08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЛОТОК ЧИСТОЙ ВОДЫ

Кобылкина Ирина
Опубликовано 01:01 20 Декабря 2002г.
Более двух миллиардов людей на планете не имеют доступа к нормальной питьевой воде. Около двух миллионов детей ежегодно погибает от связанных с качеством воды инфекционных заболеваний, а в беднейших странах один ребенок из пяти по этой причине умирает, не достигнув пятилетнего возраста... Такие чудовищные факты называли на "Саммите Земли" в Йоханнесбурге. А в недавнем докладе Международного института изучения продовольственной политики в Вашингтоне говорилось, что к 2005 году из-за нехватки пресной воды мир ежегодно будет недосчитывать по меньшей мере 130 млн. тонн продовольствия. В какой степени Россия вовлечена в эти тревожные процессы? Ответить на этот вопрос мы попросили профессора Института глобального климата и экологии РАН доктора географических наук Галину ЧЕРНОГАЕВУ.

- Галина Михайловна, какое загрязнение воды наиболее опасно?
- Микробиологическое. Сколько проблем возникает с одним только Гангом: в священной для индусов реке больные и даже прокаженные моются, стирают одежду, и ее же пьют.
- А как обстоят дела в нашем Отечестве?
- У нас загрязнение другой природы. Москва, например, пьет поверхностную воду, которую мы получаем с сельскохозяйственных территорий. А это пестициды, гербициды, органические удобрения. Особенно такая вода опасна в половодье, и в это время ее наиболее сильно хлорируют.
- Но говорят, что и хлорирование не так уж безвредно для человека.
- Иногда бывает такое сильное загрязнение, что приходится проводить даже вынужденное гиперхлорирование. При этом действительно образуются диоксины - очень токсичные и онкологически не безопасные. Эта вода, конечно, не для питья.
- Какую ответственность за качество очистки стоков несут производственники?
- До 1991 года штрафы за загрязнение воды выставлялись такие копеечные, что их можно было считать формальными. Сейчас соответствующее законодательство у нас сильное, и все огрехи производственников стоят больших денег. За малейшее превышение допустимых концентраций загрязняющих веществ штрафы взлетают в 5, а могут и в 25 раз. В экстремальных ситуациях - вообще закрываем предприятия.
- И тем не менее экологи утверждают, что ежегодно предприятиями в реки сбрасываются сотни миллионов кубометров отравленных стоков...
- С 1991 года объемы производства у нас в стране так сильно сократились, что вред, наносимый природе, по идее должен бы уменьшиться. Однако этого не происходит, и вот почему. Сточные воды мы делим на три основные категории. Условно чистые - которые после производства можно сбрасывать практически без очистки; средней загрязненности - которые нужно почистить слегка; и сильно загрязненные, содержащие огромное количество токсикантов - требующие глубокой очистки. Так вот, сброс условно чистых и средне загрязненных вод мы действительно снизили, а самых грязных продолжаем сбрасывать почти столько же, что и до 91-го года. И все потому, что основные фонды непозволительно изношены: очистные сооружения в основном были построены много лет назад, иной раз в начале прошлого века - к ним и претензии-то уже предъявлять трудно. А денег в очистку вкладываем все меньше и меньше. Правда, на вновь возводимых предприятиях очистные сооружения мощные и очень эффективные, но их так же мало, как и самих новых предприятий. И выравнивания производства и очистки раньше 2010 года ожидать не приходится.
- Как очищаются промышленные стоки?
- Сначала их отстаивают, фильтруют, затем, чтобы избавиться от солей, выпаривают в огромных емкостях или используют специальные коагулянты. Это стоит очень дорого. В конце производится очистка от микробиологического загрязнения. Для этого используют бактерии, "поедающие" инфекцию. Первая такая очистка проходит на предприятиях перед сбросом сточных вод в реки, затем еще раз из водозабора - перед подачей в водопровод. Но проблему качественной очистки сточных промышленных вод можно решить только когда предприятие работает стабильно.
- Это что - сказывается на "здоровье" бактерий?
- Еще как! К сожалению, сейчас экологию часто используют в конъюнктурных целях: чтобы заняться переделом собственности, задавить конкурентов, под видом заботы о природе пытаются закрыть целое производство. Предприятия начинает лихорадить, из-за нехватки денег они то запускают очистные сооружения, то останавливают, в результате полезные бактерии погибают и сами становятся источником вторичного загрязнения. Поэтому я с большой опаской отношусь к деятельности зачастую политизированных "зеленых", которые отодвигают на второй план социальные проблемы.
- Неожиданно это слышать от ученого-эколога.
- Между прочим, как эколог я могу сказать и добрые слова в адрес промышленников. Страна у нас большая, и вода везде разная. Например, в южных районах природные воды обладают избытком солей и щелочности, и от их употребления у населения очень часто случаются почечнокаменные заболевания. В районах же с избыточным увлажнением, наоборот, солей всегда не хватает. И вот тут-то сбрасываемые, к примеру, целлюлозно-бумажными комбинатами сточные воды (я сейчас не говорю обо всем комплексе их вредных стоков!) покрывают этот солевой дефицит.
- Очистка питьевой воды - дело недешевое. Для такого крупного мегаполиса, как Москва, на нее выделяются немалые деньги, а как быть в небольших населенных пунктах?
- Больше 40 процентов жителей России (в том числе и все Подмосковье) пьет воду из подземных источников, которые сами по себе всегда намного чище. Стало быть, и очистка там дешевле.
- Но в Подмосковье иногда люди копают колодцы глубиной до 20 метров, а получают воду, пригодную только для технических целей. Чем это можно объяснить?
- Прежде, чем копать колодец, обязательно нужно обратиться к местным гидрогеологам - только они могут сказать, в каком месте это стоит делать и на сколько надо заглубляться. Но самое главное - только они знают, есть ли поблизости источники загрязнения, о которых люди могут ничего не подозревать.
- А как по сравнению с другими странами специалисты оценивают степень загрязнения воды в России?
- Почти вся Западная Европа давно уже пьет покупную бутилированную воду, потому что их территории загрязнены гораздо больше, чем наши.
- Галина Михайловна, и все-таки, по разным оценкам, в средневодный год запасы местных источников Крыма, например, способны обеспечить потребности населения только на 15-20 процентов... Это ли не кризис?
- Там, где испокон веков воды было мало, проблемы есть, но в наше время они в большей степени объясняются просчетами в управлении водными ресурсами, чем фактической их нехваткой. А ведь это вовсе никакое не ноу-хау. Смогли же люди еще в древности в междуречье между Тигром и Евфратом построить систему орошения и каналов...
Будущее - за рациональным использованием. В Москве, к примеру, на каждого приходится больше 300 литров в сутки, в то время как в засушливых районах идет борьба за 50 литров.
Во всех цивилизованных странах уже стоят счетчики, а как у нас народ принимает душ? Открыл воду - и стоит, пока весь дневной стресс с себя не смоет.
- И как все это связано с предсказываемым дефицитом продовольствия?
- Людям же нужно не только пить, но и есть, а для этого нужно поливать. Поэтому больше всего пресной воды расходуется в сельском хозяйстве, и особенно в засушливых районах. Но воду можно перераспределять, продавать, возить. Правда, пока государствам не до нее - они никак не могут поделить землю.
- Если цивилизованное расходование и перераспределение - не самый быстрый путь к решению проблемы, то что реально может стать альтернативой?
- Самый перспективный и уже проверенный на опыте путь, не связанный ни с политикой, ни с сознательностью населения, - это опреснение морской воды. Во времена Советского Союза у нас на Каспии целый город Шевченко жил на опресненной воде. На ней работала промышленность, били фонтаны, росла зелень, ее пили. Такие разработки есть во множестве стран, а Мировой океан, слава Богу, безбрежен, бездонен.
Кроме того, надо, конечно, беречь от загрязнения нашу самую драгоценную жемчужину - Байкал. Он заключает в себе десятую часть всех пресноводных запасов планеты. Ну а основные запасники - это айсберги, ледники и постоянно лежащие снега. В них сосредоточены две трети пресной воды Земли. Пока мы еще не научились их использовать, но если будем продолжать так интенсивно загрязнять среду, скоро доберемся и до них.
В озере Байкал - 23 тысячи кубических километров воды. Если это 1/10 часть всех запасов, то нетрудно подсчитать, что они составляют примерно 230 тыс. куб. км. Много это для человечества или мало? Ученые-экологи утверждают, что в 1995 году земляне "выпили" 2300 кубических километров пресной воды. Значит, хватить ее должно еще на десяток лет. Но вот незадача - потребление с каждым годом возрастает. На долю земледелия, например, приходится ныне в 5 раз больше воды, чем в начале прошлого века. Промышленность расходует ее в 26 раз, а муниципальные объекты (главным образом городское хозяйство) - в 18 раз больше, чем в XX столетии. С такими темпами чистой водички остается лет на шесть-семь.
Больше всего на земном шаре тратят воды москвичи - по 320 л в день на человека. Американцы и венгры уступают немного, на их граждан в среднем приходится по 300 л, во Франции - по 175 л, в Англии и Латвии - по 170 л, в Австрии - по 165 л, в Литве и Эстонии - по 140 л, а самые экономные из европейцев, естественно, немцы - они тратят до 130 литров.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников