10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

РИМАС ТУМИНАС: ИЛИ ТРОН, ИЛИ СЧАСТЬЕ

Лебедина Любовь
Опубликовано 01:01 21 Января 2000г.
Имя литовского режиссера Римаса Туминаса уже 10 лет фигурирует в российских театральных кругах как эталон смелого художника-экспериментатора. Галине Волчек удалось уговорить режиссера поставить "Марию Стюарт" в "Современнике".

- Римас, это ваша первая постановка в Москве?
- Нет. Вторая. В 1980 году я окончил режиссерский факультет ГИТИСа и поставил в Театре имени К.С. Станиславского (когда там работал Анатолий Васильев) спектакль "Мелодии для Павлина".
- Как вы ощущаете себя в городе своей студенческой юности спустя 20 лет? И почему выбрали для дебюта в "Современнике" "Марию Стюарт" Шиллера?
- Москва очень сильно изменилась за последнее время, и люди в ней тоже. Все заняты своим делом, нет прежней разболтанности, показного братания. По-моему, это очень хорошо.
Лично я в настоящее время, кроме как на репетиции в "Современник", больше никуда не хожу. И мне, и исполнителям приходится психологически перестраиваться. Дело не в том, что кто-то более талантливый, а кто-то менее - у нас очень разный театральный менталитет. Русские артисты привыкли играть все достоверно - литовцы же любят разного рода мистификации.
После недавней постановки "Царя Эдипа" Софокла меня продолжает интересовать тема рока. Она, кстати, есть и у Шиллера. Две королевы - Елизавета и Мария были сиротами, обе они мечтали о большой семье и по-настоящему близких людях. Но судьба все время ставила их перед выбором: или трон, или счастье.
- Насколько мне известно, вы тоже недавно отказались от "трона" художественного руководителя литовского национального театра.
- И убежден, что поступил правильно, так как режиссер должен заниматься творчеством, а не превращаться в вершителя человеческих судеб в театре. Когда я поймал себя на мысли, что начинаю сочувствовать политическим лидерам, в том числе Ельцину и Лукашенко, то окончательно решил - все, с руководством театра надо завязывать. Так и себя можно потерять. Ведь любая власть деформирует человека, искажает его психику, он перестает реагировать на боль других людей. Хотите верьте, хотите нет, но, став свободным художником, я почувствовал себя легко, светло.
- А что вы чувствовали, когда ваш спектакль "Маскарад" на последнем театральном фестивале "Золотая маска" был признан лучшей зарубежной постановкой?
- Радость. Потому что московские зрители, несмотря на всякие там политические разборки между Россией и Прибалтикой, воспринимали спектакль только как художественное явление. Люди уже не путают идеологию с искусством. Более того, и классику воспринимают по-другому, не столь ортодоксально. По крайней мере ни один человек в Москве не сказал мне, что наш "Маскарад" - это "не Лермонтов".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников