05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ФРАНЦУЗЫ ВЫБИРАЮТ. А МЫ?

Ахромова Мария
Опубликовано 01:01 21 Апреля 2007г.
Завтра в первом туре президентских выборов французам из 16 кандидатов предстоит выбрать двух. Тех, кто спустя две недели схлестнется в решающем поединке за Елисейский дворец. Если верить многочисленным опросам общественного мнения, это будут Сеголен Руаяль и Николя Саркози. Дама выдвинута социалистами, а суперэнергичный экс-министр внутренних дел и сын венгерского эмигранта - умеренно правой партией "Союз за народное движение", объединяющей наследников генерала де Голля.

Было бы явным преувеличением утверждать, что между Сеголен и Николя - пропасть во взглядах на то, как быть и развиваться Франции. Социалистка отнюдь не собирается устраивать в стране революцию, национализировать банки или набрасывать удавку на крупный бизнес. В свою очередь "ставленник капитала" уважительно относится к обширным социальным благам, которые сделали Францию, как точно и с некоторой иронией заметил писатель Анатолий Гладилин, "социалистической республикой". И действительно: медицина здесь бесплатна практически для всех, к тому же высокого уровня; дотаций и пособий для безработных, малоимущих - целая батарея, а минимальной зарплате могли бы позавидовать многие - 1260 евро.
И тем не менее нельзя не согласиться с Николя Саркози, когда на днях, характеризуя предвыборную схватку между ним и Руаяль, он назвал ее не политической, а идеологической. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно хотя бы бегло взглянуть на их программы.
К примеру, что предлагает миловидная шатенка Сеголен в экономической и социальной областях? Повысить пенсии, поднять упомянутую минимальную зарплату, ниже которой по закону ни один предприниматель не имеет права платить, а иначе - под суд, до 1500 евро. Для сотен тысяч молодых ребят, которые не могут найти первую работу, устроить так называемые места-трамплины, когда государство будет брать на себя связанные с этим всячески финансовые гарантии. В плане налогообложения - отказ от снижения фискального пресса на крупные компании, но одновременно поощрение мелкого и среднего бизнеса на предприятиях, где заняты 10 и менее человек, Сеголен предлагает создать дополнительно еще одно рабочее место, которое в течение года будет оплачиваться из госбюджета.
Совершенно иной коленкор у Саркози. Его концепция либерального толка нацелена на то, чтобы продолжить снижение налогов. Если он станет президентом, то введет так называемый фискальный щит, при котором богатые налогоплательщики не будут платить налогов больше, чем 50 процентов от их доходов. Для России, где единый потолок для всех (бедных и состоятельных) - 13 процентов, это может показаться фантастикой, но в настоящее время при существующей прогрессивной шкале налогообложения многим супербогатым французам приходится отдавать в казну свыше 70 процентов своего дохода. Он также в целях облегчения госбюджета выступает за то, чтобы ввести практику, при которой французам пришлось бы платить минимальные, но тем не менее вполне реальные деньги за медицинские консультации, что социалистами рассматривается как замах на святая святых - систему бесплатного здравоохранения.
Или возьмем другую область, более чем болезненную, - иммиграционную. В то время как Сеголен Руаяль, исходя из вековых принципов, в соответствии с которыми Франция, "родина униженных и обездоленных", подумывает о предоставлении прав на жительство всем иммигрантам, которые находятся в стране 10 и более лет, Николя Саркози - сторонник закручивания гаек. Он за избирательную иммиграцию, что, во-первых, означает ужесточение условий легализации иностранцев, тем или иным образом оказавшихся во Франции, и предлагает вернуться к так называемой "рабочей иммиграции", когда допуск в страну будут иметь лишь те, в чьих рабочих руках она нуждается, и на определенное контрактом время. Таким образом, Саркози хотел бы положить конец введенной еще при Валери Жискар д'Эстене практике, когда иностранцы, в основном из Африки, имели возможность воссоединяться с семьями, то есть перетаскивать в страну своих часто многочисленных родственников.
Подобные различия в программах - не в мелочах, а принципиальные - прослеживаются и во многом другом, будь то вопросы борьбы с преступностью, безработица или проблемы национальной идентичности.
Конечно, пессимисты могут сказать: мало ли что Руаяль и Саркози заявляют сегодня! Потом, когда отшумят предвыборные баталии, обещания, как это бывает, забудутся, и все вернется на круги своя. Вряд ли... Пример тому - последний президентский мандат Жака Ширака. Да, не все им обещанное было реализовано в полном объеме. Так, объявленное в 2002 году снижение налогов не достигло 30 процентов, а всего лишь 20. Но ведь уменьшилась же смертность на дорогах, что было одним из важных пунктов его программы. Пять лет назад ежегодно в ДТП во Франции гибли восемь тысяч человек, а сейчас почти в два раза меньше. Обещал поставить во главу угла борьбу с онкологическими заболеваниями и все эти годы держал этот вопрос под контролем. В результате была создана общенациональная структура, которая, получив серьезные инвестиции, объединила всю антираковую цепочку - от научных исследований до всеобщего доступа к дорогостоящему лечению и профилактике заболевания.
Так что французам послезавтра, а затем и 6 мая предстоит поломать голову. И дело тут не только в личностных качествах кандидатов, в их харизме - им определять, какой быть стране, куда ей идти в предстоящие пять лет. Каждый выбирает себе президента, примиряя его к своей насущной жизни, планам, кошельку. И это действительно выбор.
ТЕМ ВРЕМЕНЕМ
Согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), проведенному 14 - 15 апреля в 46 регионах России (опрошено 1600 человек), наибольшей популярностью среди отечественных политиков пользуются Владимир Путин (51%), Дмитрий Медведев (19%), Сергей Иванов (18%) и Сергей Шойгу (13%).
Александр РАР, немецкий политолог, эксперт по России - о партиях и личностях
- Выборы и избирательные кампании отличаются в России и на Западе. У вас пресса в принципе всегда выступает в пользу кандидата от власти. У оппозиционных кандидатов и движений нет равных шансов представлять свои идеи на широкой публике.
Отличается менталитет российского и постсоветского избирателя. После потрясений 90-х годов большинство избирателей боятся перемен, реформ, радикальных изменений в своей жизни и боятся, что смена власти приведет к худшему, а не к лучшему. Такие понятия, как свобода, рынок, либеральные идеи, вызывают ассоциацию с разграблением страны и с политической анархией. Поэтому инстинктивно люди готовы голосовать за того, кто находится уже у власти. Это первое.
Во-вторых, нет реальной судебной власти, которая могла бы быть посредником между исполнительной и законодательной ветвями, когда возникают спорные вопросы. В-третьих, на Западе создана прозрачная система финансирования партий, в первую очередь из государственного бюджета, а у вас существуют еще и скрытые денежные вливания в пользу политиков и партий.
В-четвертых, на Западе кандидат от оппозиции известен за год, а то и два года до выборов: например, в Германии, кандидат от социал-демократов, который будет бороться за пост канцлера против госпожи Меркель, будет выдвинут не позже лета 2008 года, то есть за год до выборов. В России даже за полгода, по всей видимости, не будет известно имя кандидата на пост президента, на которого будет ставить правящая партия и Кремль.
На Западе у партий есть программы, за которые и голосует избиратель. Поэтому столь важно, кто возглавляет партийный список. Харизматичный Герхард Шредер проиграл на выборах менее яркой Ангеле Меркель, хотя по всем опросам его считали симпатичнее. Но германский народ предпочел политический курс ХДС и отверг идеи социал-демократической партии.
В России создается двухпартийная система власти. Пока она создается искусственно, под диктовку Кремля, но со временем она приобретет независимую структуру в центре и на местах. "Единая Россия" будет представлять консервативные силы, а "Справедливая Россия" - более левый электорат. Но пока в России после долгого правления КПСС партиям не доверяют. Люди предпочитают голосовать за личности. Для истинной демократии личностный фактор в борьбе за власть - не идеальный. Очень важно, чтобы электорат голосовал за идеи, а не за персоналии.
Михаил Веллер, писатель - о свинке морской и обычной
- Конкуренция на уровне политических идей, наблюдающаяся сейчас во Франции в преддверии выборов, у нас сегодня в принципе невозможна. Потому что сейчас идет закручивание гаек. С самого начала второго срока Путина у нас появилось слово "преемник", которое предполагает сохранение у власти той же группировки независимо от того, займет ли президентское кресло Иванов, Медведев или снова Путин.
Фактически все возможности свободного, неподотчетного, не контролируемого волеизъявления социально активными группами населения блокированы. Власть застраховала себя от поползновений на свои полномочия. А как только появляется независящий от нее, самостоятельный кандидат на тот или иной пост, он устраняется вместе со всем своим движением сторонников. В общем, как морская свинка отличается от обычной свинки, так наша "суверенная демократия" отличается от просто демократии.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников