19 октября 2017г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.57   € 67.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТЦЫ И ДЕТИ

Рычкова Ольга
Опубликовано 01:01 20 Декабря 2006г.
Словосочетание, вынесенное в заголовок, означает не только кровное родство людей разных поколений. В качестве отца (или матери) могут выступать даже пространство и время: не зря же говорят: "Родина-мать" или "сын своего века". Да, родители бывают разные. И дети тоже...

ДИТЯ ДВУХ СТОЛЕТИЙ
Обычно художник рассказывает "о времени и о себе" красками и карандашом. Михаил Нестеров (1862-1942) полагал, что запечатлел в картинах свое "праздничное "Я", а для будней подходят словесные мемуары.
Его книга "О пережитом. Воспоминания" охватывает эпоху с 1862 по 1917 год, 55 лет жизни. "Время, прожитое мной, было богато событиями, замечательными людьми. Многих я видел, встречал, знаю лично: Л. Толстой, Тургенев, Островский, Соловьев, Ключевский, Победоносцев, Менделеев, Чехов, Горький, Мусоргский, Чайковский, Рубинштейн, Ермолова, Стрепетова, Шаляпин. Художники: Крамской, Ге, Перов, Верещагин, Репин, Суриков, Васнецов, Левитан, Врубель, Серов и многие другие были моими современниками. Я прожил три царствования. Мое искусство дало мне возможность знать кое-кого из царской фамилии. Я был свидетелем нескольких войн и наконец двух революций".
Отсутствие литературных изысков искупается наблюдательностью и непосредственностью автора. Вот как, например, он описывает визит к великой княгине Елизавете Федоровне: "...мы с женой получили приглашение... послушать у нее сказителей... Их было двое: один молодой, лет двадцати, кудрявый блондин с каким-то фарфоровым, как у куколки, лицом. Другой - сумрачный, широколицый брюнет лет под сорок. Оба были в поддевках, рубахах-косоворотках, высоких сапогах... Начал молодой: нежным, слащавым голосом он декламировал свои стихотворения. Содержания их я не помню, помню лишь, что все - и голос, и манера, и сами стихотворения - показалось мне искусственным. После перерыва стал говорить старший. Его манера была обычной манерой, стилем сказителей... Голос глуховатый, дикция выразительная..." Старшим оказался Николай Клюев, молодым - Сергей Есенин: тогда, в 1916-м, его слава была впереди...
ОТЧИЗНЫ БЛУДНЫЕ СЫНЫ
Не самые верные дети своей матери-родины некоторые персонажи киноведа и переводчика Валерия Головского, с 1981 года живущего в США. Его журналистское расследование "Перебежчики и лицедеи" посвящено "белым пятнам" российско-американских отношений. Уже названия очерков содержат сенсационные вопросы, на которые пытается ответить автор: "Рудольф Нуриев - агент КГБ?", "Аркадий Шевченко: перебежчик поневоле?"... В очерке про знаменитого балетного танцовщика Нуриева, в 1961 году сбежавшего на Запад, рассматривается неожиданная версия: не был ли "блудный советский сын" тайным агентом КГБ? Казалось бы, Нуриева не интересовала политика. Причинами его бегства стали "невозможность в СССР свободно выбирать репертуар по своему вкусу и... невозможность удовлетворять его нестандартный и неукротимый сексуальный аппетит..." Но записка, найденная в 1964 году в тайнике калифорнийской гостиницы, подтолкнула ФБР к расследованию: не причастен ли танцор к шпионажу в пользу СССР? Доказать это не удалось, дело закрыли. Головской исследует различные документы и свидетельства и приходит к выводу: "Вероятность участия Рудольфа Нуриева в шпионской деятельности мала, хотя полностью исключить ее все-таки невозможно".
Среди других героев - личности не менее известные. Зачем режиссер Михаил Калатозов (всемирную славу ему принес фильм "Летят журавли") полтора года провел в Голливуде: перенимал американский опыт или налаживал шпионскую сеть? Ездила ли Мэрилин Монро в СССР, где ее завербовала наша разведка? Правда, что Чарли Чаплин был не только антифашистом, но и "членом компартии и... участвовал в подрывной или шпионской деятельности против американского правительства"?
История полна вопросов, на которые до сих пор нет однозначных ответов. "Подрывник" Чаплин или "разведчица" Монро - это, конечно, миф. Но мифы - тоже часть истории.
С ГНЕВОМ И ПРИСТРАСТИЕМ
Впрочем, иногда недосказанность лучше определенности. Лидия Анискович в предисловии к своей книге "Ариадна и Мур. Путь в никуда", посвященной дочери и сыну Марины Цветаевой, пытается расставить все точки над "i" в отношениях Марины Ивановны и ее дочери Ариадны (Али) Эфрон (1912-1975) и сына Георгия (Мура) Эфрона (1925-1944). "...Марина Ивановна искренне верила, что ее дети не могут не быть гениями... Почему Марина Цветаева так относилась к своим детям, понять сложно. Кто-то ищет причины в ее собственном детстве, кто-то в ее гениальности, кто-то в гордыне и безбожии. Я тоже много думала над этим..." При этом Анискович признает, что "искать, конечно, можно и даже должно, а вот найти... Да и что мы можем найти в бездне чужой души, если в своей собственной разобраться не умеем. Но чужие загадки продолжают манить нас, как манит золотоискателей блеск во время золотой лихорадки".
Несмотря на обилие документальных ссылок, цитат и фотографий, книга, строго говоря, исследованием не является. Скорее, это рассуждение на тему "Что такое хорошо и что такое плохо". К цветаевским детям Анискович относится без особой симпатии и не скрывает этого. Рассказывая о парижском "Союзе возвращения на родину", где Аля "писала, рисовала для возвращенческой прессы" и "приняла активное участие в вербовке русских эмигрантов для отправки в Испанию воевать за счастье испанского народа", автор замечает: "Страшно не то, что Аля благодаря отцу принимала участие в вербовке "пушечного мяса", она многих вещей тогда просто не понимала. Страшно то, что она за всю жизнь, по крайней мере публично, в этом не раскаялась".
Еще нетерпимее Лидия Иосифовна к Муру. Она постоянно подчеркивает его эгоизм, трусость, обжорство, высокомерие, цинизм... Если не хватает фактов, в ход идут домыслы - Анискович то и дело оговаривается: "Конечно, это всего лишь мои предположения", "сдается мне...", "может быть, я несколько утрирую ситуацию..." В самом начале она честно предупреждает: "Я думаю, что моя книга о детях Марины Цветаевой вряд ли придется по вкусу официальному цветаеведению, но меня это нисколько не волнует. Все это, слава Богу, я давно переросла и не имею никакой нужды следовать чьим-то вкусам". Для автора "вся история рождения и жизни Георгия Эфрона - просто сущий клад для рассуждений о нравственности". Хотя рассуждать о нравственности фразами "умудрился обгадить всех, кто ему помогал" или "экая шваль" довольно странно. По крайней мере на книжных страницах, а не в приятельском кругу.
Благодарим за предоставленные книги Торговый дом книги "Москва" (ул. Тверская, 8).


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.