«Транссибирский охватил практически всю планету»

Вадим Репин принимает поздравления от композитора Софии Губайдулиной после премьеры посвященного ему сочинения «Диалог. Я и ты». Фото с сайта Транссибирского Арт-фестиваля

Звездный скрипач Вадим Репин – о крупнейшем фестивале искусств и других своих детищах 


О звездной карьере Вадима Репина можно много рассказывать: играть на скрипке начал в 5 лет, в 11 победил на конкурсе имени Венявского, в 18 – на самом престижном для скрипачей соревновании имени королевы Елизаветы в Брюсселе. Выступал с лучшими оркестрами и дирижерами мира, записал 30 дисков… А можно просто вспомнить: когда 14-летний Вадик, а вместе с ним его ровесники Евгений Кисин и Максим Венгеров выступили в концерте открытия VIII конкурса имени Чайковского, в публике усмехнулись – есть ли смысл проводить конкурс, ведь лучше этих ребят все равно не сыграешь…

Сегодня Вадим – среди ведущих музыкантов планеты. И он – организатор Транссибирского фестиваля, в 2014 году стартовавшего в его родном Новосибирске, а теперь выросшего в крупный международный праздник искусств, охватывающий и европейскую Россию, и Англию с Америкой, и Японию. Но по-прежнему главные события проходят в Сибири. 21 марта музыкальный Транссиб стартует в Новосибирске в шестой раз.

– Вадим, фестиваль – ваша идея?

– Наша общая с Новосибирской филармонией. И очень давняя. Но только когда построили зал имени Арнольда Каца, я понял: вот площадка, куда не стыдно позвать тех, кто сегодня определяет лицо мировой музыки. Мне будет приятно, если вы назовете имя Олега Белого – директора фестиваля, блестящего генератора идей, на котором лежит вся организация.

– Какими фестивальными достижениями особенно гордитесь?

– Трудно сказать. Фестиваль – предмет моих каждодневных забот, где бы я ни находился – на сцене, на репетиции, в самолете… То, что праздник живет уже шестой год – вот, наверное, главное. И не просто живет, а прирастает новыми проектами. Провести фестиваль и один-то раз непросто – а попробуйте повторить его через год, два, пять… И так, чтобы в публике не гас интерес, чтобы она шла и открывала для себя новые горизонты. Например, в этом году мы впервые представляем Юношеский фестивальный оркестр, созданный на базе моей родной Новосибирской консерватории...

– Как реагируют люди уровня Кента Нагано или Шарля Дютуа (дирижеры с мировыми именами – «Труд»), когда вы их приглашаете в Сибирь?

– Это моя первая фестивальная обязанность – просить и убеждать. Но что вдохновляет – буквально все согласившиеся потом изъявляют желание вернуться. Это большой кредит доверия нашему празднику, филармонии… Помню, как Дютуа, впервые в жизни приехав в Сибирь, попросил также отвезти его в Томск, Екатеринбург, был потрясен архитектурой этих городов… Надо ли удивляться тому, что в нынешнем году он снова приезжает – дирижировать концертом закрытия фестиваля 13 апреля.

– Дополняя ваш ответ, могу сам припомнить, как год назад, когда случилась трагедия в Кемерово, великий немецкий певец Томас Квастхофф полностью изменил программу своего концерта, позвал на сцену вас, виолончелиста Александра Бузлова, пианиста Алексея Володина, чтобы вместе почтить память жертв.

– Но это же нормальная человеческая реакция. Будь я сам где-то в гостях и случись там, не дай бог, что-то подобное, поступил бы точно так же.

– А когда вы в Оксфорде или Токио проводите концерт под грифом Транссибирского фестиваля, люди понимают, что имеют дело не просто с замечательным скрипачом Вадимом Репиным, но по сути с громадным континентом музыки, имя которому – Сибирь?

– Это моя цель – чтобы они пришли к такому сознанию. Думаю, лет через 5-10, если дело примет тот масштаб, который я замыслил, так и будет. А в самом Новосибирске я уже вижу большую разницу между первым годом фестиваля и нынешним – по тому, как публика заполняет залы, как она расхватывает билеты на концерты любимых артистов.

– В этом году фестиваль стартует с выступления дирижера Томаса Зандерлинга. Это символично, ведь Томас, немецкий и российский гражданин, родился в 1942 году в Новосибирске, в семье легендарного немецкого дирижера Курта Зандерлинга, нашедшего в нашей стране убежище от нацизма.

– Для меня прежде всего важно, что он своим участием делает фестиваль еще более представительным – собственно, в этом и состоит его прямая обязанность как нынешнего художественного руководителя и главного дирижера Новосибирского симфонического оркестра.

– У вас на фестивале – настоящий парад симфонических оркестров, включая даже Харбинский.

– Мы позвали этот коллектив, чтобы показать, насколько в Китае популярна, я бы даже сказал, находится на пике моды классическая музыка. Там одних только профессионально обучающихся скрипачей 15 миллионов! Когда-то так было у нас – в 70-е, 80-е годы, но сейчас акценты несколько сместились. Мне хотелось этим приглашением напомнить, что классика достойна самого пристального внимания общества. Ну и, конечно, внести свой вклад в укрепление мостов дружбы между нашими народами.   

– Расскажите о фестивальном молодежном оркестре.

– Он как раз сейчас готовится к своему первому публичному выходу – в «Тангейзере» Вагнера. Идея исполнить в концертном варианте замечательную оперу пришла в голову дирижеру Дмитрию Юровскому, и встал вопрос – какой оркестр это сделает. Следующей мыслью было – почему не создать ради этого новый коллектив? Костяк его составили студенты моей родной Новосибирской консерватории. Для работы с ними мы пригласили несколько концертмейстеров из Лондонского симфонического и других ведущих оркестров мира. Например, Антон Бараховский, один из самых авторитетных скрипачей мира, приедет как представитель оркестра Баварского радио. А к следующему фестивалю, надеюсь, молодежный оркестр пополнится и ребятами из других городов и стран. 

Но этим не ограничивается наша поддержка молодых музыкантов. Например, на детских концертах прошлых фестивалей обратила на себя внимание феноменальная юная новосибирская скрипачка Альбина Хайбуллина. Сейчас она уже студентка Эссенской высшей школы музыки, стремительно развивается, мы ей предложили участие во взрослых программах праздника.

– «Па-де-де для пальцев и на пальцах», которое вы придумали и впервые исполнили в Новосибирске вместе с замечательной балериной, примой Большого театра, вашей женой Светланой Захаровой, уже не первый год приводит в восторг публику разных стран. Когда ждать следующего совместного творческого проекта?

– Не хочу вас обманывать – у нас со Светланой настолько напряженные и трудно совместимые графики, что и этот-то проект возник чудом. Но он нам настолько дорог, что мы ни в коем случае не дадим ему пропасть. Более того, от раза к разу он наполняется новой музыкой, новой хореографией, новыми артистическими лицами. В этом году мы его покажем во время «броска» нашего фестиваля на восток, в Токио.

– Какие географические точки вашего фестиваля можно назвать самыми отдаленными?

– Ну, насколько Саппоро в Японии или Долина Напа в Калифорнии могут считаться такими точками… Восток Восточного полушария, запад Западного – смотрите, Транссибирский охватил практически всю планету. А в этом году мы впервые долетим до Заполярья, выступим в Норильске.

– Я тоже из тех, на кого фестиваль произвел сильное впечатление. Особенно поразило, насколько четко у вас все организовано: задолго до старта известны все программы не только в Новосибирске, но и Красноярске, в районных центрах – а это ведь огромная площадь, едва ли не пол-России. У Валерия Гергиева, при всем восхищении масштабом его деятельности, на сайте Пасхального фестиваля – только города и даты…

– Ну, там своя идея – в центре всего лежит импровизация. Гергиев – глыба, равной которой не могу назвать. Не думаю, что у какого-либо еще симфонического коллектива мира – такой гигантский репертуар, как у оркестра Мариинского театра. Когда Валерий Абисалович на сцене, неважно, что он исполняет, это взрывает мозг любой публики, подготовленной или неподготовленной. Он – титан, способный свернуть любые горы.

– В фестивальной программе есть глава с необычным названием – TONALi-тур...

– Это движение, возникшее в Германии, но вскоре распространившееся и на другие страны, в том числе нашу. Молодые немецкие музыканты подумали – как расширить круг людей, причастных к классической музыке? И пошли в обычную, не музыкальную школу, где предложили старшеклассникам самостоятельно организовать концерт классического репертуара. Для чего тем пришлось испытать свои силы в широком круге профессий концертного менеджмента – сформировать программу, предложить свой вариант маркетинга, организовать рекламу, продажу билетов… Больше того, устроили соревнование между несколькими школами – где такой концерт будет лучше организован и пройдет с наибольшим успехом. Ребята, подогреваемые азартом, достигли удивительных результатов! Несколько лет назад этот опыт испытали у себя и россияне – в Новосибирске, Петербурге, Самаре… В прошлом году среди новосибирских школ победил колледж «Горностай», они и получили право представить свой концертный продукт на фестивале. А кто победит в нынешнем году – еще не знаю, это будет решать жюри из представителей новосибирской интеллигенции.

– У вашего «соседа», иркутянина по рождению Дениса Мацуева – тоже музыкантски-балетная семья, его супруга – также прима Большого театра Екатерина Шипулина, и даже дочерей ваших зовут одинаково – обе Ани… Не было идей сделать что-то совместное?

– Мысль прекрасная, но ее еще труднее осуществить, чем наш внутрисемейный дуэт. Однако с Денисом всегда рад играть, ближайшая наша встреча состоится на нейтральной территории – в Швейцарии, на летнем фестивале в городе Вербье. Я бывал и на его фестивале в Иркутске, надеюсь, он когда-нибудь найдет возможность приехать на наш музыкальный праздник.

– Какими талантами удивляет 8-летняя Аня Репина?

– Делает фантастические успехи в художественной гимнастике, я даже не могу понять, как все эти движения согласуются с законами физики. Уже принесла домой первую золотую медаль. Притом она совершенно нормальный ребенок, с невероятным чувством юмора. Все новое схватывает на лету, это какие-то совершенно другие скорости, по сравнению с тем, как развивались мы в ее возрасте.

– Где она учится? Википедия пишет, что вы живете в Швейцарии и Италии.

– Вообще-то мы живем в Москве, и дочка, конечно, учится здесь.

– Как вам удается выглядеть на 10-15 лет моложе вашего возраста?

– Спорт. Самый разнообразный – играю в хоккей, катаюсь на лыжах, могу просто пробежаться по улицам города, если погода хорошая. Ну и, конечно, присутствие музы, вдохновение и море любви. 




Большинство жителей Екатеринбурга поддержали перенос места возведения храма, выяснил ВЦИОМ.