03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

И КТО ОТВЕТИТ НА ДЕТСКИЕ ВОПРОСЫ?

Всякий раз, когда за океаном случается беда с усыновленным в России ребенком, депутаты Госдумы возмущаются: почему иностранцы берут больше российских сирот, чем наши сограждане? Но кому адресован вопрос: народу или себе? Что сами депутаты предприняли, чтобы детям-сиротам было лучше на Родине? Проще всего пригрозить отменой международного усыновления, что нередко и звучит с парламентской трибуны. Но как быть с растущей массой брошенных детей? Почему-то судьба оставшихся в России сирот меньше волнует депутатов.

Они проголосовали за Федеральный закон N 122 - о перераспределении полномочий между федеральным центром и регионами. Он больше известен как закон о монетизации льгот, но там много подводных камней. Например, государство больше не несет ответственности ни за сирот, ни за беспризорников, ни за детей из малоимущих семей, которым прежде из федеральной казны платилось мизерное пособие. Вся забота об обделенных детях переложена на регионы. Поэтому ни о какой государственной политике в отношении сирот нет речи. 122-м законом федеральный центр сам себя лишил родительских прав.
А в России 760 тысяч сирот и детей, оставшихся без родительского попечения. Это число не уменьшается. Напротив - каждый год пополняется на 120 - 130 тысяч. Что в этой ситуации делать? Специалисты видят выход в деинституционализации. В переводе на нормальный язык это означает создание условий для воспитания и проживания детей вне казенных детдомов и интернатов, по возможности - в семьях. Почему это необходимо? На вопросы "Труда" отвечает доктор психологических наук, проректор столичного гуманитарного института Галина СЕМЬЯ.
- Галина Владимировна, вряд ли есть страны, где нет сирот. Как же там справляются с этой бедой?
- Во-первых, в развитых государствах нет такого количества сирот. У нас, например, в детдомах и интернатах сейчас около 280 тысяч воспитанников - это 1,5 процента всего детского населения России. А в Германии, Англии, США - около 0,6 процента. Почти в 3 раза меньше. И там нет детдомов. По крайней мере в таком виде, как у нас: закрытые учреждения, с большими спальнями на 15 - 20 человек.
- Что страшного в наших детдомах?
- С точки зрения психолога, ребенку в детдоме плохо уже потому, что нет возможности для создания привязанности к взрослому человеку - единственному. За ним ухаживают разные люди: сменные воспитатели, ночные няни. Исследования давно доказали: проживание в учреждении часто приводит к нарушениям в развитии. Как правило, детдомовец не умеет ни дружить, ни любить, а если впоследствии создаст семью - не умеет ее сохранить. Если ребенок до 4-5 лет будет передан на семейное воспитание, эти нарушения можно компенсировать.
- Действительно ли среди выпускников высок процент тех, кто спивается, становится бомжами, много суицидов?..
- На самом деле специальных исследований по выпускникам не проводилось. Но, к сожалению, судьба многих складывается неблагополучно - и это результат воспитания вне семьи. Им все время нужен взрослый, который решит их проблемы. Они готовы довериться любому, кто отнесется к ним со вниманием. Из-за этого нередко попадают в криминальные ситуации, когда, например, у них отбирают квартиры. Они чаще, чем "домашние" дети, становятся жертвами преступлений. Все это - проявление синдрома сироты.
- Вряд ли нужно доказывать, что для ребенка семья - практически любая, если там не пьют, не издеваются над ним, - лучше казенного учреждения. Но насколько реально у нас вывести детей из интернатов и детдомов? Ведь не так много желающих взять ребенка в семью... По статистике, за последний год иностранцы усыновили 9 тысяч российских сирот, а россияне - только 7 тысяч.
- На мой взгляд, сравнивать эти цифры неправомерно. Иностранцы вправе только усыновлять, а россияне использовать и другие формы семейного воспитания, включая опеку, приемную семью, патронат... А таким образом в российские семьи ежегодно передается до 100 тысяч сирот.
Что россияне не хотят брать сирот в семьи - не правда. Было специальное исследование: 2 процента опрошенных сказали, что готовы взять детей на усыновление. Маленькая цифра? Но так ли? По данным переписи, в Москве доля сирот в населении составляет 0,05 процента. Количество сирот и тех, кто хотел бы их взять, близки. Задача лишь в том, чтобы они встретились. Помочь в этом должны органы опеки и попечительства, но они почти не занимаются устройством сирот в семьи. Хлопотно - проще направить в учреждение.
Но даже не это главное. По опросам социологов, причины, по которым многие россияне не решаются брать ребенка, - это низкие доходы населения, жилищные проблемы и отсутствие государственной поддержки.
- То есть, если бы государство назначило усыновителям некую сумму денег - хотя бы половину из того, что тратится на содержание ребенка в детдоме, сирот стало бы меньше?
- Безусловно. Почему россияне предпочитают оформлять ту же опеку над сиротой? Потому что при этом выплачивается пособие - 3 - 4 тысячи рублей, и за ребенком сохраняются некоторые льготы, например на получение муниципального жилья по достижении совершеннолетия. Когда в Калужской области родителям-воспитателям стали платить зарплату и пособие на ребенка (примерно 6,5 тысячи рублей в месяц), сразу появилось 400 приемных семей.
Конечно, для ребенка предпочтительнее усыновление. Но для большинства россиян даже прокормить "лишний рот" - проблема. В отличие от американцев, которые едут сюда за детьми. Они не добрее нас - состоятельнее. Чтобы небогатые россияне активнее усыновляли детей, нужна поддержка государства. В том числе материальная. Назначьте усыновителю пособие - тысяч 10 в месяц - и цифра отечественного усыновления вырастет. Но государство устранилось от решения этой задачи. И делиться с сиротами "нефтяными" деньгами не спешит.
- По признанию министра образования и науки Андрея Фурсенко, за 15 последних лет в стране вдвое увеличилось количество детдомов и вдвое же выросло число сирот. Значит, меры, которые до сих пор предпринимались в стране, неэффективны, а средства на строительство учреждений потрачены впустую?
- Единственный способ сократить армию обездоленных детей - развивать всевозможные формы семейного устройства и выводить сирот из казенных учреждений. Но для этого надо радикально менять работу не только органов опеки и попечительства, но и домов ребенка, интернатов...
Например, в столичных домах ребенка (их 21) сейчас находится 1480 брошенных малышей - самая большая цифра по России. В то же время основная масса усыновителей и опекунов хочет взять именно такого ребенка - до 3 лет. Значит, плохо ведется работа по устройству малышей на семейное воспитание. Хотя в Москве недавно принят закон, где прямо сказано: семейное устройство - это приоритетная форма деятельности всех учреждений, которые занимаются сиротами...
- А что происходит в других регионах после принятия 122-го закона?
- Мы проводили мониторинг по заказу Минобразования. Примерно в 10 процентах регионов положение воспитанников детдомов ухудшилось. Не хватает средств и на всевозможные "детские" выплаты семьям. Но есть и другие примеры. В Белгородской области в конце прошлого года принят замечательный закон: всем, кто берет детей на усыновление, дают квартиры (они уже закуплены) и выплачивают 50 процентов от стоимости содержания ребенка в детдоме. Интересный опыт в Самаре. Калужский губернатор чуть не обязательство взял: к 2010 году избавиться от детдомов. Но это не должно стать самоцелью. Есть дети, которым "противопоказаны" семейные формы. Прежде всего подростки, особенно бродяжки. Есть дети с проблемами в развитии, есть ВИЧ-инфицированные... Но и для них надо создавать условия, приближенные к семейным, как, например, в детской деревне SOS Московской области.
В общем, в регионах уже поняли: любая форма семейного устройства обходится бюджету в 3-4 раза дешевле, чем содержание ребенка в детдоме. Правда, сначала все-таки надо вложить средства на обучение специалистов, на выплаты усыновителям, опекунам, приемным родителям и параллельно содержать детдома.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников