06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИСТОРИЯ ПОД КОЛЕСАМИ ЛИМУЗИНОВ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 21 Января 2003г.
Так получилось, что рассказ об этом семействе на русском языке впервые появился в газете "Труд" в 1971 году. Упоминалось в нем и о традиционных немецких промышленных династиях, которые пережили бурные времена, и, казалось, конца им не будет. Но развалилась империя пушечного короля Круппа, растворились в сотнях фирм концерны Флика, Стиннеса и других "капитанов индустрии".

Осталась в Германии лишь одна из могучих семейных династий промышленных магнатов - Квандты. Ее продукция носится по городам и весям всего мира, автомобили с бело-голубой эмблемой БМВ вызывают гордость и зависть. А ведь в середине пятидесятых годов мюнхенская фирма дышала на ладан, и не купи ее Герберт Квандт вопреки воле своего брата Гаральда, с которым не знали до того никаких разногласий в управлении оставшейся после отца, Гюнтера Квандта, индустриальной махиной, - канули бы в Лету и эти машины, как случилось с ДКВ и немалым количеством других немецких автомобилей.
Чем только не занимался Квандт-старший: производил простыни и платки, военное обмундирование, аккумуляторы и сухие батареи, стрелковое оружие, мины, другие боеприпасы, в ходе гитлеровской "ариизации" успел "прихватизировать" немало еврейских предприятий и даже банков.
А начинал "Сарделька" с малого - с отцовской полукустарной химической лаборатории. Прозвище это дала ему вторая супруга Магда, на которой 40-летний вдовец с двумя сыновьями женился, когда златокудрой красавице исполнилось 19 лет. Она еще войдет в историю, но... через спальню Геббельса, став супругой этого министра пропаганды в нацистской Германии и через гитлеровский бункер, в котором в последние дни перед крахом "Третьего рейха" отравилась вместе с мужем и всеми детьми.
Молодая жена стремилась жить в роскоши, супруг, помня отцовское наставление "ты что-то есть, если у тебя что-то есть", и одержимый стремлением создать собственную промышленную империю, непременно брал ее в беспрерывные деловые поездки, требуя записывать в специальную книгу каждый истраченный супругой грош и ставил свою подпись: "Прочитано и одобрено".
Был у Квандта-старшего дар - он раньше других чувствовал, где лежат деньги. В годы гиперинфляции он покупает за бесценок фабрику аккумуляторов Afa, которая сейчас широко известна под именем Varta. В 1923 году, когда Германии было запрещено производство вооружений, он получает под свой контроль "Промышленное предприятие Берлин-Карлсруэ", которое во время первой мировой войны называлось "Немецкий завод по производству вооружений и боеприпасов" и вскоре снова вопреки версальским запретам вернулось к старому имени и к прежней продукции. Гюнтер Квандт чувствовал и знал, что Германии снова потребуется оружие. Ему нужны были кризисы и войны, в экстремальной ситуации он чувствовал себя как рыба в воде.
Напор, беспринципность, пренебрежение чужими интересами вели его к успехам в бизнесе, но те же самые качества в семейной жизни рушили ее устои. Магда не выдержала домашней тирании и решила покинуть мужа, тем более что увлеклась фашистским движением. На одном из партийных сборищ она впервые слышит выступление гауляйтера Берлина Иозефа Геббельса, маленького человечка с "лошадиным копытом" и огромными амбициями. "Магда была потрясена от восторга, - вспоминала позже ее мать. - Дочь, жившая только мыслью оказаться ближе к своему кумиру, попадает в его секретарши". Через несколько месяцев Геббельс напишет в своем дневнике: "Вечером пришла Магда Квандт и оставалась очень долго. Она цветет, моя несравненная белокурая радость. Ты - моя королева? (1)" Цифра "один" в скобке означала, что впервые состоялся секс. Потом были другие записи: "Мне хорошо с ней, она снимает с меня все заботы (6,7)". Под магию уродца, "злого гения", умевшего испепелять своими речами сердца и души слушателей, попадали и самые красивые женщины...
В 1931 году Магда Квандт становится Магдой Геббельс. Свидетелем на бракосочетании был сам Гитлер, который и потом любил заезжать к ним в гости, высоко ценя поварское искусство хозяйки дома. И Гюнтер Квандт много раз встречался с министром пропаганды, решая деловые вопросы и не испытывая ни ревности, ни прочих неудобств - бизнес превыше всего. Нацистский еженедельник "Рейх", перечисляя все заслуги предпринимателя перед руководством фашистской Германии и вермахтом, восклицает: "Квандт по праву является фюрером в военной промышленности!" Его продукция использовалась в самолетах-снарядах "Фау-2", подводных лодках, не говоря об обычном вооружении и практически всех видах боеприпасов.
Шеф неустанно поучал своих подчиненных: "Когда идет война, надо действовать так, как будто бы она никогда не кончится". Для него самого эта формула означала одно - чужая человеческая жизнь стоит не более, даже менее, чем сырье и материалы на производстве. На заводе электробатарей в Хагене в последние годы войны у него трудилось более 1500 насильно угнанных рабочих, в Карлсруэ - свыше 4500, которые, как отмечалось в закрытом документе нацистских властей, "содержались в строгости и порядке".
Историкам университета в Ганновере удалось доказать, что на территории некоторых заводов Квандта располагались концлагеря. Эсэсовские надзиратели травили узников собаками, за малейшее прегрешение "наказывали" электротоком, устраивали публичные казни беглецов. В одном из документов военного министерства отмечено, что "на заводе Afa убыль составляет до 80 человек в месяц" - на смену замученным пригоняли новые жертвы.
Буквально в последние недели войны Квандту удалось уничтожить все следы своих "производственных" концлагерей, и он до самой смерти отрицал их существование. Наоборот, пишет и рассказывает о своих "страданиях" при фашизме и после войны в лагерях для интернированных: даже сидел-де в 1933 году под арестом. Было такое несколько недель за уклонение от уплаты налогов, но много лет сидел в других местах - членом правления 29 крупнейших концернов и банков, включая Немецкий банк, фирму "Даймлер-Бенц", электротехнический гигант АЭГ, страховой монстр "Герлинг". В "Третьем рейхе" не скрывал своих восторгов перед Гитлером, а после войны сокрушенно и лицемерно мотал головой: "Я сам себя упрекаю в том, что несерьезно воспринимал фюрера". И отделался Квандт-старший легким порицанием со стороны западных союзников, через несколько недель после войны его завод Afa уже выпускал продукцию для англичан.
Известный историк Голо Манн справедливо, по крайней мере применительно к немецким условиям, писал: "Война делает сильных еще сильнее, а слабых еще слабее". Немалые долги семейства в рейхсмарках мгновенно исчезли после денежной реформы, а заводы и другая недвижимость осталась, не потеряв своей ценности. Сын Герберт не воевал, просидев дома в надежных укрытиях, а младший Гаральд, ушедший вместе с матерью к Геббельсу, на какое-то время попал под преступную магию нацистов и отправился добровольцем на фронт в авиадесантную дивизию, но, впрочем, вскоре сдался в Северной Африке в плен британцам.
Отец умирает в 1954 году, и братья окончательно берут огромный семейный концерн под свое управление. Младший брат к началу шестидесятых занимает кресла в правлениях и наблюдательных советах 25 ведущих концернов ФРГ. Братьев подобострастно именуют "детьми экономического чуда", но они прежде всего остаются детьми своего отца, унаследовав от него и деловые, и душевные качества, если только у Квандта-старшего была душа.
Германия клянется, что с ее территории никогда не разразится новая война, а Гаральд Квандт, старший лейтенант в запасе, занимается военной частью отцовского наследства. "Немецкий завод вооружений и боеприпасов" в очередной раз меняет название на безобидное "Промышленное предприятие Берлин-Карлсруэ". Семья Квандтов строит в Бад Хомбурге противоатомный бункер, прямо под своей виллой - на всякий случай, и занимается среди прочего военным бизнесом. В 1958 году патентуется мина DM 31, в которой полкило взрывчатки и около ста стальных осколков. При контакте с ней мина подпрыгивает на метр и взрывается. Их находили потом в больших количествах во многих странах африканского континента. В 1996 году сын Герберта, двухметровый белокурый Свен, участвуя в ралли Париж - Дакар, чудом остается в живых, подорвавшись на мине - может, на той самой DM 31, что была сделана в их семейном хозяйстве?
Герберт скончался своей смертью двадцать лет назад, а Гаральд, отставной парашютист, разбился вместе с любовницей и четырьмя друзьями в авиакатастрофе на Лазурном берегу в 1967 году. Его вдова Инге впала в депрессию, выкуривая более пяти пачек сигарет в день, а вскоре принялась и за наркотики. Выйдя вновь замуж за бывшего советника Квандтов, она перед Рождеством в 1978 году вместе с новым мужем покончила жизнь самоубийством...
Личные трагедии в династии Квандтов никак не отразились на бизнесе семейства. О всемирном процветании автомобильного концерна БМВ и говорить не приходится. Ему не дадут погибнуть одни "новые русские", да и у "старых американцев" он в большом уважении. Полтора десятка наследников братьев не бедствуют. Журнал "Менеджер мэгэзин" оценил личное состояние пяти дочерей Гаральда Квандта в 2,5 миллиарда евро. Вдову Герберта, которая работала до замужества у босса секретаршей, можно было бы назвать самой богатой женщиной Германии, если бы не ее дочь Сузанна Клаттен, у которой вместе с братом Штефаном акций БМВ почти на восемь миллиардов евро да еще ценные бумаги фармацевтической фирмы "Атланта", доли в холдинге "Дельтон", который, в частности, контролирует на мировом рынке производство аккумуляторов для мобильных телефонов.
В 1966 году бывший польский узник из концлагеря на заводах Квандта попросил выплатить ему зарплату за годы рабского труда. Ему ответили: "Определенное вознаграждение лицам в лагере выплачивалось". Действительно, платили за каждого узника, но командованию СС. Поляк же не получил ни гроша ни в годы войны, ни после. Когда в ФРГ стали собирать деньги в фонд запоздалых выплат миллионам бывших узников, концерн Квандтов прислал... 5000 марок - это, как определили учредители фонда, минимальный размер компенсации одному узнику.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников