03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАПОМНИМ ЧУДНОЕ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 20 Декабря 2001г.
Когда бессменная ведущая "Романсиады" Галина Преображенская вывела на сцену переполненного Колонного зала лауреатов предыдущих четырех соревнований, то из уст петербургской красавицы Ларисы Луста в адрес лауреатов сегодняшних прозвучали простые, но очень подходящие слова: "Ребята, не останавливайтесь на достигнутом!.."

Состоявшийся вслед затем гала-концерт победителей стал своеобразной "чередой вариаций" на тему, заданную Ларисой. Начать с самой "советчицы": она теперь не просто исполнительница, но руководительница Театра романса. То же самое можно сказать про обаятельную Юлию Зиганшину из Казани. Не стояли за эти годы на месте Герман Апайкин, успевший закалить свой дар на нескольких международных состязаниях, Елена Кононенко, выдержавшая конкурс на право выступить в дуэте с самим Хосе Каррерасом и спевшая с великим тенором на сцене Государственного Кремлевского дворца...
На нынешнем концерте многие его участники напомнили самим своим появлением о прошлых звездных мигах нашего романсового конкурса - например, Герман Юкавский из театра Бориса Покровского или студент Московской консерватории Ким Чжон Гу родом из Республики Корея. Год назад Ким вызвал овацию своим исполнением "Ямщик, не гони лошадей". Это, кстати, очень симпатичная сторона "Романсиады": люди разных национальностей проявляют трогательную приверженность русскому романсу в разных его ответвлениях. Вовсе не выглядит натяжкой, когда, скажем, Эльза Тякина из Татарстана поет про "степи молдаванские" и "вольную жизнь цыган" в них, а юный израильтянин Морис Кричевский - про удалого молодца, что "ни со слезой, ни с тоской не знался"... И южнокорейскому баритону Рю Де Хенгу, и китайскому тенору Цао Хуэйжаню (оба - студенты наших консерваторий), и даже явно непрофессиональной певице (но видно, что любительнице страстной) американке Оливии Стоддарт слушатели аплодируют не меньше, чем коренным "русичам".
Обстановка "Романсиады" от "Труда" помогает ребятам "распеться". Так "распелись", от тура к туру преодолевая некоторую скованность, Алексей Сулимов из Уфы, Нугзар Какалия из Сухуми, Юлия Кащеева из Москвы. Это - показатель глубоко коренящегося в их натуре артистизма, который со временем, дай Бог, проявится (при должной самоотдаче) в полную силу. Как проявился он уже у студента ГИТИСа, а вообще-то казахстанца Виталия Гребенникова в исполнении потрясающего романса Вертинского "Я не знаю, зачем". Виталий чем-то напомнил мне другого актера с роскошным баритоном, который теперь - одна из звезд Московской оперетты: это Дмитрий Шумейко, герой нашей "Романсиады-97".
Дима, между прочим, выступил и в нынешнем концерте, своей шквальной эмоциональностью сорвав овацию. Это поистине была одна из кульминаций вечера - наряду, скажем, с пением победительницы соревнования 1998 года, ныне солистки Большого театра Карины Сербиной, призера 1999 года Кирилла Попова из Екатеринбурга (теперь солиста московского театра имени Станиславского и Немировича-Данченко) или глубоким по масштабу чувств выступлением Марии Людько из Вокальной академии Мариинского театра (прошлогодняя первая премия). Пение Маши и некоторых других наших "звездочек" - более чем пение: это рассказ о кульминационных моментах жизни, прожитых в романсовые три минуты.
Откуда эта душевная глубина у совсем молодых людей - таких, как Маша Смирнова из театра имени Наталии Сац, как нижегородский студент Владимир Александрович, как Джамиля Раимбекова из Киргизии? Конечно, первоисточник - природный талант. А еще - бесценный опыт старших коллег. Вот посвятил свой романс одной из самых юных романсисток - прелестной Танечке Фильчаковой из Краснодарского края (которую, кстати, на этот вечер одел сам Слава Зайцев) один из непременных членов жюри Сергей Захаров. Такое исполнение - поистине школа музыкально-драматического искусства.
К счастью, отечественная вокальная культура богата традициями и молодежи есть с кого брать пример. Например, совсем еще "зеленый", но явно одаренный Роман Демидов из Москвы в отдельные моменты до удивления напоминал мне замечательного Александра Ведерникова. Обладательница красивого меццо-сопрано Юлия Кащеева (тоже москвичка) чем-то отдаленно походила на незабвенную Обухову. А один из "сообладателей" первой премии нынешнего года, обаятельный Сергей Лашманов из Дзержинска, хоть и баритон, порой "звучал" совсем как легендарный Георгий Нэлепп - это, мне кажется, воодушевляющая характеристика...
Ну а про другого "первого" - 17-летнего Арсена Согомоняна из Еревана Галина Преображенская даже рискнула сказать: уж не новый ли Лисициан появился на певческом горизонте? Ее слова зал встретил аплодисментами: ведь сам 90-летний патриарх вокала оказался в этот вечер в рядах публики... Галина Сергеевна - опытный человек и редко ошибается в художественных оценках. Вот и другая знаменитость обратила внимание на Арсена: лауреат "Романсиады-97" Николай Басков учредил на нашем конкурсе свой именной приз в тысячу долларов и просил вручить его юному армянскому гостю (сам Николай сейчас на зарубежных гастролях).
Впрочем, совсем избежать ошибок в таком хоть и радостном, но трудном и хлопотном деле, как "Романсиада", кажется, не удалось. Например, общаясь с коллегами - музыкальными критиками, пришедшими на наш финал, не мог не разделить их досаду по поводу того, что высокопрофессиональный артист Анджей Белецкий - ведущий солист оперного театра "Геликон" получил лишь скромный диплом. Недооценили мы, думается, и вокального дара новосибирского баритона Петра Толстенко... К счастью, у газеты "Труд" есть возможность поправить положение: мы, считаю, просто обязаны доброжелательно следить за дальнейшей судьбой всех ребят, доверившихся нам, принявших участие в "Романсиаде", выбравших именно этот конкурс среди множества других.
- Учреждая пять лет назад "Романсиаду", мы, как оказалось, сделали беспроигрышную ставку, - справедливо заметил, обращаясь к конкурсантам и публике, главный редактор газеты "Труд" Александр Потапов. - Мы выбрали жанр, не имеющий равных по укорененности в нашем культурном обиходе, по сочетанию таких качеств, как лирическая исповедальность, благородство, содержательная глубина и в то же время - общедоступность. Но особенно радостно, что не проиграли мы и другую ставку - на молодость: на молодые исполнительские дарования, на живую заинтересованность молодежной части публики. Дело в том, что романс отвечает стремлению молодой души к благородному преображению, к тому, чтобы иногда лицо становилось челом, а глаза - очами, к постижению пронзительной пушкинской культуры светлой печали, культуры отношения к женщине, к женственности - этой, может быть, одной из последних "козырных карт" на руках у человечества... Словом, не грех нынче сказать, что этот молодой конкурс - в некотором роде наш не громкий, не силовой "антитеррор", противовес разлитой вокруг агрессивности. Теперь, когда конкурс сделал пять годичных кругов вокруг "солнца романса", можно признаться: если бы мне вначале предсказали, что он так быстро приживется, станет естественной частью духовно-культурной жизни и не 13 областей, а 13 стран будут представлены в этом творческом состязании, я бы вряд ли поверил, хоть и был, как говорится, у истоков этой идеи. Но хорошо, когда действительность превосходит ожидания.
А затем слово взял ветеран жюри - народный артист СССР Николай Сличенко. Популярный певец и актер был краток:
- Я обращаюсь к Министерству культуры, к телеканалу ТВЦ, к правительству Москвы, конечно же, к газете "Труд": не бросайте начатое! От вас зависит, насколько хорошо будет житься в XXI веке прекрасному жанру романса. А впрочем, чем говорить, давайте-ка лучше я вам спою: "Милые, вы услышьте нас..."
И весь зал подхватил музыкальный призыв знаменитого певца.
Вот, кстати, повод, чтобы высказать слова благодарности нашим зрителям-слушателям. Публика "Романсиады" - особенная. Эти люди умеют прекрасно петь, ибо большинство из них - неплохие знатоки романса. Но любят они не столько себя в романсе, сколько романс в себе. И вот парадоксальное доказательство этой благородной любви: они прекрасно умеют... чутко молчать и слушать, сопереживая. Для сравнения: на днях был я на концерте одного пианиста. Слова дурного не скажу о герое вечера: один из крупнейших музыкантов. Но публика, сбежавшаяся на "модного" гастролера... Кашель и прочие посторонние звуки висели в зале назойливой шумовой завесой.
У нас на романсовых концертах собирается в основном другая аудитория. Это, как правило, отнюдь не нувориши. Зато они знают истинную цену настоящему искусству и труду артиста. Ибо суть люди Культуры. Дай им Бог здоровья: ведь какой же конкурс, какой же романс без благодарного и самоотверженного слушателя, для которого, собственно, мы и затеяли нашу "Романсиаду".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников