08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ТАЙНА СЧАСТЛИВЫХ БИЛЕТОВ

Мацкявичене Марина
Опубликовано 01:01 21 Марта 2002г.
Загадочные "ЕГЭ" и "ГИФО" по-прежнему будоражат воображение школяров, родителей и учителей. Люди хотят обладать конкретной информацией о грядущих нововведениях. Тем более что через пару месяцев в эксперименте по единому экзамену будут участвовать уже не 5 регионов с 30 тысячами учащихся, как в прошлом году, а 17 субъектов Федерации и соответственно 300 тысяч выпускников. Да еще на днях министр образования Владимир Филиппов своим приказом категорически отменил совмещение выпускных экзаменов со вступительными и объявил, что темы экзаменационных сочинений будут публиковаться в СМИ... Просветить наших читателей, ломающих головы над школьными ребусами последнего времени, мы попросили сопредседателя Российского общественного совета развития образования (РОСРО), ректора Высшей школы экономики Ярослава КУЗЬМИНОВА.

- Ярослав Иванович, первый вопрос - базисный, денежный. Сейчас наша система образования получает из бюджета лишь 30 - 35 процентов необходимых средств. Чтобы поднять ее на достойный уровень, нужно добиться хотя бы 60-процентного финансирования. А для этого, как подсчитали экономисты и как было затем прописано в материалах памятного Госсовета, следует каждый год увеличивать бюджетную поддержку образования примерно на 25 процентов. Скажите, как получилось, что из текста концепции модернизации после окончательного ее утверждения правительством исчезли и пресловутые 25 процентов, и другие важные цифры? Не означает ли это, что сама модернизация под вопросом?
- Нет, не означает. Уже в 1999, 2000 и 2001 годах государство давало образованию эти дополнительные 25 процентов. Надеюсь, в ближайшие два-три года оно продолжит их выделять. У президента и правительства, насколько известно, на сей счет есть четкая ориентация. В том же, что конкретные цифры ушли из текста концепции, я вижу типичное поведение Министерства финансов. Оно осторожничает, не желает лишний раз брать на себя ответственность. Мол, напишем то-то и то-то, а вдруг бюджет лопнет? С кого спросят? Правительство допустило политическую ошибку - не следует бояться публичного провозглашения своих обязательств.
- Но если в казне действительно не окажется денег?
- В таком случае нужно сокращать обязательства. Но вопрос - как? Чем продолжать существующую политику недофинансирования (а это значит - учить технологиям прошлого века и платить нищенскую зарплату учителям) лучше уменьшить общее число "бесплатных" мест в вузах, да и количество самих госвузов, как это сделали в свое время в Китае. Там государственными остались лишь лучшие учебные заведения, да и в них обучение платное, зато профессорская зарплата достигла 1 тысячи долларов в месяц, правительство тратит миллиарды долларов на информатизацию образования. Кстати сказать, доход на душу населения в КНР в пять раз меньше, чем у нас.
Но я считаю, у нас есть шанс избежать сокращения обязательств, оставить образование в России массовым и в основе своей бесплатным для семей студентов. Если Россия будет выдерживать темпы роста ВВП хотя бы 3-4% в год, по расчетам ВШЭ (а именно они лежат в основе решений Госсовета) мы можем наполнить бюджеты вузов, не сокращая числа студентов.
- Сколько же бюджетных денег выделяется на одного студента в России?
- В прошлом году государственные вузы России получили от государства на каждую студенческую душу по 350 долларов. А ведь вузы должны еще и покупать из этих средств приборы, компьютеры и прочее оборудование. Деньги просто ничтожные.
- Государственные именные финансовые обязательства (ГИФО) будут подкрепляться более солидными суммами?
-В 2005 году, когда запланировано завершение эксперимента, средний размер ГИФО и "прикрепленного" к нему финансирования должен достигнуть 600 долларов. Но ГИФО - это финансовое измерение результатов единого экзамена. Допустим, сдавший на "отлично" получит 30 тысяч рублей, "хорошист" - 20 тысяч. Тот, у кого будут не слишком высокие баллы, получит ГИФО в размере 10 тысяч рублей и должен будет софинансировать свое образование. А троечник не получит ничего. Но и у него будет право поступать и учиться за свой счет.
- В одной из наших прошлых бесед вы заметили, что образование - фактор социального выравнивания. Не кажется ли вам, что от введения единого государственного экзамена и именных финансовых обязательств пострадают слабые вузы и дети из слабых школ?
- Слабые школы и вузы пострадают - это вне всякого сомнения. Наша цель в том и состоит, чтобы они пострадали, чтобы чувствовали, что работают плохо. В российском образовании нет сейчас никакого рынка, каждая школа и каждый вуз заранее знают, сколько денег они получат от государства. Поэтому никто не заинтересован повышать качество обучения, никто не борется за учеников или студентов. А вот когда сами люди начнут выбирать, куда с большей пользой нести свои ГИФО, у тех вузов, в которых учебный процесс организован ни шатко ни валко, появится стимул для самосовершенствования. Иначе наступит кризис, педагогический коллектив взбунтуется, снимет ректора, найдет сильного менеджера из своей среды, обновит преподавательский состав и будет работать дальше, если, конечно, найдутся силы. Если сил не хватит - пусть умирает. Почему государство обязано спасать плохое учебное заведение? Мы забываем, что вуз - всего-навсего орган государства, который обеспечивает его обязательства перед гражданами. Заметьте, против рынка в образовании и ГИФО выступают в основном ректоры слабых вузов. Стоит ли обществу на них оглядываться?
- С вузами понятно. С детьми - пока не очень.
- Вы говорите, что пострадают дети из слабых школ. Они сейчас, что ли, не страдают? В нынешней системе, когда плохо учат в школе, ребенок из бедной семьи не может заплатить и попасть даже в платный вуз. На сегодняшний день есть только два вида обучения: платное и бесплатное. Разве при такой градации интересы детей из сельских школ лучше защищены? Хуже. Потому что и в селах живет немало ребят, которые хорошо и старательно учатся, самостоятельно изучают дополнительную литературу. У них есть все основания для поступления. Нет только материальных возможностей доехать до города и заплатить деньги дяденькам с платных курсов. В системе единого государственного экзамена (ЕГЭ) у сельских детей шансы поступить в вуз повышаются на 20 - 30 процентов.
- Уже есть статистика на этот счет?
- Прошлым летом единый экзамен проводился в пяти регионах. В Чувашии и Мордовии число выпускников сельских школ, поступивших после сдачи ЕГЭ в вузы, возросло по сравнению с предыдущим годом на четыре процента (было 37 процентов, стало 41). Другое дело, что ГИФО сами по себе не решают задачу социального перемешивания. Давайте подумаем о социальных доплатах, бюджетных надбавках, скажем, в 5 - 7 тысяч рублей на ГИФО для детей из "тяжелых" регионов. В таком случае отличник получит уже не 30 тысяч рублей, а 37 тысяч, плохой ученик - уже не ноль, а 7 тысяч. Все какое-то преимущество при поступлении. Давайте дадим детям из бедных семей специальные гранты, повышенные стипендии, эти деньги будут складываться с ГИФО и обеспечивать им социальный лифт.
- Существует мнение, что молодые люди, хорошо сдав единый экзамен и получив "увесистые" ГИФО, все устремятся в юридические и экономические вузы. А, к примеру, отечественной промышленности будут в тот момент больше всего нужны инженеры-радиотехники. Как тут быть? Как направить обладателей ГИФО туда, куда важно для государства?
- Нужно создать фонд специальных доплат для стимулирования студентов, выбравших важную для народного хозяйства специальность. Абитуриенты будут знать, что получат к своему ГИФО еще 25 тысяч рублей дополнительно, если пойдут, скажем, в оборонку. Но, главное, никто никого не будет гнать туда насильно.
- Что вы скажете по поводу отмены совмещения выпускных и вступительных экзаменов? В Москве многие школы и вузы работают по такой договорной системе.
- Отменили совмещение экзаменов правильно, потому что оно нарушает Конституцию России. Наш Основной Закон гарантирует равные права на конкурсный доступ к высшему образованию. А старшеклассники "прикрепленных" к тому или иному высшему учебному заведению школ имеют более высокие шансы на поступление в него, чем ребята со стороны. Еще полбеды, если речь идет о региональном вузе, а если это МГУ, МГТУ, которые некогда строили для всей страны? Совмещение экзаменов практиковала и Высшая школа экономики, но я пресек его еще в прошлом году. Принцип должен быть простой: хочешь заниматься базовыми школами - занимайся, но при этом у выпускников при поступлении в данный вуз не должно быть никаких формальных преимуществ.
- А как вам идея публикации тем экзаменационных сочинений в СМИ?
- Мы с Владимиром Михайловичем Филипповым еще год назад говорили о том, что не надо делать никакой тайны из возможных вариантов ЕГЭ. Проще поместить на сайте в Интернете эдак тысяч десять вопросов по всем предметам, примерно двести тем по литературе, пускай школьники упражняются, проверяют себя. А в день экзамена - разыграть все эти варианты на лототроне.
- Высшая школа экономики в прошлом году принимала участие в эксперименте по единому экзамену. Помнится, вы зачислили в студенты по итогам ЕГЭ около 20 молодых людей из Чувашии и Якутии. Не разочаровались в них?
- Нет, все успешно учатся. Мы ведь не занимаемся благотворительностью, отбираем людей с очень высокими баллами. В этом году собираемся принять уже около 200 "егэшников" из разных регионов. Кроме того, в мае проведем всероссийскую олимпиаду, ее победители будут приняты в "Вышку" без экзаменов. Должен заметить, что ребята из провинции дают фору столичным, они умеют лучше сосредоточиться на учебе, может быть, потому что больше поставлено на карту. Кстати, наши выпускники именно из числа провинциалов составляют костяк ведомства Грефа, трудятся в Минфине, других экономических министерствах и быстро делают карьеру...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников