08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕС - ПОЛЮС ХОЛОДА

Бухарова Роза
Опубликовано 01:01 21 Апреля 2004г.
Почему у разногласий между Евросоюзом и Россией такой "дурной характер"? Вот уже более года отношения между ними пузырятся и бурлят раздорами. Спорных тем хватает. Это транзит через Литву для российских граждан. Распространение Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между ЕС и Россией на новых членов союза. Отказ России ратифицировать Киотский протокол. Отказ Евросоюза всерьез принимать жалобы России на дискриминацию русскоязычных нацменьшинств в Эстонии и Латвии. Критика России за неспособность или нежелание быть вполне "демократичной". Можно продолжить.

Все это заметно отличается от тех выражений, которые были в ходу в 1999 году: "Европейский союз приветствует возвращение России на ее законное место в европейской семье народов - в русле дружбы, сотрудничества, честного учета интересов и на основе разделяемых всеми ценностей, воплотившихся в общем наследии европейской цивилизации". Это звучало в то время, когда Ельцин председательствовал при финансовом опустошении нарождавшегося среднего класса. Когда на памяти была первая чеченская война. Когда происходило разграбление природных ресурсов по одиозной схеме: кредиты в обмен на акции. Когда поощрялись сепаратистские тенденции 89 субъектов Российской Федерации. Когда рушилась экономика и приходила в упадок система здравоохранения. Когда коррупция стала основой взаимоотношений между гражданами и государством. Когда был расстрелян парламент. И много что еще.
У Евросоюза неизбежно будут разногласия с Россией (и наоборот), как и с другими странами - от Америки до Зимбабве. Однако язык раздоров, употребляемый ими, явно не пропорционален масштабу и значимости проблем. Почему? Есть несколько ответов на этот вопрос. Возьму только один аспект, который не всегда замечают обозреватели и аналитики - разный образ мышления. Это зримо проявляется в трех областях: во взглядах на окружающий мир, в переговорном стиле и в потенциале административных органов управления. В каждом случае Евросоюз и Россия как бы размещены на разных полюсах.
Начну с того, что в отличие от опыта государств ЕС российская история учит тому, что жизнь - это "игра с нулевой суммой" - на каждого победителя приходится по проигравшему. Потому, когда Евросоюз, руководствуясь установкой "все в итоге должны выиграть", говорит о вещах, которые для него самоочевидны (а именно - Россия получит выгоду от расширения ЕС), с российской стороны начинают первым делом искать скрытые ловушки. А поскольку таковые всегда есть и русские в конце концов их обнаруживают, то затем они перестают доверять европейцам за то, что те, мол, их сознательно обманули.
Европейцы же воспринимают эти "ловушки", обозначенные русскими, как предмет для переговоров. О них надлежит договориться, прежде чем все вместе начнут получать выгоду. Однако, для тех русских, - а они совсем не малочисленны - которые склонны сводить свою жизнь к обязательному раскрытию заговоров, обнаруженные ими "ловушки" воспринимаются как главная и истинная цель их партнеров.
Проблема взаимного недопонимания усугубляется еще двумя особенностями национального поведения россиян - традиционное предпочтение конфронтационного стиля на переговорах и привычка откладывать решение многотрудных проблем на последний момент. Это фундаментальным образом отличается от переговорной манеры, принятой нынче в Евросоюзе и которой учатся вступающие в него страны-новички. Переговорный стиль ЕС основан на посылке: при разработке сложных проблем нужно видеть долгосрочную перспективу и вести переговоры в духе "даю, чтобы ты дал".
Наконец, существует разительный контраст между тем, как функционируют управленческие структуры. В Евросоюзе весьма часто государственные служащие предлагают руководству собственные идеи и объясняют им, какие преимущества имеет альтернативное решение той или иной проблемы. В российским ведомствах в общем и целом инициатива проявляется тогда, когда есть прямое указание министра или одного из его замов. Этим соблюдается традиция как царской, так и советской эпохи, когда импульсы шли сверху вниз в условиях строгой иерархической системы. И поэтому административный потенциал государственной службы в России ниже, чем у западных аналогов.
Один из крупных менеджеров Международного валютного фонда, проработавший в Москве с 1997 по 2002 год, приводил такой пример: "Это была формальная структура в составе правительства, которая не принимала никаких решений". По его мнению, только одними этими обстоятельствами, возможно, и тормозился процесс реформ.
Эти основополагающие различия в образе мышления, в переговорном стиле и административном ресурсе делают столь трудной задачу разрешить разногласия между Россией и ЕС. Отсюда ничего удивительного в том, что по малозначимым вопросам у двух сторон возникают взаимное непонимание и разочарование друг в друге. Все это достойно сожаления. Это помеха делу. И в наших взаимоотношениях - совершенно излишне.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников