. Причем наша дружба не столько женская, сколько творческая. А если точнее, то мы постоянно обсуждаем наши сочинения и прямо говорим, что нравится, а что нет. Например, Улицкой я учинила настоящий разнос за ее роман про Шурика. Мне не понравилась жестокость, с которой она обошлась с главным героем в конце произведения. Но я же сама часто советуюсь с Людмилой Улицкой, как мне закончить повесть или рассказ.
- Та же Людмила Петрушевская смело экспериментирует в новых для себя жанрах: пишет стихи в прозе, рисует комиксы и даже делает мультфильмы. Почему вы не решаетесь на подобные опыты?
- Петрушевская постоянно склоняет меня к написанию мемуаров, а я не могу на это решиться. Возможно, меня останавливает то обстоятельство, что при написании мемуаров невольно придется заступать на чужую территорию, затрагивать жизнь и чувства других людей. Когда Чехов написал "Попрыгунью", то Левитан прервал с ним всяческие отношения и не разговаривал до конца жизни. Великий художник обиделся на друга-писателя за то, что тот списал героиню рассказа с его возлюбленной. И хоть Чехов лишь оттолкнулся от образа реальной женщины, значительно изменив его силой своего воображения, но видите, к каким последствиям это привело!.. А что уж говорить про мемуаристику...
Раньше я не боялась рубить правду-матку в глаза, но теперь даже не знаю, хорошо ли это. Ведь у каждого человека своя правда, не так ли? Прихожу к тому, что ломиться к кому-либо со своим мнением, когда об этом тебя никто не просит, есть разновидность хамства наряду с такими грехами, как вранье, болтливость...
- Вам льстит, что ваш внук, носитель громкой кинематографической фамилии, унаследовал вашу профессию, а не своего деда - режиссера Петра Тодоровского?
- Мне льстит, что он, кажется, нашел свое истинное призвание. Если бы я могла вернуться назад и заново выбирать род занятий, то стала бы строителем или архитектором. Эта склонность к строительству (а стройкой своего загородного дома я руководила сама) мне досталась по наследству от бабки Ульяны, которая была кем-то вроде прораба и построила на Украине много хороших домов. Кстати, писатели имеют много общего со строителями. Поэтому писателям никогда нельзя давать денег вперед за будущие книги, иначе, как и рабочие, они начнут торопиться и халтурить. Чтобы не поддаться на соблазн, никогда не беру от издательств авансов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников