05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЭЙФЕЛЕВА БАШНЯ МЕНЯЕТ "КОЖУ"

Прокофьев Вячеслав
Статья «ЭЙФЕЛЕВА БАШНЯ МЕНЯЕТ "КОЖУ"»
из номера 234 за 20 Декабря 2001г.
Опубликовано 01:01 20 Декабря 2001г.
- Какой только она не была. После окончания строительства в 1889 году - красной по-венециански. Затем цвета охры, желтой, желто-коричневой.С 1947-го по 1968-й - опять красной,ну а после и до сих пор покрываем особой нашей фирменной краской - "коричневой эйфелевской", - рассказывает месье Жан-Бернар БРОС, подставляя лицо яркому декабрьскому солнцу и любовно похлопывая по ажурному металлу самой знаменитой в мире башни.

Мы на первом ярусе творения Эйфеля. Вот-вот взмахнут кистями 25 виртуозов-маляров, прошедших специальную альпинистскую подготовку, и начнется очередная кампания по обновлению "старой дамы", как называют башню парижане. У месье Броса знакомство с ней особого рода. Вот уже не один год он - президент "Нового общества по эксплуатации Эйфелевой башни", цель которого обеспечивать бесперебойный прием туристических орд (ежегодно парижскую достопримечательность посещает несколько миллионов человек), а также поддерживать "даму" в пристойном виде.
Хотя компания и имеет в своем названии слово "новая", создана она была давненько - 21 год тому назад и представляет смешанное общество, в котором главная доля принадлежит городским властям. Значит, и доход от нее в основном идет в муниципальную кассу. За вычетом зарплаты 250 служащим компании, счетов за электроэнергию и всяких там налогов в прошлом году казна французской столицы получила от "дамы" чистоганом 32,7 миллиона франков, то есть пять миллионов евро.
Кто бы мог подумать в 1889 году, когда творение Густава Эйфеля взметнулось на берегу Сены, что ему суждено в XX веке стать символом сначала Парижа, а затем и Франции? Противников у необычного сооружения было множество: среди них и Ги де Мопассан, и Александр Дюма-сын, и автор здания Парижской оперы архитектор Шарль Гарнье, которые обзывали башню "скелетом", "никчемной и ужасной каланчой". Но Эйфель был не только гениальным инженером, но и хитроумным бизнесменом, который, заручившись поддержкой влиятельных людей в парижской мэрии, сделал все для того, чтобы его детище, несмотря на постоянные нападки, простояло как можно дольше.
Не секрет, что башня задумывалась как временное сооружение, и рано или поздно ее должны были снести. Однако судьба распорядилась иначе, и в этом немалую роль сыграла... первая мировая война. Дело в том, что на башне были установлены антенны для радиотелефонной связи, с помощью которых не только шли переговоры между фронтом и Парижем, но и осуществлялся перехват сообщений немецкого командования. В 1916 году радисты с эйфелевой верхотуры впервые провели сеанс радиосвязи с Америкой, и до сих пор "головка" башни покрыта частоколом антенн самого разного назначения.
Понятно, что давно уже никто не замахивается на, как восторженно говорил Гоген, "готические кружева из железа". Более того, их всячески холят и лелеят. Отсюда и необходимость в "новой коже".
- Башня - конструкция металлическая. Она состоит из 18 тысяч деталей и двух с половиной миллионов заклепок, - рассказывает месье Брос. - Все это, как известно, подвержено коррозии. Более того, она возвышается на семи ветрах и 24 часа в сутки ощущает на себе погодные и температурные "удары", из-за которых ежегодно лишается двух-двух с половиной тонн краски. Нельзя также сбрасывать со счетов автомобильные выбросы, голубиный помет и так далее. Для того чтобы этому противостоять, надо не только время от времени менять износившиеся элементы конструкции, но и регулярно перекрашивать башню.
Сначала башню чистят. Примерно пять процентов из 200 тысяч квадратных метров ее поверхности, которые особенно разъедены коррозией, шкурят специальными дисками и покрывают двумя слоями антикоррозийки. Остальную поверхность обрабатывают паром под большим давлением. Далее в ход идет масляная краска "коричневая эйфелевская". В этом году она особенная - экологически чистая, то есть без примесей свинца. Всего на новый наряд "пастушки", а башню, когда на Париж наваливается туман, называют и так, на этот раз уйдет 60 тонн краски. Трудиться же малярам-высотникам предстоит 14 месяцев - до февраля 2003 года. Работа у них исключительно ручная, невероятно кропотливая, за которой контроль драконовский, в частности, с помощью телекамер.
В самой же ближайшей перспективе символ Парижа ждут серьезные перемены: новый парижский мэр Бернар Деланоэ решил начать большие раскопки... под башней. По примеру пирамиды в Лувре и здесь должны возникнуть подземные галереи площадью в 20 тысяч квадратных метров, где разместятся удобные кассы, рестораны, магазины, музей для архивов Густава Эйфеля. Экспертиза, проведенная специалистами, показала, что башне эти работы не опасны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников