10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПЕСНИ ИЗ МАМИНОГО СУНДУКА

Варфоломеев Пятерим
Опубликовано 01:01 21 Января 2003г.
Зимним холодным бесснежным днем по дороге шла, ложась на ветер, Настенка Кузнецова. Шла она из родной деревни Александровка, которая явила миру Митрофана Пятницкого с его знаменитым крестьянским хором, в поселок Анну. Туда ее позвал еще совсем молодой Костя Массалитинов - музыкант, хормейстер, композитор. Он был влюблен в народную песню и вынашивал идею создать хор.

Работая в областном Доме народного творчества, Массалитинов исколесил всю округу, подолгу задерживаясь в деревнях, славящихся своей высокой певческой культурой, брал на заметку одаренных самодеятельных исполнителей. За каждым открытым талантом видел какой-нибудь поэтический образ. За Настиным голосом и манерой петь всплывали блоковские строчки: "А ты все та же - лес да поле, да плат узорный до бровей... "
Петь Настя начала смолоду. В 12 лет на нее обратила внимание Анастасия Родионовна Лебедева - та самая, что в 1929 году была с группой александровских певиц, приглашенных в Москву художественным руководителем хора имени Пятницкого Петром Казьминым, народным артистом республики и родным племянником Митрофана Пятницкого. Здесь они напели на фонограф 150 воронежских песен, несколько раз выступали с концертами по Всесоюзному радио и в консерватории. Анастасия Родионовна обучала Настю тонкостям певческого искусства. Строго-настрого приказывала наставница своей подопечной: "Холодный квас из погреба не пить, зимой в валенках на босу ногу из сеней на мороз не выскакивать, на сквозняках в жару не сидеть... " И, бредя по полю в надвигающихся сумерках, Настя больше всего опасалась, как бы не пришлось заночевать в попутном стогу, не подхватить ангину.
Первый, кого Настя встретила в Аннинском клубе, была такая же молодая, как она, красивая девушка, бросившаяся ей навстречу, словно родной: "Ты Настя из Александровки? Ну наконец-то: а то Костя тебя здесь заждался."
Звали девушку Машей. Фамилия Мордасова. А в фойе, на лавках вдоль стен, смирно сидели будущие заслуженные и народные артистки - Дуся Осипова, Фрося Пучнина, Саня Распопова, Зина Козлова и другие деревенские девчата, прибывшие кто пешком, кто на попутных из окрестных деревень. Почти у всех на коленях лежали узелки с таким же содержанием, как и тот, что был у Насти: несколько картофелин "в мундире", соль в спичечном коробке да кусок хлеба, испеченный в русской печи.
На дворе стоял суровый 1942 год. Перед народом со всей нетеатральной трагедийностью стоял вопрос: быть России или не быть? И в бой были введены все резервы, включая и такой нежный, как русская народная песня. В те судьбоносные дни управление по делам искусств при Совете Народных Комиссаров Российской Федерации приняло постановление о создании на базе колхозных хоров Чигольского, Воронцовского, Аннинского и Лосевского районов профессионального коллектива.
...И вот снова зима, но уже 2002 года. Ровно шесть десятилетий минуло. Ныне живет Анастасия Михайловна Кузнецова в Воронеже, в скромной квартирке на улице Новосибирской. Разменяла певица девятый десяток, но сохранила молодой свет в глазах и улыбчивость: "Скажете, плоховато обосновалась бывшая солистка академического хора? - спрашивает. - Ошибаетесь: я человек богатый", - и достает старинный альбом со множеством бесценных фотографий, где запечатлены звездные моменты ее сценической биографии. Среди "самых-самых" снимков - те, что были сделаны во время концертов в боевых частях, на импровизированных эстрадах, сооруженных в относительно защищенных от обстрелов лощинах и лесных урочищах: "Встречали везде так, что мороз по коже. Солдаты и плакали, и смеялись, слушая нас", - вспоминает Анастасия Михайловна.
А вот снимок, на нем танк с надписью: "Русская песня". Боевую машину хористы купили на свои сбережения, собрав в общей сложности десять тысяч рублей деньгами и 21170 - облигациями Госзаймов. А еще на одну фотку хозяйка альбома не может взглянуть, не смахнув слезу: "Это мы с Машей Мордасовой на фоне разрушенного родного города". На обратной стороне - надпись, сделанная рукой легендарной частушечницы: "Дорогая Настенька! Помнишь, как мы с тобой выступали в освобожденном Воронеже?.." "Царствие тебе небесное, подружка , - Анастасия Михайловна осеняет фотографию крестом, - сколько раз мы пели с тобою вместе? Один куплет - я, другой - ты. Я, к примеру, начинаю: "Пусть гремит победы песня про великий наш народ". А ты гнешь свою линию, очень приходящуюся по душе молодым солдатам и офицерам: "Вы, ребята, не робейте, нынче девок урожай, кто задумает жениться, к нам в Воронеж приезжай... "
Анастасия Михайловна гордится тем, что в репертуаре хора навечно прописались "Песни маминого сундука", которые она когда-то пела вместе с Костей, такие, как "Сады зелены", "Черемушка"... В общем, на судьбу жаловаться грех: все было у нее - аплодисменты, цветы, поклонники. Искренне радуется артистка тому, что традиции, заложенные Константином Массалитиновым, талантливо и высокопрофессионально продолжает сегодня народный артист России Вячеслав Помельников. В восторге она и от молодых хористок: "Какие голоса! Какие лица, какие по-русски статные фигуры... "
Одно худо: за последние годы Анастасии Михайловне все реже удается послушать хор в его нынешнем составе - в Воронеже (а что уж говорить о сельских районах, где коллектив когда-то был частым и желанным гостем!) выступает лишь по большим праздникам, не вылезая по финансовым соображениям из зарубежных поездок. А на телеэкране, сколько ни нажимай на кнопки переключения каналов, везде картина одна и та же: попса. Махнув безнадежно рукой на телевизор, ставит Михайловна в старую радиолу большую глянцево-черную пластинку и, подпершись рукой, слушает, как молодой, чистый и свежий, словно утренняя роса, голос выводит: "В зеленом саду, ой, да расти... "
Слушает и тихонько подпевает...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников