19 октября 2017г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
5
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 57.57   € 67.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Расстрелянные Тицианы

Я. С. Пайн. Натюрморт. 1918. Фрагмент. Иллюстрации предоставлены устроителями выставки
Елена Широян
Опубликовано 00:18 21 Апреля 2017г.

Авангард из региональных музеев вновь покоряет столицу


С главным юбилеем-2017 совпала выставка «До востребования» — показ русского авангарда в Еврейском музее и центре толерантности. В здание Бахметьевского гаража — творение зодчего Мельникова — привезли коллекцию картин и рисунков из 17 музеев глубинки. География нынешних «портов приписки» артефактов обширна: от Архангельска до Краснодара, от Смоленска до Омска... Многие музеи страны почти сто лет хранят произведения авангардистов — знаменитых, вроде Василия Кандинского или Павла Филонова, и почти никому не известных. Немало работ долго числились под грифом «н.х.» — работа неизвестного художника.

Недавно ряд холстов обрел авторство в итоге масштабного издательского проекта «Энциклопедия русского авангарда». Результат колоссального труда — не только трехтомник, но и выставочная серия «До востребования. Коллекции русского авангарда из региональных музеев». Первая часть была показана год назад, охватив начало ХХ века и 1910-е годы. Теперь в том же зале Еврейского музея собраны работы, созданные после 1917 года. Тогда искусство авангарда, по сути своей революционное, пережило стремительный подъем, на краткое время стало орудием и посланием новой власти, утвердилось в художественных вузах как ведущее направление. Однако недолгий взлет сменился длительным периодом гонений и забвения. Вновь показывать это искусство в СССР начали только в 1980-е годы, поначалу осторожно, и лишь на рубеже 1980-х-90-х страну буквально потряс цикл ретроспективных выставок мастеров авангарда — Малевича, Розановой, Татлина, Шагала...

Заслуга куратора проекта «До востребования» искусствоведа Андрея Сарабьянова — в том, что авангард больше не кажется уделом гениев-одиночек. Напротив, выясняется: движение охватило сотни художников в разных городах, дало несколько самостоятельных школ. Широко известна школа Казимира Малевича, выросшая из кружка его последователей в Витебске «Уновис» (Утвердители нового искусства) и перенесенная в Петроград. В этом разделе выставки лидируют Илья Чашник с редким «Супрематическим этюдом» и Лазарь Лисицкий, но заметны и другие фамилии: Векслер, Санников. Зачастую найденный в глубинке холст остается единственной работой, дошедшей к нам от того или иного художника.

С Малевичем и его младшими коллегами связан раздел «Беспредметность», где висят две композиции Павла Мансурова, в России редкие: художник в 1925 году эмигрировал во Францию. В маэстрии словно соревнуются Любовь Попова и Александр Веснин (все знают его как архитектора, строителя Днепрогэса), малоизвестные Ольга Дейнеко или Давид Загоскин — и прославленный Александр Родченко.

Именно Родченко вместе с Кандинским были застрельщиками почина, в силу которого произведения авангардистов оказались разосланы в сорок городов России, имевших художественные училища. Там предполагалось создать музеи новаторского искусства, а образцы для обучения художников на подлинниках — присылать из столиц. Среди хитов выставки — «Линии на зеленом» Родченко (1919). В Вятский художественный музей холст попал из рук самого автора в 1921 году, когда в Вятской области устроили выставку-передвижку разных стилей, от реализма до авангарда. Картины авангарда организаторы приехали просить в Москву, в Музейное бюро, открытое в 1918-м. Работавшие там Кандинский и Родченко дали по шесть своих произведений. Выставка доехала до крошечного Яранска, где, как и в Вятке, навсегда остались несколько работ двух великих живописцев.

Вплоть до 1921 года Музейное бюро распределяло артефакты по всей стране. Когда же в 30-х авангард стал неугоден, эти произведения убрали с глаз долой. Кое-где даже отдавались приказы их уничтожить, хотя такое случалось редко. Известно, что ряд картин сожгли в Хабаровске, но в большинстве музеев их прятали, держа крамолу в секрете.

Ефрем Давидович. Автопортрет. 1928 г.

Меньше, чем о школе Малевича или группе конструктивистов, знают о круге Михаила Матюшина, а он в экспозиции представлен отлично — и скульптурной работой самого мастера, приверженца природных форм, из корней дерева, найденных на побережье Финского залива, и картинами учеников, входивших в группу «Зорвед». Куратор объяснил принцип, по которому сгруппированы картины: важны не персоналии или места хранения, а стилевые направления и жанры. Можно сравнить конструктивизм и супрематизм, беспредметные композиции и натюрморты, проследить развитие портрета и пейзажа, параллельно любуясь тончайшими работами Аристарха Лентулова или Павла Кузнецова. Правда, это имена довольно громкие, а на выставке немало и «тихих», но за ними не редко — большой дар и драматическая участь.

Так, уникальна работа Ивана Пуни из музея Краснодара: вскоре после ее создания в 1919-м автор ушел из Петрограда по льду Финского залива и осел во Франции. Нестандартна биография картины «Наш дом в разрезе», которую написали вместе ленинградки Алиса Порет и Татьяна Глебова. Большой холст, на котором среди прочих соседей изображена великая пианистка Мария Юдина, был разрезан на несколько частей, и позже эти фрагменты заново соединили уже в Ярославском музее. И то до сих пор не все куски найдены, тайна и интрига сохраняются.

Трагическая судьба выпала выпускнику Вхутемаса (нынешняя Строгановка) Роману Семашкевичу, чью картину нашли в Чебоксарах. Талант его едва успел развиться: в 1930-е годы художник погиб в ГУЛАГе. Исчезли его работы, конфискованные при аресте, лишь полтора десятка картин сохранила вдова. Но и это много по сравнению, например, с наследием Ефрема Давидовича, тоже сгинувшего в лагерях. Уцелело совсем мало его работ, в их числе — автопортрет из Астраханской картинной галереи. А ведь педагоги прочили ему славу Тициана...

Невосполнимой утратой для русского искусства стала и гибель Александра Древина, расстрелянного в 1938-м. Выставка не ставит акцента на наследии замечательного живописца, не получило развития и открытое им направление — он остался легендой, хотя мог бы стать главой целой школы. Здесь повествование словно запинается, но вскоре вновь набирает темп: драматичны и судьбы многих ровесников Древина, уцелевших в эпоху тирании, а в экспозиции оказавшихся его соседями, как Роберт Фальк.

Смысл выставки подчеркнут ее дизайном. Шпалерная развеска, когда картины размещены почти сплошным ковром, применена и теперь, как год назад. Но если тогда стены зала были светлыми, отражая задорный, хулиганский дух авангарда, то теперь они черные. Каждый экспонат подсвечен лампой с белым абажуром. Издалека кажется, будто в изголовье зажжена свеча...

Сегодня искусство авангарда включено в постоянную экспозицию в музеях областных центров — таких, как Екатеринбург или Самара. Но далеко не везде эти произведения экспонируются в полном объеме. Показ в столице стал для многих работ премьерой, обретением «права голоса», признанием таланта автора. Нередко — художника, долго ждавшего своего часа, как письмо до востребования.


Loading...

Почему лидер Каталонии отложил провозглашение независимости от Испании?
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.